Нумерация банковских счетов, принятая в России, излишне сложна и неудобна. Почему бы ее не упростить, а заодно сделать номера счетов переносимыми из банка в банк — как телефонные?

Недавно пришлось открыть новый счет в банке и, соответственно, разослать его реквизиты «заинтересованным сторонам». В очередной раз удивился, насколько бессмысленно-сложный вид они имеют. Номер счета, полное имя владельца, название банка, БИК, корсчет. Хорошо еще, что не надо указывать номер лицензии банка и паспортные данные получателя при каждом переводе. При этом часть параметров счета дублируются, а часть просто лишняя.

Зачем писать имя, отчество и фамилию получателя, если сам номер счета уникален и не может принадлежать никому другому? Зачем указывать полное наименование банка, если его БИК опять же уникален и однозначно определяет кредитную организацию? Создается впечатление, что эту систему придумали какие-то сумасшедшие фанаты нумерологии, а номера счетов используются в их зловещих ритуалах.

Понятно, что любой более-менее приличный банк автоматически заполняет часть реквизитов при проведении операции через Интернет. Это снижает вероятность ошибки. Но тогда тем более непонятно, зачем все это нужно. Банковские реквизиты физического лица в той же Чехии намного проще: десять цифр номера счета, дробь и четыре цифры номера банка. Это все, что надо знать, чтобы перевести деньги человеку, — ни имени, ни названия банка, ни «корреспондентского счета», ни прочих подробностей не требуется. В принципе, свой номер счета можно даже запомнить, если потренироваться, что совершенно невозможно в случае российских номеров.

Наверняка многие пользовались сервисами перевода денег с карты на карту, где тоже достаточно знать только номер карты получателя. Значит, можно обойтись без всего этого массива данных из десятков цифр, имени-отчества и официального названия банка, которое не всегда и знаешь?

В современном мире идентификатор — вообще штука весьма условная. Внутри той или иной системы он может быть любым, в том числе сложным, составным, многоуровневым, имеющим специальную структуру, подходящую, например, для статистического учета. Но «наружу» для удобства пользователя выдается достаточно простой и легко запоминаемый вариант. Главное, чтобы существовала база связей между «простыми» и «сложными» идентификаторами.

Классический пример такого соединения простоты и сложности — интернет-адрес. В реальности он состоит из цифр и точек, но чтобы легче было запомнить, его «привязывают» к псевдониму в виде понятных слов (например, banki.ru), а информация о соответствующих связанных парах хранится в специальных базах данных. Номер банковской карточки — из той же серии: переводы совершаются, конечно, не «на карту», а на счет, привязанный к карте, со всеми этими именами, БИКами и пр. Номер карты — всего лишь относительно простой идентификатор этого счета.

Соответственно, если захотеть упростить жизнь клиентам банков, нет необходимости полностью менять систему нумерации счетов — понятно, что это создало бы много проблем и банкам, и клиентам, и ЦБ. Достаточно придумать простую форму уникального идентификатора счета и связать ее с реальным номером в единой базе. Простой идентификатор может быть вообще любым, незачем делать его, например, строго цифровым. Аналогия — те же веб-адреса или адреса электронной почты. «Переведи мне 1 000 рублей на счет васяпупкин81» — чем плохо?

Более того, подобная система позволяет добавить еще одну степень свободы пользователя: переносимость счетов из банка в банк без изменения номеров (точнее, идентификаторов). Если Вася Пупкин решит сменить банк, он просто по определенной процедуре привяжет свой идентификатор васяпупкин81 к другому «настоящему» номеру счета. Для тех, кто платит ему зарплату, ничего не изменится, но деньги будут приходить уже в другой банк.

Вопрос переносимости номеров банковских счетов — по аналогии с телефонными — уже обсуждается в некоторых странах. Такая программа вовсю разрабатывается в Индии, плотно рассматривается в Соединенном Королевстве и Австралии. Британский финансовый регулятор FCA в марте 2015 года выпустил доклад, позитивно оценивающий перспективы введения «переносимых номеров». Сейчас регуляторы и банки рассматривают две основные модели такой системы: полную перестройку всей нумерации счетов и создание «надстройки» типа той, что я описал выше. Первый вариант признается слишком дорогим и сложным, особенно для небольших банков. Зато второй вполне реален и технически, и финансово.

Наверное, на фоне отзывов лицензий банков и общего экономического кризиса рассуждать о такой мелочи, как удобство пользования счетами для клиента, слишком оптимистично, а с чьей-то точки зрения и цинично — мол, не до жиру. Но, с другой стороны, если не смотреть на пару шагов вперед и не готовиться к более светлому будущему, оно никогда и не наступит.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции