Глава ВТБ 24 Михаил Задорнов высказался за реформирование системы страхования вкладов в пользу отказа от стопроцентных гарантий вкладчикам. Аргументация привычная: вкладчики должны более ответственно принимать решения о выборе банка, а сделать это иначе, чем через материальные стимулы, невозможно. Задорнов выступил за то, чтобы под страховое покрытие попадало не более 90% вклада (включая начисленный доход) или просто чтобы не попадали проценты. Потеря части средств сразу изменит расстановку сил и заставит владельца денег при выборе места сбережения задуматься не только о доходности, но и о надежности банка.

В дискуссии вокруг того, стоит ли реформировать российскую систему страхования вкладов, очень много нюансов. Почти все они могут самым радикальным образом повлиять на дальнейшее развитие банковской системы. Поэтому при описании несправедливо было бы ограничиваться простой черно-белой картинкой, описывающей эту дискуссию как противостояние сторонников ответственного подхода вкладчиков к выбору организации для аккумулирования сбережений (позиция крупных банков) и тех, кто отказывает вкладчикам в способности разобраться, какой банк проводит более рискованную политику, а какой — менее рискованную. Все понимают, что за приводимыми аргументами стоит банальное желание той или другой стороны получить больший доход. И потому глубже не заглядывают.

Но и попытки перевести дискуссию на макроэкономический уровень, представить последствия изменения сложившихся правил страхования вкладов, тоже обычно ни к чему не приводят. Одни говорят, что уход вкладчиков в более надежные банки укрепит банковскую систему, другие — что это может спровоцировать (или, что вернее, усугубить) проблемы средних и небольших банков (в том числе региональных), разводнение рынка, усиление монополизма банков с госучастием. К счастью (никогда не думал, что это «к счастью»), отзывы лицензий, применяемые регулятором в гомеопатических дозах, уже достаточно закалили финансовый сектор, чтобы всерьез не опасаться «цепной реакции» и «нового кризиса». Все на всякий случай готовы ко всему. Но все равно, согласитесь, чем больше мосек будет сопровождать слонов, тем лучше. Дело здесь уже не в конкуренции, конечно, а в самом факте существования «многополярности» в подмятом госконтролем секторе, позволяющим надеяться на нормальную конкуренцию хотя бы в отдаленном будущем.

Противники «ответственного подхода» вкладчиков обычно «переводят стрелки» на ЦБ — мол, если регулятор не может предсказать проблемы в коммерческих банках, регулярно проворонивая вывод миллиардных средств накануне отзыва лицензий, что тогда взять с простого обывателя? Да и ответственность за сохранение лицензии проблемному банку тоже пора бы уже ввести. Главный же аргумент сторонников сохранения статус кво — что вкладчики уйдут из банков, если над депозитами нависнет угроза потери части дохода. Эти страхи представляются очень преувеличенными. Уйти (да и то не все) могут только те, кого Герман Греф называет «серийными» или «профессиональными» вкладчиками. Но уйдут они только из наиболее рискованных банков, а не из банков вообще.

Чтобы понять, какими могут быть последствия, а заодно посмотреть на поведение вкладчиков, можно посмотреть на статистику вкладов. Скажем, за последние три года. Но не во всех банках, а только в тех, у которых была отозвана лицензия. В 2014 году было отозвано 73 лицензии у банков с объемом вкладов 275,9 млрд рублей. В 2015 году — 90 лицензий с вкладами на 393 млрд рублей. В текущем году — уже 68 лицензий банков с 451 млрд рублей вкладов.

Из цифр видно, насколько массовым стало явление «профессиональных» вкладчиков. И в этом отношении Герман Греф, тоже последовательно выступающий за реформирование системы страхования вкладов, был прав. Два года назад на каждый проблемный банк приходилось 3,76 млрд рублей вкладов, в 2015 году — 4,36 млрд, в текущем — уже 6,63 млрд рублей. Хотя ЦБ продолжает активную чистку системы уже три года, объем вкладов в неблагополучных банках только вырос — то есть вкладчик не только не стал осторожнее, но целенаправленно вкладывает деньги в банки с повышенной ставкой. С одной стороны, это плюс в карму банку, которому верят. С другой стороны, проблема нехватки средств в фонде страхования вкладов стала хронической, а дальше при такой динамике будет только расти. Кредиты ЦБ АСВ (недавно было принято очередное решение), а также увеличение норматива отчислений банков в фонд страхования вкладов не спасут — требуются системные решения. Вот их и предлагают.

Момент выбран удачно, потому что при невысокой инфляции могут стать экономически эффективными институты долгосрочного накопления, альтернативные банковским, — пенсионные фонды и накопительное страхование жизни. Поэтому не факт, что все сливки достанутся госбанкам, тем более что ответственное поведение вкладчиков будет означать выбор надежных среди высокодоходных.

А еще можно вспомнить, что Михаил Задорнов в 2000—2005 годах, когда разрабатывался и принимался закон о страховании вкладов, был депутатом Госдумы. И в первоначальном варианте закона как раз был прописан механизм ответственности вкладчиков: депозиты гарантировались на 100% только до минимальной суммы — кажется, 20 тыс. рублей. Все, что выше, предполагалось страховать на 90%. Но в тогда в Кремле решили, что ответственность вкладчикам не нужна, крохоборством заниматься не с руки. И депутаты, включая Михаила Задорнова, это решение поддержали. Поэтому что ж теперь…

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции