Возможные новые налоги и прочие поборы с «неработающих» граждан были бы выгодны не только государству, но и самим обираемым. Денег у них стало бы меньше, зато понимания, что вообще вокруг происходит, больше.

На днях много шума наделало предложение главы Совета Федерации Валентины Матвиенко о введении обязательного платежа в фонд государственного медицинского страхования со всех неработающих граждан трудоспособного возраста. Немного ранее — в мае нынешнего года — замминистра труда Андрей Пудов сообщил, что в министерстве обсуждается возможность введения специального налога для трудоспособных, но официально нигде не работающих граждан. Периодически чиновники и эксперты говорят о необходимости повышения налогов на наследство и на недвижимость граждан. У всех этих предложений есть одна общая черта: деньги предлагается брать непосредственно у людей, а не через «посредников» в виде работодателей или магазинов. И это очень хорошо.

Причины появления таких «свежих» идей понятны: у государства все меньше денег, а «держаться» оно не хочет, поэтому чиновники ищут, что бы еще обложить налогом, платежом или сбором. А население, в отличие от бизнеса, пока не понимает, как много оно на самом деле платит государству. Поэтому можно попытаться представить новые поборы как акт некоей справедливости в сочетании с патриотизмом: мол, в благополучные годы государство вас не трогало, а теперь — во время созданного внешними врагами кризиса — пора поделиться с ним своими доходами и активами.

Идея, конечно, абсолютно ложная и с трудом реализуемая. Тем не менее, как ни странно, полезная в стратегическом смысле. Полезность ее именно в том, что отчаявшиеся чиновники готовы отнимать деньги у людей напрямую — заставив тех лично платить налоги и сборы.

Сейчас обычный человек сам не платит государству почти ничего, кроме относительно небольших денег при обращении непосредственно в некоторые органы. Практически все налоги, социальные платежи и пошлины перечисляются со счетов юридических лиц: бизнес платит налоги за своих работников, торговые предприятия и компании сферы услуг — за покупателей и заказчиков, импортеры — за будущих покупателей. Даже индивидуальные предприниматели на «упрощенке», которые перечисляют свои налоги и соцплатежи сами, на самом деле намного больше платят при расходовании заработанного. Большая же часть населения считает, что отдает государству в лучшем случае НДФЛ (через работодателей) да относительно небольшой налог на имущество. Это, конечно, совершенно неправильно: в конечном итоге все налоги платят граждане.

Государству выгодно, чтобы люди не понимали, сколько на самом деле они платят. Если бы обычный россиянин с зарплатой в 20 тыс. рублей на руки знал, что еще столько же (и даже больше) каждый месяц он отдает государству, он бы сильно задумался об эффективности работы распоряжающихся его деньгами чиновников. А если бы эту сумму приходилось лично каждый месяц вынимать из кошелька и перечислять на счет Налоговой службы, многие предпочли бы вместо этого купить ружье и вежливо спросить у мэра, гордумы, губернатора, облдумы, премьер-министра, Госдумы и президента, куда уходят деньги. Но нет, считается, что налоги платят юридические лица и богатые граждане, а ни тех ни других представителю народа не жалко.

Введение подушного налога и сборов в медстрах (а также, скажем, в Пенсионный фонд) с «тунеядцев» в некоторой степени изменит ситуацию: количество прямых плательщиков — физических лиц в казну станет намного больше. С платежами же придут мысли об ответственности их получателей за обеспечение соответствующего качества услуг. По сути, государство само предложит нескольким десяткам миллионов граждан подумать о том, как они живут и почему все вокруг происходит так, а не иначе. А там, глядишь, кто-то вспомнит лозунг No taxation without representation. Что было бы весьма полезно.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции