Любые публичные или ставшие таковыми случайно слова людей, облеченных официальным статусом, о финансовом состоянии банков стоят очень дорого. Поэтому девизом нашей банковской системы отныне должно стать не респектабельное «очищай рынок», а простецкое «фильтруй базар» (нет, это не синонимы).

Информационный фон вокруг нашей банковской системы стремительно превращается в театр абсурда. На одной сцене уживаются вполне официальные данные, согласно которым в российском банковском секторе существенно улучшается «примерно всё», алармистские прогнозы о печальной судьбе нескольких кредитных организаций из топ-15 и экзотические рецепты воскрешения банков-мертвецов. Это сильно похоже на кризис доверия в банковской системе. Для финансовых отношений и бизнесов нет ничего более разрушительного, чем кризис доверия. Сначала он обесценивает любые официальные заявления, а потом — и финансовые активы. Банки запросто можно гробить не только сомнительными операциями, но и силой слова.

Все, что официально рассказывает Банк России относительно состояния банковской системы, вроде бы должно настраивать на благодушно-оптимистический лад. Прибыль российских банков по итогам первого полугодия достигла 770 млрд рублей по сравнению с 360 млрд в аналогичный период 2016-го. По итогам семи месяцев она уже больше 900 млрд, а по итогам года наверняка превысит триллион — будто бы и кризиса никакого не было. (Для сравнения: наша экономика в целом, кроме низкой инфляции год к году и дефляции в последние несколько недель, пока ничем похожим похвастать не может.)

«Продолжился рост рентабельности банковского бизнеса», — сообщил нам регулятор в своем информационно-аналитическом материале «О динамике развития банковского сектора Российской Федерации в июне 2017 года». Росли банковские активы — за первое полугодие на 2,2%. Увеличился объем кредитов экономике — на 1,8%, в том числе кредитование нефинансовых организаций — на 1%. Розничное кредитование росло еще быстрее — на 3,8%, превысив 11 трлн рублей. Наблюдались прирост вкладов и, пусть незначительное, снижение доли просрочки по всем видам кредитов. Даже лицензий у банков стали отзывать существенно меньше, чем в прошлые годы.

Казалось бы, на российском банковском рынке тишь да гладь да божья благодать. Но тут случается введение временной администрации и отзыв лицензии у банка «Югра» из топ-30. И по рынку тут же начинают активно курсировать слухи о проблемах у четырех банков из топ-15. Причем эти банки имеют совокупные активы в 6 трлн рублей. Все вместе они, на минуточку, — условный «третий банк страны», крупнее только Сбербанк и ВТБ. Буквально в считаные дни от этого благодушия не остается камня на камне.

2 августа первый заместитель председателя Банка России Дмитрий Тулин в интервью ТАСС, комментируя информационные атаки на крупные банки после краха «Югры», заявляет: «Несмотря на то что процесс оздоровления банковского сектора еще продолжается, мы не ждем в обозримом будущем каких-либо серьезных негативных событий, и прежде всего — отзыва лицензий у крупных, значимых банков». Однако с тех пор спокойнее на рынке точно не стало — скорее, наоборот.

В результате письмо одного сотрудника одной управляющей компании своим клиентам пока явно перевешивает по резонансу заявление одного из руководителей ЦБ. Теперь Банку России придется своими действиями и новыми словами как-то опровергать всевозможные неприятные предположения. И объяснять, что значит в том самом заявлении Дмитрия Тулина буквально каждое слово. «Серьезных негативных событий ожидать не приходится»? Но что считать «серьезным негативным событием»? Станет ли таковым, например, санация хотя бы одного банка из топ-15? «Мы не ждем негативных событий в обозримом будущем»? А сколько длится по времени, по версии ЦБ, это самое «обозримое будущее» — до осени, до конца 2017 года или до президентских выборов в марте 2018-го? И значит ли это, что после обозримого будущего «негативные события» все-таки ожидаются? ЦБ «не ждет в обозримом будущем отзыва лицензий у крупных, значимых банков»? Но ведь и прошлые отзывы лицензий у крупных банков, по крайней мере для участников рынка, были неожиданными. А какие банки монетарные власти и лично регулятор считают «значимыми», после истории с «Пересветом» и Татфондбанком не понимает, похоже, никто.

На этом фоне история с банком «Югра» превращается в какую-то странную абсурдистскую сказку с восточным колоритом. На днях пресс-офис ключевого владельца «Югры» Алексея Хотина распространил информацию о встрече бизнесмена с саудовским принцем аль-Валидом в отеле Four Seasons в Москве. Принц аль-Валид является акционером канадской Four Seasons Hotels and Resorts, а Хотин — владельцем отеля «Four Seasons Москва». Так вот, по версии пресс-офиса Хотина, принц «выразил готовность рассмотреть возможность вхождения в капитал банка в случае восстановления работы финансового учреждения». Как может быть восстановлена работа банка с отозванной лицензией в России, принцу, видимо, на всякий случай не рассказали. Но в целом внезапный саудовский принц на белом коне в качестве спасителя российской банковской системы на фоне последних событий смотрится вполне органично. Это-то и пугает...

Ну а если серьезно, с кризисом доверия и подозрений под аккомпанемент рекордной прибыли банков и роста кредитования надо заканчивать. Причем чем быстрее, тем лучше — только новых глобальных финансовых потрясений нам не хватало.