История с возможностью выхода Великобритании из Евросоюза, поутихшая после того, как были определены сроки референдума, начала разгораться с новой силой. К чему может привести расставание Великобритании с ЕС и повлияет ли оно на рубль?

К 20-м числам марта почти все общественные организации в стране высказали свои прогнозы относительно последствий выхода из состава Единой Европы, и все они негативные. Ситуация дополнительно обостряется выборами, на которых преимущество консерваторов уже не столь очевидно, как прежде, а лейбористы еще в 2001 году зарекомендовали себя как отчаянные реформаторы. Текущие результаты опросов пока не в пользу сохранения членства Великобритании в ЕС, и динамика негативна – сторонников Евросоюза уже 47%.

История «выхода» Великобритании из ЕС насчитывает не один год – пробный шар появился еще в начале 2011 года, но тогда от идеи провести референдум решили отказаться. Макроэкономическая конъюнктура была лучше, чем сейчас, страна показывала неплохие темпы восстановления (одной из первых в ЕС вырвалась из стагнации), а фунт несколько снизился по отношению к евро и доллару, тем самым обеспечив страну небольшим внешнеэкономическим конкурентным преимуществом. На фоне громких разговоров о распаде Евросоюза этот эпизод остался по большей части незамеченным.

Однако вспомнили о нем уже в 2014-м, когда споры о целесообразности участия в ЕС разгорелись с новой силой. Тогда история закончилась довольно большой демонстрацией в Северной Ирландии с требованием рассмотреть возможности выхода из Единой Европы и дала о себе знать только через год – когда британское правительство начало переговоры об изменении условий членства в ЕС, материализовавшиеся в особом статусе Великобритании. Кроме громкого названия, других привилегий стране он не дает. Только в конце февраля 2016 года страна добилась определенных льгот в отношении принятия мигрантов, однако главное требование – возможности невыплаты им пособия – удовлетворено не было.

Сейчас же история вокруг сохранения членства страны в ЕС приобрела совсем другой оборот. С одной стороны, по всем внешним признакам (долгие приготовления к референдуму, насыщенный информационный фон относительно негативных последствий, снижение объема торгов акциями на Лондонской бирже, начавшее приобретать хронический характер) это еще одна страшилка для инвесторов, вроде отделения Шотландии или выхода Греции. Влияет на частоту закрытия коротких позиций, объемы торгов валютными парами с участием фунта стерлингов (на Московской валютной бирже среднемесячный объем торгов с февраля сократились с более чем 400 млн до чуть более 380 млн по спот-сделкам), несколько «удешевило» ряд британских компаний. С другой же – учитывая, что все предыдущие результаты переговоров с ЕС по факту ничего не изменили, а стране требуется что-то кардинально менять, хотя бы чтобы уберечься от проблемы миграции, уже дважды вынудившей британское правительство вводить кратковременный мораторий на действие закона об иммигрантах, – выход Великобритании из ЕС представляется куда более реальным, чем в случае с Грецией.

Опасения падения курса фунта на 10–15% базируются на двух основных аргументах: несовершенстве британских законов (британские компании по большей части занимают средства по законам ЕС) и опасениях закрытия европейских рынков капитала для компаний Великобритании. Эти проблемы вполне решаемы: британское правительство уже имеет опыт принятия законов о либерализации финансовых рынков за один день. Что же касается возможных ограничений, Норвегия уже давно последовательно отказывается от членства в Евросоюзе, однако норвежские компании никто от европейских рынков капитала не отрезает. Угроза потери Лондоном статуса крупнейшего мирового финансового центра, что является вторым по силе аргументом против выхода из ЕС, отчасти уже реализуется – в частности, он впервые уступил Нью-Йорку, хоть и немного. Главным фактором, помимо махинаций лондонских банков со ставками по кредитам, был именно нерешенный вопрос о членстве в ЕС.

Следующим аргументом против выхода страны из ЕС является возможное сокращение потребления в связи с уменьшением потока мигрантов, что может стоить Британии 145 млрд долларов сразу и порядка 11 млрд фунтов в год вплоть до 2020 года, так как негативные последствия могут быть больше, нежели регулярные отчисления в фонд ЕС. Звучит это, конечно, убедительно, но проблема мигрантов – одна из ключевых причин возможного выхода. Кстати, поток мигрантов в страну, в связи с принятием особого внутреннего закона об иммиграции еще до вступления в ЕС, скорее всего, не снизится.

Итак, объективно Великобританию в ЕС не держит ничего, кроме перспектив масштабной реорганизации финансового центра, который будет парализован на несколько месяцев. Для ЕС же выход Великобритании – очень тяжелый удар. Напомню, что Великобритания является единственным в ЕС экспортером нефти, международным финансовым центром и второй экономикой в союзе. Потеря такого члена к тому же создает негативный прецедент – следующими вполне могут стать Испания, Италия или Франция. Скорее всего, если британцы проголосуют за, это повлечет в первую очередь снижение курса евро, что окажет лишь краткосрочную поддержку европейским компаниям, а также снижение всех европейских индексов, резкое удешевление европейских компаний (подготовка к майским выборам в Великобритании уже идет среди мировых хедж-фондов – оцениваются перспективы игры на понижение) и крупнейший дисбаланс на международном валютном рынке.

Как ни печально констатировать, но для рубля этот кульбит закончится сначала краткосрочным ростом (он может достичь и отметки 50 рублей за доллар), но после – неуправляемым падением, вслед за ценами на нефть. Сближение Великобритании с Россией даже при условии выхода из ЕС маловероятно, а отдельно Россия предложить Великобритании, по большому счету, ничего не может. Распад крупного объединения всегда влечет за собой снижение потребления. А значит, ограничение экспорта нефти, которое как раз намечено на июнь, даже в случае его осуществления, ценам на «черное золото» совсем не поможет. В нынешних условиях без этого укрепление рубля просто невозможно.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции