Купюры достоинством 200 и 2 000 рублей… Фразы «трудно нащупать дно» и «серая полоса», которыми президент охарактеризовал состояние нашей экономики на «прямой линии»… Предложение Валентины Матвиенко создать в России министерство счастья… Чувствуется, власть активно ищет варианты выхода из кризиса.

«Кто в армии служил, тот в цирке не смеется». Кто читает российские экономические новости, может больше не читать анекдотов. Дмитрий Дудкин с завода прицепов прицепился к президенту (больше, видимо, некому в 145-миллионной России задать этот вопрос), почему им не платят зарплату. «Вообще не выплачивать зарплату — это не дело», — ответил президент. Третий человек в государстве, спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко побывала с визитом в Объединенных Арабских Эмиратах и прониклась. «Они создали Министерство счастья. Это, наверное, единственная страна, где есть такое министерство. Мне кажется, такое министерство было бы очень полезно и для России», — сказала Матвиенко журналистам по итогам встречи с вице-президентом ОАЭ, премьер-министром, правителем Дубая Мохаммедом бен Рашидом Аль-Мактумом. Поскольку правительство в последние пару лет приносит нам преимущественно экономические несчастья, можно заменить его целиком одним министерством счастья. Правда, жить тогда мы будем не столько в стране под названием «Россия», сколько в великом романе Джорджа Оруэлла «1984».

Но наши начальники не только рассуждают о трудностях поиска дна (в последние два года мы всей страной упорно стараемся, чтобы дно было все ниже) и «серой полосе» в российской экономике (это, если кто не понял, оптимистическая оценка, означающая, что черная полоса у нас позади, а белая — впереди) или мечтают вслух в духе «создадим профильное министерство — будет людям счастье». Они предлагают и реальные меры по улучшению жизни россиян.

В частности, с 2017 года нам облегчат расчеты, введя купюры достоинством 200 и 2 000 рублей. Как только глава ЦБ Эльвира Набиуллина сообщила эту новость, мы с вами облегченно вздохнули: уф, пронесло, ходившие слухи о деноминации рубля можно на время похоронить. Раз вводят новые купюры именно такого номинала — значит, нули пока срезать не будут. А слова Эльвиры Набиуллиной, что купюры нового достоинства имеет смысл вводить только при годовой инфляции в 4—6%, означают, что в 2017 году власти ожидают именно такого уровня роста цен. И эти ожидания могут оказаться не напрасными: поскольку доходы населения продолжают падать третий год подряд, цены уже физически не могут расти прежними двузначными темпами. У людей просто нет денег, и продавцы вынуждены тормозить цены из-за падения спроса.

На таком замечательном фоне (к слову, на этой неделе российские власти признали, что и в 2016 году экономический рост в стране не возобновится — теперь это счастье, пока нет профильного министерства, переносится на 2017-й) стало известно, что у России может появиться некая новая экономическая программа. И что писать ее для президента будет не кто-нибудь, а сам бывший министр финансов Алексей Кудрин, для чего он возглавит Центр стратегических разработок.

Круг замыкается. 16 лет назад первую программу будущему президенту Путину писал нынешний глава Сбербанка Герман Греф, тогда тоже возглавлявший Центр стратегических разработок. Ту программу создания социального государства, конечно, никто в итоге не исполнил. Теперь о социальном государстве даже речи не идет: не сокращают у нас в эпоху нынешнего государственного безденежья только военные расходы. Но очередную программу выхода из очередного рукотворного экономического тупика (правда, самого серьезного с начала века и вызванного отнюдь не экономическими причинами) власть, похоже, заказать готова.

Правда, толку от любой новой программы будет не больше, чем от прежних. До тех пор, пока государство не вспомнит, что экономическое развитие России важнее игры стремительно сдувающимися мускулами за тридевять земель от родных берегов. Пока мы не начнем заниматься реальными проблемами своей страны, никакое министерство счастья нам не поможет.

А самой ходовой новой купюрой в России вполне можно сделать не 200 и не 2 000, а 666 рублей: как символ происходящего с нашей экономикой.