Замена индексации пенсий единовременной денежной выплатой — историческое решение, прямо касающееся всех россиян, а не только будущих счастливых обладателей 5 тыс. рублей. Государство стратегически переходит на режим экономии, и надеяться на госбюджет в обозримом будущем нет смысла даже бюджетникам.

Премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что второй индексации пенсий в 2016 году не будет: ее заменит единовременная денежная выплата всем пенсионерам. Разговоры о том, что это чисто популистская предвыборная мера (Дмитрий Медведев возглавляет партию «Единая Россия» и ее список на выборах в Госдуму), по меньшей мере наивны. Как раз наоборот: давно правительство не принимало столь непопулярных решений. Дело даже не в том, что выборы пройдут 18 сентября 2016 года, а свои 5 тыс. российские пенсионеры получат только в январе 2017-го. Дело в том, что одним этим решением государство впервые сознательно уменьшает свои социальные обязательства на три года вперед.

До сих пор, даже несмотря на давно идущее сокращение расходов на образование, культуру, здравоохранение, невзирая на отказ государства уже в 2015 году от индексации социальных выплат на размер реальной инфляции (вопреки прежним обещаниям), на словах чиновники постоянно твердили о незыблемости социальных обязательств. Теперь становится понятно, что ставшая знаменитой фраза премьера в адрес крымских пенсионеров «денег нет, вы держитесь там» касалась не только настоящего, но и будущего.

Причем пока — по крайней мере, официально — денег у правительства нет даже на единовременную выплату. По словам премьера, на это потребуется более 200 млрд рублей, и Медведев поручил Минфину найти данные средства. Это решение глава правительства назвал «весьма непростым для бюджета». Однако при этом он не считает, что для пенсионеров оно будет еще более «непростым». Премьер так и сказал: «Уверен, оно поможет нашим пенсионерам компенсировать потери от роста цен». Понятно, что разброс цен по России велик — страна большая. Но в любом случае пенсионеры (за исключением ветеранов нефтегазового фронта или родителей крупных бизнесменов) не жируют. Среднегодовой размер пенсии в 2016 году, по прогнозам Пенсионного фонда, должен составить 13 132 рубля в месяц. Средний размер социальной пенсии — 8 500 рублей. При таком богатстве пять тысяч пожилому человеку точно лишними не будут. Хотя, вопреки уверенности премьер-министра, едва ли помогут большинству пенсионеров компенсировать рост цен с февраля 2016 года, когда была последняя индексация.

Но главная прелесть решения о единовременной выплате пенсионерам вместо индексации заключается в других цифрах. Первоначально с 1 сентября 2016 года планировалось проиндексировать пенсии на 8,56%. И требовалось на это, по предварительным прикидкам правительства, 137 млрд рублей. На единовременную выплату, как вы уже прочитали, необходимо около 200 млрд. Но на самом деле правительство в итоге потратит на пенсионеров не больше, а гораздо меньше денег.

Фокус в том, что единовременная выплата не увеличивает базовый размер пенсий, которые предстоит индексировать по уровню инфляции (от обязательства делать именно так государство пока официально не отказалось, хотя не выполнило его в 2015 и 2016 годах) в последующую трехлетку. То есть, если бы пенсии в 2016 году проиндексировали второй раз, повышать их в 2017 году пришлось бы уже от этого нового уровня, а не от уровня февраля 2016 года, как будет сейчас.

В июне Минфин разослал главным распорядителям бюджетных средств методические указания к подготовке трехлетнего бюджета на 2017—2019 годы. Согласно этому документу, в 2017 году индексация пенсий должна составить 5,9% от уровня 2016-го (соответственно, именно таким Минфин видит уровень инфляции в будущем году). В 2018 году предложена индексация на 4,5%, в 2019-м — на 4%. Более высокими темпами Минфин согласен повышать социальную пенсию, доля которой в доходах пенсионеров менее значительна: на 7,2% в 2017 году, на 4,9% — в 2018-м и на 10,7% — в 2019-м.

Так вот, если бы правительство действительно проиндексировало пенсии с 1 сентября 2016 года на 8,56%, ему бы пришлось увеличить расходы бюджета в 2017-м на 421,1 млрд рублей. Причем по оценке Минтруда, который в силу своей специфики социального ведомства точно не станет завышать эту цифру. Скорее наоборот. В 2018 году дополнительные расходы на пенсии в случае их повторной индексации в 2016-м могли бы составить 442,4 млрд рублей, а в 2019 году — 470,5 млрд рублей. Получается, отказавшись от второй индексации, Кабинет министров тут же сэкономил на бабушках и дедушках более 1,3 трлн рублей в ближайшие три года. Кстати, как раз примерно столько же не хватает правительству, по предварительным расчетам, чтобы уложиться в заданные 3,3% ВВП дефицита бюджета на 2016 год.

Одно дело замораживать три года подряд накопительные пенсии и вести дискуссии об их полной отмене, индексировать социальные выплаты не на размер инфляции, как обещали, а «на сколько получится», и совсем другое — сознательно уменьшать базу, с которой государство собирается повышать пенсии в ближайшие три года.

Причем очевидно, что решение правительства экономить на социальных расходах — не самодеятельность. Оно имеет поддержку на самом верху. Просто потому, что в нынешней экономической ситуации у государства нет другого выхода. А быстро изменить положение в экономике, даже при наличии воли к реформам, невозможно.

Поддерживает этот курс на экономию и ЦБ. 24 августа регулятор выступил с заявлением, в котором прямо говорится: «Формирование бюджета в текущих экономических условиях, в том числе с учетом неблагоприятной внешней конъюнктуры и дальнейшего сокращения нефтегазовых поступлений, остается весьма сложной задачей. При этом важно не только то, как сложится бюджет в этом году, но и как будет развиваться бюджетная политика в дальнейшем». По оценкам ЦБ, сохранение консервативного подхода к бюджетной политике (что в переводе с макроэкономического на русский разговорный означает «туже затягиваем пояса») является одним из условий сохранения стабильной экономической ситуации, а также замедления инфляции до целевого уровня 4%.

Чтобы уже совсем не оставалось сомнений в намерениях государства, регулятор открытым текстом заявил: «Если не произойдет резких изменений внешней конъюнктуры, единственным способом сокращения бюджетного дефицита в дальнейшем будет разумное ограничение роста бюджетных расходов».

Поскольку «разумно ограничивать» расходы на армию с полицией у нас пока вроде не собираются — приготовиться учителям, врачам, студентам, пенсионерам, одиноким матерям.