​Миссис МЭПЛ
Банк России будет экстренно помогать нуждающимся в деньгах кредитным организациям
Фото: Banki.ru

Недавно Банк России анонсировал новый инструмент экстренного предоставления ликвидности банкам — МЭПЛ. Банки «горячо приветствовали» это нововведение. Но что оно означает для российского банковского сектора на самом деле?

«С учетом устойчивости…»

Напомним сначала, о чем идет речь. Банк России с 1 сентября 2017 года ввел дополнительный механизм экстренного предоставления ликвидности — МЭПЛ. Банки, испытывающие временные проблемы с ликвидностью, теперь смогут обратиться за ним в случае исчерпания других источников привлечения средств, в том числе в рамках стандартных инструментов Банка России. «Банк России будет принимать решение о предоставлении банку средств в рамках МЭПЛ с учетом его финансовой устойчивости, а также системной значимости», — сообщалось в пресс-релизе регулятора.

Почему ЦБ анонсировал этот инструмент именно сейчас? И зачем он нужен?

​ЦБ ввел дополнительный механизм предоставления ликвидности

ЦБ принял решение о введении с 1 сентября дополнительного механизма предоставления ликвидности, сообщает пресс-служба регулятора.

Хороший МЭПЛ при плохой игре

«Задача Центробанка — быть кредитором последней инстанции. Но та ликвидация гэпа в ликвидности, из-за которой ЦБ вводит новый инструмент, — это функция межбанка, — говорит директор Банковского института ВШЭ Василий Солодков. — То есть ЦБ берет на себя функцию рынка. Почему? Потому что межбанка, по сути, больше нет. У банков нет лимитов друг на друга. И это непосредственный результат зачистки банковской системы. Политика ЦБ привела не к росту доверия к банкам, а, наоборот, к росту недоверия. Никто не знает, у кого отберут лицензию завтра: ты дашь ему денег, а он их тебе уже никогда не сможет вернуть. В текущих условиях проще и безопаснее вообще ни с кем не работать».

Кстати, такую же причину, но с другой оценкой приводит и глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков в своей колонке для газеты «Известия». «Похожий механизм действовал в 2008—2009 годах, когда из-за сложного экономического положения банки закрывали лимиты кредитования друг друга из-за кризиса доверия, — пишет Анатолий Аксаков. — Многие кредитные организации в середине июля вновь закрыли лимиты, когда обострилась ситуация вокруг банка «Открытие». Объявление регулятором о включении дополнительного механизма поддержки не означает, что ЦБ с завтрашнего дня начнет раздавать деньги направо и налево. Это сделано с тем, чтобы успокоить рынок, дав банкам уверенность».

Но если смотреть не на причины, приведшие к необходимости вводить МЭПЛ, а уже на сам свершившийся факт, то банковское сообщество восприняло эту новость в целом весьма позитивно.

Лучше, чем ничего

Официальная реакция банков чем-то напоминает лозунги на первомайской демонстрации в советские годы. «Мы приветствуем появление на рынке нового механизма экстренного предоставления ликвидности», — присылает ответ ВТБ. «Центральный банк отреагировал, как всегда, четко и, главное, вовремя. Это самый правильный ход Центробанка, повышающий доверие к российской банковской системе и способствующий снижению рисков для крупных частных банков», — убеждает Промсвязьбанк. Ну и дальше примерно в том же духе.

Если же убрать этот восторг, то инструмент все же оказывается неплохим, у него есть объективные достоинства. Как, впрочем, и очевидные недостатки, которые не могут не бросаться в глаза.

«Преимущество МЭПЛ — в расширении перечня инструментов, принимаемых Банком России в обеспечение задолженности обратившегося за кредитом банка, — говорит руководитель практики управления рисками ФБК Grant Thornton Роман Кенигсберг. — Также заявляется, что процедуры по данному инструменту должны быть «оперативными», но критерии оперативности, к сожалению, не заданы».

Никто не знает, у кого отберут лицензию завтра: ты дашь ему денег, а он их тебе уже никогда не сможет вернуть. В текущих условиях проще и безопаснее вообще ни с кем не работать.

«Если прежде существовала только безотзывная кредитная линия и предоставлялась она только системообразующим банкам, то сейчас МЭПЛ может быть предоставлен всем банкам, вне зависимости от их размера, — отмечает руководитель управления торговых стратегий Dukascopy Bank SA Даниил Егоров. — Правда, малые и средние банки как раз не нуждаются в поддержке ликвидности в настоящее время. Тем не менее этот механизм может быть очень востребован при снижении ключевой ставки — если раньше банки решали свои вопросы при помощи сделок РЕПО, то теперь они могут получить помощь через МЭПЛ».

Вообще, банки, которые не имеют проблем с надзорными органами, характеризует избыточная ликвидность. Об этом, в частности, заявил и министр экономического развития РФ Максим Орешкин на минувшей неделе. «У нас в целом банковская система имеет избыточную ликвидность», — сказал министр. Но конкретным банкам, у которых ликвидности недостаточно, от этого точно не легче.

«Тем не менее, так как малые и средние банки достаточно активно инвестируют в различные проекты, иногда срочная ликвидность необходима», — объясняет Даниил Егоров актуальность МЭПЛ. «Ряд инструментов, таких как РЕПО или рефинансирование под залог нерыночных активов по положению 312-П, используется многими банками регулярно и на общих основаниях, — пояснили Банки.ру в Сбербанке. — Новый механизм скорее относится к антикризисным инструментам индивидуальной настройки, которая осуществляется Банком России в зависимости от типа кризисной ситуации, в которой оказался конкретный банк, и особенностей его баланса».

Некоторые животные «равнее»

Но, несмотря на своевременность МЭПЛ, новость о его появлении вызвала у участников рынка много вопросов. Самый первый и самый важный — кому Банк России будет предоставлять этот инструмент. «Да, мы прочитали в пресс-релизе ЦБ, что он будет спасать финансово устойчивые банки. Но на данный момент не опубликованы критерии, по которым ЦБ будет определять, является этот банк финансово устойчивым или нет, — говорит Василий Солодков. — Может быть, эти критерии появятся позже».

«Право банка на получение кредита в рамках МЭПЛ достаточно условно, — рассуждает Роман Кенигсберг. — Банк России ничего не гарантирует, он готов рассмотреть заявку банка и принять решение на основе своего субъективного мнения». Каким оно окажется? «ЦБ будет спасать того, кого посчитает нужным спасать, — убежден Василий Солодков. — Как у Оруэлла, «некоторые животные равнее».

Или, наоборот, МЭПЛ окажется своеобразным троянским конем? «Главное, что настораживает, скажем, меня, — это условия, по которым банк может получить финансовую помощь, — комментирует Даниил Егоров. — Не является ли это своего рода ловушкой: банк признается в своей несостоятельности, получает дополнительную ликвидность и через неделю временную администрацию».

Ну а остальные «белые пятна» — это уже досадные мелочи. Механизм не проработан: какие средства будут выделяться, насколько оперативно, с какой регулярностью — задаются вопросами наши эксперты. «К недостаткам можно отнести достаточно высокую стоимость — ключевая ставка плюс 1,75 процентного пункта», — говорит Кенигсберг. В Сбербанке тоже обратили внимание на высокую стоимость инструмента. Но отмечают, что она «вполне соответствует ситуации, в которой Банк России собирается предоставлять ликвидность».

«Горшочек, не вари», или Что будет с эмиссией

В связи с новостью о готовности Банка России раздавать деньги на спасение кредитных организаций неизбежно возникает вопрос о дополнительной эмиссии, ее масштабах и возможном влиянии на инфляцию. Однако, хотя, как говорит Роман Кенигсберг, любой кредит со стороны Банка России является эмиссией денежных средств, пугаться этого не стоит.

«Не думаю, что ЦБ готов делать открытый вброс средств в экономику сейчас. Основная проблема публичной эмиссии — это реакция на нее со стороны рынка. Разгона инфляции не избежать, — объясняет Даниил Егоров. — Поэтому если эмиссия и будет, то в очень небольших размерах, и она должна быть обязательно нивелирована ростом ставки. Полагаю, у ЦБ достаточно резервов для того, чтобы прокормить потерявшие нужный уровень ликвидности добропорядочные банки».

Эксперт обращает внимание, что МЭПЛ не понадобится крупнейшим государственным банкам, чьему финансовому положению сегодня можно только позавидовать. А для того, чтобы поддержать средние и малые банки, эмиссия не нужна.

В некоторой степени о дополнительной ликвидности и связанных с ней рисках рассказал заместитель председателя Банка России Василий Поздышев в интервью агентству Reuters, описывая пополнение ликвидности банку «ФК Открытие». «Те средства, которые мы предоставляем банку «ФК Открытие» и в дальнейшем готовы будем предоставлять другим банкам в случае необходимости, будут компенсированы стандартными операциями Банка России по абсорбированию ликвидности — это депозитные аукционы, выпуски ОБР», — сообщил Поздышев.

Не думаю, что ЦБ готов делать открытый вброс средств в экономику сейчас. Основная проблема публичной эмиссии — это реакция на нее со стороны рынка. Разгона инфляции не избежать.

По словам зампреда ЦБ, вливания в «Открытие» (вероятно, тут можно провести параллель с использованием МЭПЛ и в дальнейшем) не повлияют на инфляцию. «Финансовое оздоровление «Открытия» и средства, используемые Банком России на эти цели, никаким образом не повлияют на достижение таргета и на саму инфляцию, — говорит Поздышев в интервью. — Во-первых, масштабы финансового оздоровления одного банка не сопоставимы с финансовым рынком. Активы банковской системы — более 80 триллионов рублей, и в масштабах сектора это не такие значимые вложения. Во-вторых, средства финансовой поддержки будут предоставлены постепенно, не разово. В-третьих, ликвидность на финансовом рынке будет абсорбирована Центробанком».

Что немцу хорошо, то русскому смерть

«Введение МЭПЛ не связано с текущей ситуацией на денежном рынке, Банк России давно вел работу по подготовке указанного механизма, — ответил Центробанк на запрос Банки.ру. — МЭПЛ в том или ином виде есть в арсенале многих ведущих мировых центральных банков (ЕЦБ, Банка Англии, ФРС США и других). Рекомендации о создании МЭПЛ поступали Банку России в том числе от МВФ в рамках Программы по оценке финансового сектора».

Но насколько распространена эта практика за рубежом?

«Как таковых аналогов МЭПЛ я не припомню, — говорит Егоров. — Есть у него некоторая параллель со стимулирующими платежами центробанков Германии, Великобритании и Италии, но и она вызывает массу вопросов. Стимулирующие выплаты для банков этих стран были целевыми — так или иначе, они должны были пойти на кредитование реальных секторов экономики. В положении ЦБ о МЭПЛ об этом ничего не сказано. В Италии подобная система сейчас разрабатывается для банков со слабой финансовой устойчивостью, вызванной плохой конъюнктурой рынка. Однако в полной мере она еще не отстроена».

Подобный инструмент использовался Европейским центральным банком в период 2008—2011 годов, обращает внимание директор Банковского института ВШЭ Василий Солодков. Тогда межбанк также практически сошел на нет из-за проблем в банковских системах конкретных стран еврозоны. «Серьезные проблемы были у итальянских банков, французских, испанских, — перечисляет Солодков, — но такого безудержного отзыва лицензий не было ни в одной стране. В тех условиях ЕЦБ взял на себя функцию межбанка, но это была временная мера. Сейчас межбанк восстановлен, и потребности в этом инструменте больше нет. У нас же есть риск, что МЭПЛ станет постоянным инструментом — по крайней мере, до тех пор, пока в России не останется пара-тройка самых надежных банков».

Будет ли толк?

Принесет ли новый инструмент ЦБ долгожданное спокойствие в банковский сектор? «Увеличение разнообразия инструментов рефинансирования и предоставления ликвидности, в том числе в кризисной ситуации, — это всегда позитивная новость для рынка», — ответили Банки.ру в Сбербанке.

«Чтобы инструмент действительно сработал с точки зрения психологии банкиров, необходимо несколько удачных примеров, — полагает Даниил Егоров. — Ну и необходимо убедить рынок в скором снижении требований по кредитам и смягчении кредитно-денежной политики. При этих условиях такой инструмент действительно сдвинет ситуацию в финансовой сфере с мертвой точки».

Однако, по мнению Солодкова, момент упущен. «Уже давно перезрел вопрос о страховании вкладов юрлиц, — поясняет эксперт. — Об этом говорили много лет: защищая только средства физлиц, мы нарушаем условия конкуренции в банковском секторе. Мы все последние годы наблюдаем переток средств юрлиц из частных банков в государственные. Но заниматься этим вопросом надо было до начала расчистки банковской системы. Сейчас уже поздно, уже нет на это денег».

В текущей ситуации уже не очень понятно, говорит Солодков, что может сделать ЦБ для стабилизации банковской системы.

Милена БАХВАЛОВА, Banki.ru