«Работает как часы». Именно так принято говорить о системе страхования вкладов в России, где редко когда что-то масштабное работает без сбоев. Более десяти лет система действительно работала практически безупречно. Однако в последнее время сбои явно участились. Почему?

На днях в Банки.ру обратились вкладчики лишенного лицензии 11 апреля Кроссинвестбанка. Они жаловались на проблемы с выплатой страхового возмещения. Банком-агентом для расчетов с вкладчиками Кроссинвестбанка является Ханты-Мансийский банк «Открытие». Выплаты начались 25 апреля. А буквально вчера выяснилось, что вкладчики ростовского Стелла-Банка не досчитались всей суммы вкладов, когда пришли за деньгами в банк-агент (и в этом случае им выступил ХМБ «Открытие»).

По оценкам жалобщиков из «Кроссинвеста», проблемы при попытке получить страховую сумму в пределах установленных законом 1,4 млн рублей возникли примерно у двух третей вкладчиков. Согласно полученному Агентством по страхованию вкладов реестру обязательств банка, за выплатой страхового возмещения на общую сумму около 1,5 млрд рублей могут обратиться порядка 3,4 тыс. вкладчиков. Так что — если верить пожаловавшимся вкладчикам — счет пострадавших в данном случае может идти на тысячи. Но все равно это не леденящие душу и воображение цифры. Данных по обманутым вкладчикам Стелла-Банка пока нет. Однако это история показательна.

Часть вкладчиков оказалась не внесена Кроссинвестбанком в реестр кредиторов. Информация о сумме депозитов другой части не соответствует действительности — разумеется, эта сумма, с точки зрения вкладчиков, занижена.

Банки.ру связался с АСВ, и агентство оперативно выпустило официальный пресс-релиз, в котором, по сути, соглашается с претензиями людей. «В агентство обратилось значительное число вкладчиков, не согласных с размером страхового возмещения по вкладам. Сведения о многих из них отсутствуют в реестре выплат, что вызвано грубыми нарушениями в ведении учета операций по вкладам со стороны сотрудников банка (то есть признает, что учет операций по вкладам в банке-покойнике велся с грубыми нарушениями. — Прим. ред.). Временной администрацией по управлению банком по данному факту направлено заявление в правоохранительные органы», — говорится в пресс-релизе госкорпорации.

Агентство рассказало, как действовать обманутым вкладчикам Кроссинвестбанка. Они могут самостоятельно направить в АСВ заявление о несогласии с размером возмещения по почте «с приложением дополнительных документов, подтверждающих обоснованность требований». АСВ собирается принимать клиентов Кроссинвестбанка по указанным вопросам до 1 августа (адрес, часы приема и телефон для предварительной записи указаны в сообщении агентства). Если ответ на заявление вкладчика окажется отрицательным, клиент вправе подать в суд иск об установлении состава и размера требований к банку. При подтверждении требований решением суда агентство включает заявителя в реестр, о чем информирует в СМС-сообщении.

Казалось бы, ну что тут такого? Кроссинвестбанк, по данным Банки.ру, на момент отзыва лицензии занимал всего-то 470-е место в рейтинге российских банков. По состоянию на 1 марта 2016 года размер его активов составлял лишь 2,5 млрд рублей. Это даже не средний, а мелкий банк. Проблема в том, что подобные случаи становятся почти нормой для российской банковской системы. Они перестают восприниматься как нечто из ряда вон выходящее.

Банк России практически открыто признается, что не в состоянии проследить за тем, как банки «рисуют» отчетность. После смерти или перевода на принудительное лечение в форме санации таких банков-«рисовальщиков» обнаруживаются не только масштабные «дыры» в балансах, но и чудеса в решете с реестром вкладчиков. Причем этим занимаются не только кредитные организации из четвертой или пятой сотни, о которых большинство россиян впервые узнает, читая очередные новости об отзыве лицензии. Такой грех водился за вполне крупными кредитными организациями, в том числе из топ-100.

Уже доподлинно известно, что в Мособлбанке прежние хозяева умудрились вести фактически еще один, параллельный реестр частных вкладчиков. В банке «Огни Москвы» у части людей определенные суммы с вкладов были банально похищены. В банке «Траст» прежние владельцы силой убеждения (конечно, тут клиенты и сами отчасти виноваты — поддались на уговоры) незадолго до решения о санации уговорили вкладчиков перевести обычные депозиты в кредитные ноты, заведенные на дочернюю офшорную компанию собственников банка. Людей заманивали чуть более высоким процентом. Только ноты, в отличие от вкладов, не страхуются государством, и санаторы банка «Траст» по закону не несут ответственности за их выплату.

Конечно, можно тратить время, деньги и нервы, пробовать идти в суд. И уже там доказывать, что ты действительно открывал вклад в банке «Икс», но тебя почему-то не оказалось в реестре кредиторов после отзыва лицензии. Однако, согласитесь, судиться за свои законные максимум 1,4 млн рублей месяцами без гарантированных шансов на победу или получить их сразу через две недели после краха банка в банке-агенте, в крайнем случае отстояв пару часов в очереди, — это две большие разницы.

Каждый такой случай — будь то крупного Мособлбанка или небольшого Кроссинвеста — исподволь подрывает доверие людей к системе страхования вкладов. Определенное законом страховое возмещение государство, разумеется, гарантирует. Порядок выплат давно отработан. Но государство не в состоянии гарантировать, что недобросовестный банк не снимет деньги с вашего вклада без вашего ведома. Или так хитро поработает с документами, что вынудит вас уже после гибели банка долго доказывать АСВ и суду: вы не гнусный лжец, у вас действительно был вклад.

Проблема фальсификации банковской отчетности в кризис естественно обострилась. Теперь она начинает бросать тень на светлое имя системы страхования вкладов. Человеку, который не получил законное страховое возмещение по вкладу в прогоревшем банке, по большому счету все равно, кто его обманул — плохой банк или хорошее государство.

Банки.ру писал, пишет и будет писать о таких историях. Но их частотность в последние месяцы реально заставляет задуматься над тем, что масштабы «рисования» отчетности в банках начали прямо угрожать стабильной работе системы страхования вкладов. Она работает как часы. Только и часы время от времени ломаются, и их приходится ремонтировать.