\

Чтобы понять, что происходит с платежными технологиями, достаточно посмотреть на интернет-мессенджеры. Средства, призванные облегчать общение, в реальности создают непредсказуемые границы между группами людей.

Старший вице-президент Сбербанка Никита Волков на недавнем «дизайн-хакатоне» (что бы это ни значило) поделился своим видением ближайшего будущего. По его словам, уже в 2017 году в Европе и Северной Америке произойдет «революция»: покупатели перестанут платить карточками в торговых сетях и перейдут на оплату мобильными телефонами. В России означенная революция задержится на год, но тоже случится.

Я бы на месте Никиты Волкова поостерегся говорить такое: в России в последнее время революции не в почете, особенно те, что приходят из Америки с Европой. Того и гляди повесят на человека ярлык «экстремист», и объясняй потом, что имел в виду что-то хорошее. Тем не менее заявление интересное и показательное, как и реакция на него.

Кто на самом деле пользуются картами?

Комментаторы заметки об этом событии на Банки.ру, естественно, не могли упустить случая поглумиться над топ-менеджером всеми любимого «Сбера», отметив, что «некоторые люди оторваны от реальной жизни в России» и что это «что-то из разряда футуристики». На самом деле, зря. Не стоит недооценивать массив информации о реальной жизни простых россиян, имеющийся у Сбербанка, и увлеченность его руководителей техноштучками типа анализа «больших данных». Уверен, что если кто-то в стране и знает, что происходит в реальности, то это как раз техногики из Сбербанка. Поэтому к оценкам и прогнозам тамошних боссов стоит относиться серьезно.

Другое дело, что их слова надо воспринимать буквально и не вырывая из контекста. Если допустить, что вице-президент Сбербанка в прессе процитирован точно, то он сказал следующее: «Клиенты перестанут платить карточками и массово в торговых сетях начнут платить мобильным телефоном». То есть речь идет о тех, кто сейчас платит карточками в торговых сетях. И эта группа потребителей будет «массово» (но не поголовно) переходить на оплату смартфонами. Сколько таких людей?

В мае нынешнего года были опубликованы результаты опроса, проведенного по заказу MasterCard. Выяснилось, что (цитирую «Ведомости») "за год доля россиян, оплачивающих покупки только банковскими картами, выросла более чем на треть – с 11 до 15%".

Соответственно, возвращаясь к словам Никиты Волкова, эти активные россияне в 2018 году перейдет на оплату товаров в магазинах смартфонами. То есть 15—20% потребителей по оптимистичной оценке. Фактически речь идет о тех, кто любит все пробовать первыми. В целом все равно многовато, но далеко не так фантастично, как кажется на первый взгляд.

Платежи как общение, платежные решения как мессенджеры

Тут возникает другой, в чем-то даже немного философский вопрос. «Революции» в финансах стали уже привычными. По сути, мы живем во время «перманентной революции» — не успевает закончиться одна, как начинается другая. Переход от наличных к картам — революция, появление интернет-банкинга — революция, оплата товаров через Интернет с домашнего компьютера — революция, «банк как приложение» — еще какая революция, взаимное кредитование без посредничества банков — однозначно революция. Биткоин опять же. Теперь вот оплата смартфонами в магазинах. А дальше — биометрическая аутентификация с отказом от какого-либо физического носителя денег (кошелька, карты, смартфона) вообще.

Проблема в том, что ни одна революция в финансах не затрагивает 100% населения даже близко. Внедрение банковских карт не убило наличные. Интернет-банк не привел к закрытию всех «физических» отделений банков, в которых до сих пор стоят очереди. Мобильные приложения не заменили «десктопный» интернет-банк. Биткоин не избавил человечество от государственных валют. И оплата смартфонами на кассе точно не убьет ни карты, ни наличные, ни биткоин.

Получается, что каждый очередной виток прогресса не переводит нас на новый уровень, а лишь дробит людей на все более мелкие группы, создает технологический разрыв, который кто-то не может преодолеть, а кто-то и не хочет. Причем непонятно, по какому принципу проходит разделение. Точно не по финансовому благополучию — технологии нынче не так дороги, чтобы это было решающим фактором. Точно не по возрасту — молодежь, конечно, падка на новинки, но и среди молодых, и в моем поколении, и у тех, кто постарше, достаточно как желающих «обновить устройство» при первой возможности, так и не доверяющих непроверенным технологиям. Вряд ли дело в технической грамотности — ни в карте, ни в мобильном платеже нет ничего сложного. Да еще стоит помнить, что человек может одновременно пользоваться несколькими «революционными» решениями и не пользоваться другими.

Создается впечатление, что разделение на группы «революционеров» происходит едва ли не случайно. Правильнее, наверное, сказать, что значение имеют несколько или много факторов, сочетающихся между собой сложным и малопредсказуемым образом (по сути, это и есть случайность). Это как с мессенджерами: раньше была одна «аська» (ICQ) на всех, и напротив любого человека можно было поставить виртуальную галочку — современный он (есть «аська») или отстающий (нет «аськи»). Теперь же только массовых и популярных мессенджеров, пожалуй, с десяток, и какой из них выберет конкретный пользователь, предсказать почти невозможно. В результате пользователь FB-мессенджера не может связаться с пользователем Viber, а фанат Telegram не может пообщаться с WhatsApp-юзером. Да еще и постоянный круговорот части пользователей между мессенджерами добавляет неразберихи. А некоторые вовсе пишут электронные письма и вполне довольны жизнью. Говорят, есть даже те, кто звонит по телефону, но я давно их не встречал.

Финансовый рынок в целом и его платежный сегмент в частности стремительно движется в ту же сторону. С неожиданными проблемами из-за невозможности оплатить товар картой сталкивались многие. И это сейчас — когда основных опций для оплаты, по сути, две (наличные и карта). А если основных опций будет, скажем, пять, и еще десяток более редких — и вероятность встретить продавца, принимающего деньги только способом, который вам недоступен, резко вырастет? Не очень приятно, когда деньги как бы есть, но платить нечем.

Революции меняют мир, и часто непредсказуемым образом. Поэтому, кстати, их так ненавидят многие люди — они просто боятся неопределенности, даже с потенциально положительным эффектом. Финансовая «перманентная революция» — не исключение. Упрощая жизнь в одном аспекте, она может неожиданно усложнить ее в другом. Это не хорошо и не плохо. Это неизбежно. Страдать по поводу растущей зыбкости и неопределенности окружающего мира бессмысленно, надо учиться в нем существовать, реагируя на изменения.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции