Для очищения банковского сектора необходимо повышение уровня требований к владельцам и топ-менеджменту кредитных организаций. В наиболее радикальных случаях необходима люстрация.

Банки не должны попадать в нечистые руки. Между тем недавно вскрылось, что Внешпромбанк принадлежал детям вора в законе, лидера ассирийской ОПГ Авдыша Беджамо (Алика Ассирийского, Алика-Зверя), убитого в 1995 году, — Георгию Беджамову и Ларисе Маркус. Неудивительно, что деньги вкладчиков были криминальным образом выведены из России и инвестированы в яхты и недвижимость в Монако. В результате «дыра» в балансе Внешпромбанка достигла рекордного уровня в 215,9 млрд рублей.

Понятно, что близким родственникам криминальных авторитетов нельзя разрешать владеть банками или занимать в них руководящие должности. Однако до сих пор такого запрета нет.

А вот еще пример: Елена Валерьевна Власова — ключевой акционер БайкалИнвестБанка. Ей принадлежат 30% акций банка. А муж Власовой — Олег Геннадьевич Карчев, бывший владелец банка «Рост», отправленного на санацию в декабре 2014 года. На 1 сентября 2016 года «дыра» в балансе банка «Рост» достигла 86,1 млрд рублей. На 1 октября 2016 года АСВ предоставило банку «Рост» заем на сумму 18,4 млрд рублей.

Коссова Елена Петровна значится конечным бенефициаром БайкалИнвестБанка (владеет 99,6% ООО «Хорт-В», которому, в свою очередь, принадлежат 9,9% акций этого банка). Ранее она по такой же схеме являлась акционером банка «Рост» — так, по данным на 28 октября 2014 года, она владела теми же 99,6% ООО «Хорт-В», которому принадлежали 8,05% акций «Роста».

Анатолий Николаевич Золотых числится владельцем 10,0% акций БайкалИнвестБанка. По данным на 28 октября 2014 года, ему принадлежит 16,65% акций банка «Рост» (которыми он владел через ООО).

Наконец, Елена Анатольевна Тарасова значится акционером БайкалИнвестБанка (9,9% акций банка), а по данным на 28 октября 2014 года, она значилась владельцем 8% акций банка «Рост» (владела через ООО).

Этот пример аналогичен казусу банка «Российский Кредит»: Анатолий Мотылев довел до разорения банк «Глобэкс», а затем ему позволили приобрести банк «Российский Кредит» и еще несколько банков. Которые он также благополучно довел до разорения. И что интересно, с помощью той же самой схемы: деньги вкладчиков Мотылев инвестировал в свои девелоперские проекты.

Разумно запретить бывшим собственникам разорившихся банков, а также их близким родственникам владеть кредитными организациями. При условии, что эти собственники участвовали в разорении банка.

В колонке «Змеиное гнездо» я описывал еще один казус — как группа выходцев из криминального АМТ-Банка, ни от кого не скрываясь и не маскируясь, получила возможность шесть лет вести криминальную деятельность в РосинтерБанке. С 19 сентября ЦБ отозвал лицензию у РосинтерБанка. По данным ликвидационного баланса, «дыра» в балансе этого банка достигла 80,3 млрд рублей. Совершенно непонятно, как этот казус коррелирует с наличием так называемых черных списков, в которые банкиры попадают даже в случае вынесения предписания банку, уж не говоря об отзыве лицензии.

А грабли стучат и стучат…

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции