На этой неделе мы узнали две вещи о председателе правления Сбербанка России Германе Грефе. Во-первых, он не хочет возвращаться в правительство. Во-вторых, он хочет правительство радикально реформировать. И это не взаимоисключающие желания, как может показаться на первый взгляд.

«Я, наверно, подвергался критике больше, чем любой другой чиновник, когда я был в правительстве (ну, это Герман Оскарович просто про Чубайса забыл. — Прим. ред.), и я не хотел бы пройти через все это снова. Я пообещал инвесторам, что я не оставлю Сбербанк, пока мы довольны его модернизацией и эффективностью... Потом я хочу уйти в бизнес», — сказал Герман Греф в интервью журналу Institutional investor. (Тут, конечно, дотошный читатель может прикопаться к словам: это что же получается, сам Греф не считает Сбербанк бизнесом, если после работы в главном банке страны собирается «уйти в бизнес»? Но не стоит придираться: конечно, никакая системообразующая государственная компания в России не является чистым бизнесом. Впрочем, не только в России.)

Практически одновременно с этими откровениями главы Сбербанка о своем будущем газета «Ведомости» сообщила о подготовленной Грефом совместно с чиновниками и так называемым «открытым правительством» (его когда-то придумали по американскому образцу в бытность президентом Дмитрия Медведева) презентации реформы госуправления в России.

О том, что государство у нас управляется неправильно, Греф публично заговорил еще весной прошлого года. (Некоторые экономисты, отдельные политики, а также рядовые обыватели, не утратившие способности анализировать реальность вроде динамики курса рубля, личных доходов, ассортимента и цен в магазинах, количества пустующих рекламных щитов на автотрассах, догадывались о чем-то подобном и раньше.) Причем Греф не просто заговорил, но еще и представил президенту доклад о реформе госуправления. Тогда глава Сбербанка предложил президенту создать некий центр реформ вне правительства — при самом президенте.

Прошел год. Теперь вместе с группой товарищей из правительства глава Сбербанка подготовил более развернутые предложения по изменению системы госуправления. Конечно, речь идет не о политических реформах или смене курса (не рубля). А о том, как эффективнее управлять именно экономикой. Главная идея, которую продвигают глава Сбербанка и его соавторы, — перейти от ручного управления к проектному. Сейчас цель разных лоббистов — пробиться к президенту, добиться положительной резолюции и поручения правительству. Без поручения первого лица госмашина с места не трогается. Греф со товарищи хотят сделать так, чтобы правительство не ждало поручений президента, а работало после одобрения конкретных наиболее значимых для государства проектов неким проектным офисом, который будет создан внутри или при участии аппарата правительства. Причем этот офис должен не только одобрить проект, но и, видимо, как-то следить за его исполнением.

Пока это выглядит примерно столь же эффектно, как если бы Белый дом правительства перекрасили в зеленые корпоративные цвета Сбербанка. Нет, разницу люди, конечно, увидят: белый фасад и зеленый фасад — это фасады разного цвета. Но речь-то идет о том, что творится за фасадом. Понятно, что без визы президента не будет создан тот самый проектный центр при правительстве, который каким-то чудесным образом должен преобразить нашу экономику. Но, главное, без президента — это признают сами авторы презентации — не начнутся и сами структурные реформы в экономике, о которых имеющий уши да слышит уже второе десятилетие. В итоге ничего, по существу, не меняется: все будут ждать указаний и резолюций одного человека, а потом с разной степенью честности, эффективности, адекватности и активности исполнять высочайшие распоряжения.

О том, как это работает, есть хорошая история из уже достаточно давних времен. Но совершенно точно не утратившая актуальности в наши дни. В 2007 году президент Путин приехал с визитом на Камчатку, чтобы проверить, как исполняются его поручения. И говорит: я, мол, три года назад поручил построить газопровод, чтобы газифицировать Петропавловск-Камчатский. Построен ли он? Выясняется, что строить даже не начинали. Почему же вы даже не начинали строить, спрашивает президент. А один из чиновников простодушно (тогда времена были менее суровые, чем сейчас) отвечает: «Мы думали, что вы, Владимир Владимирович, к нам больше не приедете».

Вот, собственно, и вся нехитрая российская модель госуправления экономикой. А на вопрос, почему Греф не хочет возвращаться в правительство, за него отчасти ответил давний соратник Германа Оскаровича по работе в Кабинете министров, бывший вице-премьер Алексей Кудрин. Выступая на ежегодном Пенсионном конгрессе в Москве 17 марта, он сообщил, что ситуация с бюджетом России намного хуже, чем сообщают власти, — каждый четвертый рубль государственных расходов не обеспечен живыми деньгами. «Дефицит бюджета у нас планировался 3%. Фактически ситуация хуже намного. Дефицит бюджета в этом году без дополнительной индексации будет выше 5%, может быть, 5,5% ВВП», — сказал Кудрин (цитата по ТАСС).

Расчетная величина ВВП, указанная в законе о бюджете, на которую ссылается экс-глава Минфина, — 78 трлн 673 млрд рублей. Дефицит, по его оценке, составляет 4,327 трлн рублей. Запланированный на 2016 год объем расходов федерального бюджета — 16,089 трлн рублей. Таким образом, из расчетов Кудрина следует, что реальными налоговыми поступлениями обеспечено лишь 74% трат государства. Каждый четвертый рубль расходов не подкреплен живыми деньгами.

Так что вряд ли Герман Греф не хочет возвращаться в правительство, потому что боится критики. К критике он как раз относится вполне конструктивно. Просто едва ли человеку, имеющему относительно высокую степень самостоятельности, руководя крупнейшим банком страны, хочется работать в правительстве, которому приходится в пожарном режиме затыкать дыры, часто образующиеся совершенно в других местах и совсем не по вине Кабмина. Да еще и в условиях нарастающей острой нехватки денег, чего не случалось в бытность Грефа министром экономического развития. У Сбербанка хоть есть какая-никакая прибыль, а правительство все последние годы просто шарит по дну вместе с экономикой и рассказывает нам сказки о невероятных успехах импортозамещения или пользе санкций.

Тоска зеленая. Хотя дом по-прежнему Белый...