Ситуация, сложившаяся с банком «Пересвет», отлично подошла бы для учебников по банковскому делу как наглядная иллюстрация рисков, присущих исключительно банковской деятельности.

Безобидная, на первый взгляд, новость о временном отсутствии председателя правления и не основного акционера банка была преподнесена в СМИ таким образом, что стала прологом к бедствию кредитной организации, чья финансовая устойчивость до этого не вызывала сомнений.

Некоторые источники совершенно абсурдно увязали новость о якобы «пропаже» руководителя кредитной организации с вышедшим в конце сентября отчетом рейтингового агентства Fitch, подвергавшего сомнению качество кредитного портфеля банка «Пересвет». Даже несмотря на неблагоприятный вердикт в отношении концентрации ссуд в портфеле на потенциально связанных сторонах, в любое другое время рейтинговый отчет вызвал бы лишь изрядную долю скепсиса среди профессиональных участников рынка. А большинство частных вкладчиков и вовсе не заметило бы данного события. Однако вместе с новостью о «пропаже» председателя правления рейтинговая оценка Fitch обрела совершенно иное значение, став чуть ли не приговором для банка. А отсутствие его руководителя стараниями СМИ было представлено как бегство капитана с тонущего судна.

Все эти новости чудесным образом совпали с началом периода размещения облигаций «Пересвета», завершившегося в результате ничем (инвесторы не приобрели ни одной бумаги). Ни один эмитент, а уж тем более банковский, находясь в здравом уме, не начнет процедуру сбора заявок на собственные облигации, не будучи уверенным в их успешном и полноценном выкупе. Поэтому очевидно, что настроения инвесторов кардинальным образом поменялись уже в ходе размещения.

Синергетический эффект от всего этого неблагоприятного новостного фона оказался столь велик, что даже попытки опомнившихся руководства, акционеров и регулятора успокоить клиентов и вкладчиков уже не могли их удержать и скорее напоминали жесты отчаяния. В иные периоды вряд ли кто-то из общественности вообще обратил бы внимание на цепочку событий подобного рода. Теперь же руководитель мало-мальски публичного банка, вероятно, лишний раз подумает, прежде чем покидать свой рабочий кабинет даже по уважительным причинам.

Позиция и действия регулятора в данном случае выглядят не менее странными, чем вся ситуация вокруг банка. Сначала ЦБ сообщает о том, что АКБ «Пересвет» работает в штатном режиме и повода для беспокойства в связи с отсутствием его руководителя нет. Буквально через несколько дней после этого в банке вводится временная администрация и мораторий на удовлетворение требований кредиторов, а для вкладчиков случай признается страховым. Создается впечатление, что своим словесным вмешательством регулятор только усугубил ситуацию: раз уж клиентов призывает не беспокоиться сам ЦБ, то дела в банке, видимо, совсем плохи. Для сравнения: в былые годы представители регулятора и других финансовых властей грешили подобным образом в отношении рубля. Их словесные интервенции в поддержку (как им казалось) рубля воспринимались участниками рынка с точностью до наоборот — в виде повода к началу активных действий по покупке иностранной валюты. Впоследствии ЦБ все-таки выработал единственно верное решение — вообще практически никак не комментировать положение рубля.

Возвращаясь к банку «Пересвет», важно добавить, что уже после введения временной администрации в СМИ появилась информация со ссылкой на пресс-службу ЦБ о том, что проблемы банка связаны с кредитованием строительной сферы, испытывающей не лучшие времена. То есть повода для беспокойства в связи с отсутствием председателя правления, может быть, и не было. А вот беспокоиться в отношении качества активов банка, по всей видимости, надо было гораздо раньше, причем уже непосредственно самому регулятору.

На самом деле такая ситуация повторяется уже не раз: у того или иного банка возникают трудности с ликвидностью, в результате которых через некоторое время останавливается работа кредитной организации и вскрываются более глубокие проблемы, связанные с качеством активов, а в последнее время — и с сокрытием пассивов. Получается, что во всех подобных случаях (и КБ «Пересвет» не является исключением) ЦБ должен быть только благодарен внезапным обстоятельствам, позволившим ему отыскать более серьезные проблемы, которые все это время почему-то оставались вне поля зрения регулятора.

Фактически череда новостных событий буквально за несколько дней остановила работу банка, который, несмотря на относительно скромные размеры, традиционно находился в одном ряду с госбанками по многим показателям кредитного профиля и занимаемой рыночной нише. Остается только догадываться, являлась ли череда всех этих новостей случайностью. Совершенно очевидно лишь одно: на сегодняшний день, пожалуй, единственным гарантом стабильной банковской деятельности является государственное участие в капитале. Во всех остальных случаях любой игрок в одночасье может стать жертвой конфликта крупных финансовых интересов или попасть в процесс перераспределения и чистки активов банковской системы.

Государство при этом старательно прикрывается ответственностью перед частными вкладчиками, забывая, что список пострадавших от таких событий гораздо шире. Бизнес, инвесторы и контрагенты, затронутые подобными событиями, безвозвратно теряют не только капитал, но и последние остатки доверия ко всей финансовой системе и экономическим процессам в стране.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции