У знаменитой шутки «есть ложь, наглая ложь и статистика», авторство которой до сих пор точно не установлено, существует малоизвестное продолжение: «но последняя — путь к истине». Если, по официальной статистике, в нашей экономике все будет, примерно как сейчас, мы скоро начнем мечтать о росте цен.

Когда Банк России даже еще год назад упрямо твердил, что годовая инфляция в стране к концу 2017 года должна достигнуть 4%, многим вполне квалифицированным экономистам, не говоря уже о рядовых россиянах, наблюдавших, как любой поход в магазин все более свирепо опустошает их кошельки, это казалось бредом. Но за что боролись, на то и напоролись. Теперь мы — о, ужас! — уверенно двигаемся к достижению этой невероятной цели. Это действительно «ужас», потому что ключевая причина резкого замедления роста цен — беспросветная бедность десятков миллионов людей, в которую стремительно скатывается страна.

По данным банка России, инфляционные ожидания россиян в августе 2016 года снизились до минимального значения с октября 2014 года. Тогда россияне ожидали, что через 12 месяцев инфляция составит 6,8—6,9%, сейчас — что через год она будет в пределах 6,3—6,4%. Фактическая инфляция год к году в середине сентября составляла всего 6,6%, упав более чем вдвое с пиковых значений начала 2016 года.

В Министерстве финансов уже прогнозируют по итогам 2016 года новый рекорд минимальной годовой инфляции за всю историю постсоветской России. По словам заместителя министра Максима Орешкина, цены за 12 месяцев этого года вырастут на 5,7%. Это будет исторический минимум, заявил он на конференции агентства Fitch Ratings.

Прогноз Минфина — самый оптимистичный среди монетарных властей. Но даже главный пессимист — Министерство экономического развития — предсказывает нам по итогам года всего 6,5%. Центробанк не дает конкретного прогноза, полагая, что цены вырастут в диапазоне 5—6%.

До сих пор минимальная годовая инфляция в новейшей российской истории датируется 2011 годом — 6,1%. Чуть выше этот показатель был в 2012 и 2013 годах: 6,45% и 6,58% соответственно. В 2014 году мы в очередной раз «повернулись к лесу задом», решительно пошли своим путем в сторону от магистральных путей современного развития, после чего инфляция, вполне естественно, совершила космический взлет вместе с космическим обвалом рубля. Причем все могло быть даже гораздо хуже, если бы не свободный курс рубля и отказ ЦБ резко снижать ключевую ставку после ее экстренного повышения в декабре 2014 года.

И вот теперь темпы роста цен действительно резко падают. Радуйтесь, люди, что цены у нас больше почти не растут. По российским меркам, конечно: в «загнивающем», если слушать нашу официальную пропаганду, Евросоюзе, третий год не могут сдвинуть инфляцию с нуля, как ни стараются.

Но статистика, которая в данном случае «хуже» наглой лжи именно своей честностью (уж уровень бедности наше статистическое ведомство точно завышать не станет — у него историческая привычка, скорее, приукрашивать действительность), увы, не позволяет радоваться почти неизбежному в 2016 году историческому минимуму инфляции в России. По данным Росстата, обнародованным 19 сентября, падение уровня жизни в России вновь ускорилось.

В августе реальные располагаемые доходы населения «год к году» рухнули на 8,3%. Это второй крупнейший провал доходов за всю историю данных, доступных на сайте Росстата. И вообще в этом веке, поскольку до 2008 года доходы россиян не падали, а только росли. Сильнее уровень жизни в стране, согласно официальной статистике, падал лишь в декабре 2008 года, когда на фоне обвала рубля и оттока капитала россияне стали беднее в среднем на 10,8%. Для сравнения: в 2016 году доходы граждан падали на 7,3% в июле, на 4,8% в июне, на 6,2% в мае, на 7,1% в апреле, на 1,3% в марте, на 4,3% в феврале и на 5,8% в январе.

Реальные располагаемые доходы — деньги, которые остаются у человека на руках после обязательных платежей и могут быть потрачены по собственному усмотрению или отложены на черный день. Обычно именно такие деньги обеспечивают рост потребительского спроса в стране — на хлебе, картохе и крупах рекордный товарооборот не сделаешь. Вкладываются в банки. Дают людям возможность жить, а не балансировать на грани выживания.

По данным Росстата, за август средняя зарплата в России составила 34,1 тыс. рублей. В годовом выражении она выросла на 5,8%. Но даже этот скромный прирост сгорел в инфляции, составившей за тот же период 6,8%. В реальном выражении — с поправкой на рост цен — реальные зарплаты снизились на 1%. Более того, среднедушевой доход россиянина уже падает даже в номинальном выражении — в августе он снизился на 1,1%, до 30,9 тыс. рублей.

Россияне неуклонно беднеют 22 месяца подряд. За это время, по оценке Высшей школы экономики, уровень доходов населения снизился почти на 20%. Обычно такой обвал доходов случается в странах, находящихся в состоянии затяжной войны или глубочайшего экономического кризиса. В 2015 году количество россиян, живущих ниже официального прожиточного минимума, на который реально не проживешь, увеличилось сразу на 3 млн. Теперь их около 20 млн, больше четверти трудоспособного населения страны.

Никакого принципиального улучшения ситуации с доходами не ожидается. Эксперты Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) — того самого национального, которое сознательно создавалось в противовес «неправильным», по нашей официальной точке зрения, международным рейтинговым агентствам «большой тройки», — сделали неутешительный прогноз. «Падение реальных расходов одних экономических субъектов ведет к падению доходов других, а последние, сокращая потребление, стимулируют дальнейшее падение доходов первых», — говорится в недавно обнародованном докладе АКРА. По оценкам экспертов агентства, снижение реальных доходов граждан РФ продолжится еще три года — в 2016-м оно составит 4,1%, в 2017-м — 1,1%, в 2018-м — 0,8%. Потом начнется их небольшой рост — плюс 0,6% в 2019 году и плюс 1,1% в 2020-м. Но такой рост, что понятно любому человеку, знакомому с азами арифметики, не компенсирует потерь прежних пяти лет.

Любое дальнейшее замедление инфляции в нынешней экономической ситуации означает, что россияне становятся еще беднее. Цены не повышаются только потому, что торговцы боятся: на товары по новым ценам вообще не будет спроса. При этом, например, тарифы ЖКХ все равно будут расти — иначе изношенное до предела коммунальное хозяйство России (на Дальнем Востоке ветхий жилой фонд составляет до 75% всех построек) в некоторых местах вообще исчезнет.

Так что, если у нас вдруг опять начнут быстрее расти цены, как ни странно, можно будет порадоваться. Ибо это станет возможно только после возобновления реального роста доходов населения (далеко не сразу!), а также при устойчивом росте экономики. Пока же замедление инфляции выглядит скорее знаком большой социальной беды, а не выдающимся достижением нашей мудрой экономической политики.