Капитализация американских частных тюрем, перспективы британской экономики и курс рубля имеют не очевидную, но вполне определенную связь. Чтобы не потерять деньги или получить прибыль, об этих явлениях надо рассуждать с холодной головой, без спешки и эмоций.

История с ценами акций американских компаний, управляющих тюрьмами и лагерями для беженцев, произошедшая на прошлой неделе, очень показательна и полезна для изучения — даже для тех, кто крайне далек как от Америки, так и от инвестиций и тюрьмы. Напомню вкратце.

В США уже много лет работают крупные корпорации, владеющие частными тюрьмами и управляющие некоторыми государственными исправительными учреждениями. Их выручку в основном формирует государство (в широком смысле), оплачивающее содержание заключенных, а прибыль получается из эффективного расходования этих средств. Акции таких компаний торгуются на биржах, любой желающий может их свободно купить.

Однако на прошлой неделе Министерство юстиции США внезапно — действительно совершенно неожиданно — сообщило, что откажется от услуг частных компаний в вопросах содержания осужденных преступников. Естественно, цены акций двух больших тюремных корпораций немедленно рухнули: буквально за час торгов они снизились вдвое. Акционеры GEO Group потеряли 1,2 млрд долларов, инвесторы Corrections Corporation of America — 1,6 млрд.

И только после этого аналитики и инвесторы начали внимательно читать сообщения министерства и считать, какими будут реальные последствия его действий. Оказалось, что все далеко не так страшно: во-первых, все действующие контракты продолжают действовать, во-вторых, они дают лишь небольшую часть доходов компаний: тюрьмы в США в основном в подчинении штатов, а не федералов, к тому же будущие сокращения коснутся только тюрем, но не лагерей для беженцев и прочих подобных заведений.

Результат: цены акций пошли вверх и часть потерь отыграли уже к концу дня, еще часть — на следующий день. Сейчас бумаги торгуются на четверть дешевле, чем до решения Министерства юстиции, то есть в полтора раза дороже, чем сразу после краха. Понятно, что ухудшение «климата» для частных тюрем скажется на их доходах, но паника была намного более сильной, чем следовало бы. А те, кто не спешил с выводами и разобрался в ситуации, получили очень неплохую прибыль. Например, генеральный директор Corrections Corporation of America Деймон Хайнингер прикупил несколько тысяч акций своей компании практически на «дне».

По сути, та же история с Brexit, хоть там изменения происходят не так быстро. Сразу после голосования из сообщений аналитиков и прессы создавалось впечатление, что британская история закончена, страна впала в разруху, в будущем — нищета и унижение, ибо без брюссельских бюрократов англичане жить якобы не в состоянии. Рынки рухнули, фунт ушел на многолетние минимумы.

Теперь, отойдя после шока, аналитики и обозреватели начинают осторожно рассуждать, что, мол, как-то они слегка погорячились. С экономикой все в целом нормально, финансовые органы в стране — одни из лучших и самых прогрессивных в мире, процедура выхода из ЕС займет многие годы, да и после выхода никто Великую Британскую стену на западном берегу Ла-Манша строить не собирается. Результат — фондовый индекс близок к историческому максимуму, падение фунта остановилось, наиболее разумные инвесторы и корпорации продолжают спокойно работать на Островах.

Наиболее рациональный способ ведения дел в финансах — не бежать за толпой, а думать, анализировать, пытаться понять, что происходит на самом деле, и принимать решения на основе анализа. Конечно, как писал Кейнс, «иррациональность рынков может длиться гораздо дольше вашей платежеспособности». Поэтому, даже понимая, что вы правы, нельзя слишком много ставить на свою правоту. Но если не анализировать ситуацию, а «задрав штаны, бежать за комсомолом» (в нашем случае — за толпой), почти всегда будешь в проигрыше.

Вот и с рублем то же самое. Российская валюта с конца января до середины июля устойчиво укреплялась по отношению к доллару (хотя и все более медленно), в последний месяц она более-менее устойчива. Если смотреть только на график, создается впечатление, что с российской экономикой все хорошо, валюта крепка, перспективы радужны.

В реальности же у государства нет денег даже на взятку пенсионерам перед выборами для создания эффекта массовости на этом мероприятии и учителям для обеспечения спокойного «правильного» подсчета голосов. Одним пообещали подачку в январе, другим предложили «держаться». Министры с завидной регулярностью обнаруживают очередное «дно» снижения ВВП, несмотря на «нарисованность» этого показателя и огромные военные расходы. Реальные доходы у кого не растут, а у кого и падают. Разве что инфляция слегка притормозила — что на фоне снижения оборотов розничной торговли тоже не слишком радует.

Почему на таком фоне рубль остается крепким? Неизвестно. Есть много версий — от «заговора» властей, удерживающих отечественную валюту от падения до выборов, до игр иностранных спекулянтов, инвестирующих в российские рублевые активы, которые в условиях санкций приносят высокую прибыль. Важно лишь то, что текущая ситуация — иррациональна и временна. Она может продолжаться довольно долго, но рано или поздно придет к логичному завершению: слабая экономика не может иметь сильную валюту.

Трейдеры, принимавшие решения после новости о частных тюрьмах и после Brexit, были вынуждены принимать решения быстро. Сохранять спокойствие и анализировать факты, когда цены меняются на глазах, сложно. К счастью, ситуация с рублем позволяет спокойно все обдумать и действовать не торопясь, постепенно покупая валюту, чтобы получить пусть не самую низкую, но достаточно привлекательную цену.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции