Прочитав два свежих законопроекта, поступивших в Госдуму и касающихся деятельности коллекторских агентств в России, Банки.ру пришел к выводу, что теперь логично ожидать появления третьего законопроекта: «О праве граждан не платить по долгам». Тем более что государству все сложнее платить по своим.

17 февраля 2016 года от Р. Х. в Госдуму почти одновременно поступили сразу два законопроекта на такую душещипательную, коктейли-с-зажигательной-смесью-бросательную и пикеты-возле-офисов-банков-проводительную тему, как отношения банков с частными кредиторами в России.

Первый законопроект, «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату долгов» (о коллекторах), непосредственно регулирует работу коллекторов в России. Причем его авторами выступили лично спикеры обеих палат Федерального собрания — председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко и председатель Госдумы Сергей Нарышкин. Поскольку до этого в Госдуме уже были три варианта законопроекта о коллекторах, новый принципиально отличается от них именно авторством. Ясно, что два спикера палат парламента не будут подписываться в качестве авторов под законопроектом, который отклонят парламентарии. Их подписи — гарантия того, что закон примут примерно в таком виде, в каком он внесен, причем достаточно быстро. Тем более что сама Валентина Матвиенко ранее предлагала вообще приостановить деятельность коллекторов в стране до принятия соответствующего закона об их работе. И теперь сама «устраняет проблему».

У второго законопроекта, поправок в закон «О потребительском кредите», более скромный по степени политического влияния автор – законодательное собрание Пензенской области. Шансы на принятие этого закона существенно меньше. Хотя смысл данного юридического сочинения совпадает с трендом эпохи: если страна не в состоянии помочь своим гражданам зарабатывать деньги, надо хотя бы помочь не отдавать долги.

Два этих законопроекта хорошо читать именно друг за другом – они создают целостную картину отношения власти к противоречиям в паре «заемщик – кредитор».

В законе о коллекторах есть много вполне разумных и здравых идей.

Во-первых, правила общения с должниками распространяются на банки, микрофинансовые организации и коллекторские агентства. Логично: было бы странно, чтобы с банками заемщики и коллекторы общались по одним правилам, а с МФО (у которых заемщики в целом гораздо беднее и с куда большими шансами не вернуть долг) — по другим.

Во-вторых, уставный капитал коллекторского агентства должен составлять не менее 10 млн рублей. Тоже логично: не хватало нам еще левых контор по выбиванию долгов из населения, которые будут использовать любые методы, лишь бы уцелеть, из-за собственной бедности. При этом все коллекторы должны состоять в реестре, который будет вести уполномоченный правительством орган. Здесь также нет ничего «криминального» – если уж регулировать деятельность коллекторских агентств, должен быть какой-то регулировщик.

В самих правилах общения с должниками тоже есть положения, которые не вызовут возражений у любого относительно нормального человека: не допускается применение физической силы, угрозы ее применения, причинение вреда здоровью, повреждение имущества, психологическое давление (тут, правда, немного расплывчатая формулировка, которая может трактоваться очень широко), введение в заблуждение. Кроме того, законопроект запрещает взаимодействие коллекторов с несовершеннолетними и недееспособными гражданами. Сотрудникам коллекторских агентств также запрещается использовать устройства, скрывающие номер звонящего и адрес электронной почты. Правильно: если ты узнал телефон должника без его ведома, пусть и он знает настоящие координаты представителя кредитора. Дуэль так дуэль.

Запрещается общение с 20:00 до 9:00 в выходные дни, с 22:00 до 8:00 в будние дни. Действительно, на ночь глядя лучше человеку про долги не напоминать. Тем более что в доме могут быть маленькие дети, которые рано ложатся спать (хотя современные маленькие дети часто ложатся спать позже родителей).

Дальше начинается зона менее однозначных положений. Личные встречи – не чаще одного раза в неделю. (Это еще куда ни шло, хотя, если исполнять эту часть закона буквально, представьте себе 52 встречи заемщика с коллектором за год – мало не покажется.) Звонки – не чаще двух раз в неделю. (На самом деле это очень часто: вы со многими друзьями и подругами разговариваете по телефону гораздо реже.)

Законопроект Матвиенко – Нарышкина предлагает запретить заниматься коллекторской деятельностью сотрудникам, имеющим судимость за преступления в сфере экономики и общественной безопасности. В России чаще всего главные экономические преступники как раз рулят крупнейшими компаниями, при этом за экономические преступления сажают порой не просто «стрелочников», а вообще невинных людей. А за нарушение общественной безопасности у нас все чаще задерживают мирных участников уличных акций. Так что ограничивать их право работать коллекторами (если они сами захотят) вряд ли разумно. А вот с судимостью за разбой и бандитизм точно лучше на такую работу не брать.

Но наша давняя национальная кулинарная традиция добавлять ложку дегтя в бочку меда – «для вкусу» – неистребима. По закону Матвиенко – Нарышкина, должник в любой момент имеет право отказаться от общения с коллектором или определить своего представителя. Это уже выглядит форменным самодурством. Разумеется, если должник хочет оказаться в суде, можно прекращать общаться с коллектором или переключать его на тещу в качестве представителя. Просто довольно дико требовать корректности и соблюдения правил от коллектора и давать право должникам в любой момент прекращать с ним диалог. Если вас не спутали с кем-то другим и у вас действительно есть денежный долг перед банком или МФО, все-таки первопричина всех ваших проникновенных бесед с коллектором – вы, а не он.

Пензенские законодатели пошли еще дальше. В своем законопроекте они и вовсе запретили кредитным организациям переуступать долги без письменного согласия должников кому бы то ни было, кроме других кредитных организаций. То есть банк может продать ваш долг только другому банку, да и то если вы согласны и подтвердили это письменно. Коллекторские агентства, которые кредитными организациями не являются, в таком случае запрещаются как класс.

Если совместить право граждан отказываться от разговора с коллекторами в одном законопроекте и запрет на существование коллекторов в другом, получается вполне целостная картина. Банки в таком случае будут не просто еще сильнее ужесточать выдачу кредитов, но и – не имея возможности переуступить проблемные долги – гораздо более жестко выбивать задолженность из действующих заемщиков, не исполняющих свои обязательства. Создадут внутренние коллекторские службы (те, кто их не имеет). Эти службы даже можно не называть коллекторами и тем самым вывести из-под регулирования.

Но главная проблема в том, что в борьбе с криминальными способами взыскания долга по кредитам государство балансирует на грани поощрения другого криминального действия — отказа платить по долгам и договариваться с кредитором.

Отсюда недалеко и до предоставления гражданам официального права в некоторых случаях (а такие случаи в кризис возникают сплошь и рядом) не отдавать кредиты. Уже сейчас, по опросам социологов, треть россиян полагает возможным вообще не расплачиваться по кредиту в случае возникновения сложной жизненной ситуации.

Возможно, заемщикам такая щедрость государства придется по душе. Но наше государство – мы же знаем, «не первый год замужем» – найдет, где отыграться. Вот, например, свежие данные Росстата: общий размер задолженности по зарплате перед российскими гражданами (без учета предприятий малого бизнеса) в январе по отношению к декабрю 2015 года вырос на 21,3% и достиг 4,33 млрд рублей.

Причем проблема с доходами населения усугубляется с каждым днем. В 2015 году впервые с 1998-го россияне потратили больше, чем заработали. Так что возможностей платить по кредитам у многих граждан в ближайшем будущем точно не прибавится. В такой ситуации надо быть очень осторожными и не пытаться на уровне закона однозначно подыгрывать заемщикам.

Если заемщикам разрешат не возвращать долги и даже не говорить на эту тему с представителями кредитора, почему работодатели обязаны платить зарплаты? Им ведь тоже трудно, у них ведь тоже кризис. А еще иногда чертовски хочется постоять под стрелой башенного крана. Потоптать газон. Перейти дорогу на красный свет. И бежать, бежать, бежать по ступеням эскалатора, не держась за поручень…