Требуется ли повышать уровень финансовой грамотности в нашей стране? Ответ кажется очевидным. Конечно, следует. Но вопрос, как именно.

В программе «Основных направлений развития финансового рынка Российской Федерации на период 2016—2018 годов» Банк России предлагает следующее:

— учить детей в школе и студентов в пединститутах финансовой грамотности;

— стандартизировать (упростить) финансовые продукты для населения.

Самому Банку России:

— создать интернет-ресурс, содержащий информацию по широкому кругу вопросов финансовой грамотности;

— проводить тематические информационные кампании, связанные с изменением законодательства в сфере финансового рынка;

— использовать контактный-центр / общественную приемную Банка России для помощи населению.

Делается ставка на массовое обучение.

Однако давайте посмотрим на задачу внимательнее.

В нашей стране живет 146 млн человек.

76 млн человек трудоспособного возраста — потенциально активные пользователи услуг финансовых организаций (далее — УФО).

43 млн человек — пенсионного возраста, что не означает, что они не пользуются УФО, но, вероятно, перечень востребованных ими финансовых услуг несколько меньше в силу меньшей экономической активности данной категории населения.

27 млн детей — будущие пользователи УФО, при этом порядка 1,3 млн детей-подростков переходят в разряд людей трудоспособного возраста ежегодно.

Кроме числа граждан, требующих обучения (не менее 1,5 млн детей и около 100 млн взрослых), есть еще и показатель «изменчивости» самих знаний. Скажем, закон «О потребительском кредите» вступил в силу два года назад, сопровождался шестью информационными письмами Банка России (по данным информационно-правового портала «Гарант»). В 2016 году статья 15 этого закона разворачивается до специального закона о взыскании. Закон «О кредитных историях» за 12 лет получил 11 изменений, а закон об организации страхового дела в Российской Федерации — 34 за 24 года. Закон «О страховании вкладов» — 25 изменений за 13 лет. Экспертно можно оценить, что знания 10-летней давности на практике применять просто опасно, а пятилетний срок — это предел, после которого знания устаревают окончательно. Можно, конечно, сказать, что знания, получаемые в рамках повышения финансовой грамотности, — это знания базовые и, значит, почти вечные. Да, понять, например, что собой представляет депозит, можно и в детстве. Но, скажем, появление долго обсуждаемых «безотзывных вкладов» может настолько изменить само это понятие, что знания, безусловно, устареют.

Получается, что требуется ежегодно проводить переподготовку порядка 10—20 млн человек (100 разделить на 5 или 10). Задача более масштабная по охвату населения, чем знаменитый «ликбез», проходивший в 1919—1939 годах. Притом что та же грамматика значительно более консервативна, чем финансовое законодательство.

Научить 100 млн человек через кол-центры и интернет-ресурс? А кто собирается оплачивать информационные кампании? Вопросы риторические. По данным НАФИ, многие граждане до сих пор уверены, что Росгосстрах надзирает за страховыми компаниями, Пенсионный фонд России — за пенсионными фондами, и путают Сбербанк с Банком России. Значит, они не догадаются обратиться в кол-центр или воспользоваться интернет-ресурсом мегарегулятора.

Все, что предлагает Банк России, можно продолжать делать, если мы хотим продолжать «работу» (которая, кстати, ведется уже несколько лет Минфином и Банком России, но без всяких положительных изменений), а не достичь результата. Требуется иной подход.

Необходимо понять, что объем информации, которую должен знать пользователь УФО, слишком велик для самостоятельного обучения и обновления. И пользователи не будут учиться «про запас», как не учатся на столяра или сантехника — услуги специалистов покупают по мере необходимости.

Для того чтобы взять кредит и не наскочить на «подводные камни» финансового продукта, следует прочитать «книгу», разобравшись в том, что ждет гражданина в банке, при выплате кредита и при (не хотелось бы) просрочке. Отдельным приложением идет «томик» о получении обеспеченного кредита (автокредит или ипотека). Отметим, что если вы хотите «грамотно» взять заем в микрофинансовой организации, то нужно прочитать другую «книгу» с другими правилами. А для оформления страховки на автомобиль — третью «книгу». И так по всем секторам финансового рынка, по всем услугам. Таким образом, гражданин должен быть своего рода «Склифосовским» финансового дела, если не хочет становиться жертвой нечистоплотных участников финансового рынка. А на практике он полагается на счастливый случай или советуется с друзьями.

Каково же решение проблемы?

Государственному органу надо учить учителей, а не пользователей УФО. Что можно было бы сделать для этого?

А. Не пытаться в одиночку ложкой вычерпать море, создавая еще больше «кол-центров» и «интернет-ресурсов». Требуется широкая сеть участников-помощников, для которых оказание услуг гражданину — бизнес и которым нужна лишь помощь в получении знаний по деталям применения законодательства. И они уже есть — адвокатура (порядка 70 тыс. человек, работающих с населением), которую следует снабдить необходимыми знаниями.

Б. Обобщать, пресекать и, главное, публиковать примеры недобросовестных практик. Участники рынка четко поймут, что наказуемо, а консультанты получат поле для деятельности.

В. Проводить лекции для участников рынка и консультантов на постоянной основе по каждому новому законодательному или нормативному акту. То есть не сохранять разъяснение законодательства дополнительным заработком для своих сотрудников (и официального бизнеса для их жен/мужей), но и не запрещать огульно, поскольку без комментария разработчика использование современных нормативных актов, к сожалению, практически невозможно.

Г. Следует выстраивать законодательно закрепленные единые, максимально схожие правила поведения гражданина при защите своих прав на всех секторах финансового рынка. Гражданин, сталкиваясь с проблемой при возврате кредита и при оформлении страховки, должен действовать однотипно. Здесь напрашивается принятие закона о защите интересов граждан на финансовом рынке.

Например: по аналогии с законодательством о кредитных историях гражданину следует в обязательном порядке начать защиту своих прав с обращения в компанию, которая, как он считает, эти права нарушила (или СРО, в которую входит данный участник финансового рынка). В случае если гражданин не удовлетворен ответом, обращаться в суд и — как опция — в государственный орган. Это позволит сделать процедуру разрешения спора единой и логичной (сначала собираем факты). Не только разгрузить государственные органы от бессодержательных жалоб (и бессодержательных ответов на жалобы), но и снизить число случаев чиновничьего произвола, когда по одной жалобе гражданина затевается проверка организации по всем вопросам, входящим в компетенцию государственного органа.

А пользователю УФО, вслед за Сократом повторив «я знаю то, что ничего не знаю», следует обращаться к грамотному, лицензированному юристу в случае возникновения любых вопросов по финансовому продукту.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции