Наличие банков, специализирующихся на обслуживании элит, – показатель доверия элит к государству. В России этот сегмент рынка находится в зачаточном состоянии. Однако в криминальном банковском обслуживании элит Россия впереди планеты всей.

1% населения мира владеет половиной мирового богатства. Высокая концентрация богатства привела к появлению банков, специализирующихся на обслуживании богатых. Впервые такие банки появились в конце XVII – начале XVIII века в Швейцарии и Англии. В настоящее время private banking развился в гигантскую индустрию, под управлением которой находятся триллионы долларов.

В России концентрация богатства еще выше – 1% россиян владеет 70,3% богатства страны. Однако в России private banking остается экзотикой и по сей день. Пока даже нет достойного перевода терминов private bank и private banking на русский язык. Эти термины «переводят» как «прайвет банк» и «прайвет банкинг». Можно встретить «банки для состоятельных людей». Перевод «частный банк» некорректен, для русского уха он имеет скорее юридический смысл – как противопоставление государственному или публичному.

В России действует только один банк, позиционирующий себя как private bank, – это М2М Прайвет Банк. Несколько банков оказывают услуги private banking – в их числе Сбербанк, ВТБ, «Уралсиб» и др. Можно констатировать, что этот сегмент рынка в России находится в зачаточном состоянии. Разумеется, речь не идет о российских «дочках» иностранных банков, оказывающих услуги для состоятельных россиян. Однако злые языки утверждают, что один крупный швейцарский банк был вынужден открыть, по существу, не нужный ему и затратный дочерний банк в России исключительно из-за требований регулятора.

Почему же private banking не спешит развиваться в России, как это произошло, например, с розничным банкингом? Причины понятны – богатые россияне предпочитают держать деньги за рубежом. Те же смельчаки, которые доверяют свои состояния российским банкам, часто становятся жертвами массовых отзывов лицензий. Вспомним казусы с VIP-вкладчиками «Моего Банка», Мастер-Банка, «Траста», Внешпромбанка и т. п. Страны с высоким уровнем оттока капитала, такие как Россия, генерируют основной приток клиентов в private banks Швейцарии, Англии и других развитых стран. В рамках разворота на Восток усилился приток состоятельных российских клиентов в банки Сингапура и Гонконга. Из тех же краев деньги в Россию пока не ринулись бурным потоком...

Преимущественно private banking по-русски сводится к приглашению клиента в отдельный закуток в банковском офисе, где толстосуму могут предложить обслуживание почти без очереди, чашечку чая и повышенные проценты по депозиту. На самом же деле private banking по отношению к розничному сектору – небо и земля. Основа private banking — не депозиты, а управление активами. А консьерж-сервис может включать в себя помощь по покупке недвижимости, самолета или яхты, организацию обучения детей за рубежом и т. д. Ожидать таких услуг от российских банков было бы весьма опрометчиво. Однако есть весьма специфическое направление, в котором российский private banking впереди планеты всей. Чем сильнее репрессии против капитала и чем жестче ограничения на трансграничные движения капитала, тем выше спрос на услуги private banking, связанные с отмыванием капитала и перемещением его за рубеж. И тем креативнее методы осуществления криминальных финансовых операций.

Например, широко известна «молдавская схема», когда нелегальный транзит капитала из России осуществлялся по фиктивным приказам молдавских приставов на основе решений коррумпированных молдавских судей. В рамках этой схемы были нелегально выведены около 20 млрд долларов. Столь же мощный криминальный «private banking» существовал, пожалуй, только в Латинской Америке, где, в частности, банки Панамы и Эквадора обеспечивали трафик наркодолларов.

Есть еще один эффект, который оказывают репрессии против капитала. Еще недавно непотопляемым офшором российской экономики был Кипр. Но из-за кризиса 2012–2013 годов он дал течь. Теперь private banking, ориентированный на российский капитал, активно развивается в странах Прибалтики, в первую очередь в Латвии. Отжим «Башнефти» у Владимира Евтушенкова и нынешняя попытка отжима «Домодедово» у Дмитрия Каменщика не вдохновляют на финансовый патриотизм. А «ночь длинных ковшей» наглядно продемонстрировала вопиющее неуважение к частной собственности. Национализация элит все как-то не задается.

Наличие развитого private banking в стране – показатель доверия элит к государству. Недаром же безродные космополиты говорят: «Ubi bene, ibi patria».

Колонка написана при участии банкира из Швейцарии, работающего в private bank, который предпочел сохранить анонимность.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции