Попробуем разобраться, почему звание «Банкир года» по версии АРБ получил глава Россельхозбанка Дмитрий Патрушев, а не глава ВЭБа Владимир Дмитриев, не экс-владелец «Уралсиба» Николай Цветков и не сбежавший в Монако Георгий Беджанов из Внешпромбанка.

Ассоциация российских банков (АРБ) присудила звание «Банкир года – 2015» главе Россельхозбанка Дмитрию Патрушеву. Мотивация награждения патриотична: «Несмотря на сложные макроэкономические условия и введенные в отношении банка санкции со стороны США, Европы и других государств, в 2015 году банк существенно расширил финансовую поддержку сельского хозяйства, продемонстрировав прирост кредитного портфеля и объема выдач новых кредитов на уровне, опережающем среднерыночные показатели».

Патрушев-младший – не только банкир года, но и «банкир от бога». Второй год подряд его банк показывает феноменальные убытки. За 2014 год убытки РСХБ по МСФО составили 47,9 млрд рублей, за девять месяцев 2015 года – 67,9 млрд рублей. При этом банк уже давно превратился в бездонную бочку для денег государства. Каждый год правительство РФ аккуратно отстегивает своему детищу очередной транш помощи. Так, в марте 2015 года оно сделало взнос в капитал РСХБ в размере 10 млрд рублей. При этом доля кредитов аграрному сектору в кредитном портфеле банка снизилась за 2014 год с 65% до 59%.

Остается загадкой, почему банкиром года стал Патрушев, а не глава ВЭБа Владимир Дмитриев, ведь санкции ввели и против этого банка, а убытки по МСФО у ВЭБа существенно больше: за 2014 год – 249,7 млрд рублей, за девять месяцев 2015-го – 133 млрд.

Институты развития – ВЭБ, РСХБ, «Роснано» – превратились в «черные дыры» для государственных денег.

Незаслуженно обошли вниманием и другого феноменального банкира: адепт секты «Сан Лайт» Николай Цветков тихо «слил» «Уралсиб», 4 декабря банк был отправлен на санацию. АСВ на спасение «Уралсиба» выделяет 14 млрд рублей на шесть лет и еще 67 млрд рублей на десять лет. А Цветков ни при чем, к нему у государства претензий нет. Вот что мантры чудотворящие делают!

Есть и еще один достойный претендент на звание банкира года – владелец Внешпромбанка, «дыра» в капитале которого оценивается в 200 млрд рублей. А это, согласитесь, вполне серьезная заявка на успех. Но кто же этот владелец? Может, Георгий Беджанов? Но он в бегах – в Монако, однако. Замечательную премию получить не может по уважительной причине.

Почему же при стольких достойных конкурентах банкиром года стал именно Патрушев? «А ларчик просто открывался»: оказывается, РСХБ – генеральный спонсор мероприятия, на котором вручалась Национальная банковская премия. Интересно, в какую сумму убыточному РСХБ обошлась эта благотворительность?

По такой логике звание «Врач года» можно присудить и прославившемуся на всю страну убийством пациента Илье Зелетдинову из Белгорода.

Впрочем, скоро банкиром года каждый год будет один и тот же человек. По той простой причине, что и банк в России будет только один.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции