Идеальный работник: без зарплаты и отпуска
«Вкалывают роботы, а не человек». Эта строчка из советской песни скоро может стать реальностью
Фото: iLexx/Depositphotos.com

Развитие искусственного интеллекта будет угрозой для офисных сотрудников, которые каждый день делают одно и то же. Самообучающиеся программы справятся с рутинной работой и не будут требовать у работодателя бонусов, отпусков и больничных. Попасть под сокращение может 50—60% всего офисного персонала.

Внедрение новых технологий, таких как искусственный интеллект, становится реальной угрозой для существования большей части офисных работников в разных сферах человеческой деятельности. Такие прогнозы публикуют зарубежные исследователи.

«Искусственный интеллект выхолащивает экономику, вытесняя гарантированные и хорошо оплачиваемые работы негарантированными и плохо оплачиваемыми», — пишет профессор Университета Мичигана, научный руководитель Лаборатории сравнительных социальных исследований (ЛССИ) НИУ ВШЭ Рональд Инглхарт.

«По мере того как искусственный интеллект начинает заменять людей, нерегулируемые силы рынка создают ситуацию, в которой крохотное меньшинство контролирует всю экономику, а большинство занято на непостоянной работе, прислуживая первым в качестве садовников, официантов, нянь и парикмахеров. Это ­будущее, которое сейчас закладывает социальная структура Кремниевой долины», — говорится в его книге «Культурная эволюция».

Офисный персонал может быть сокращен на 50—60%

Российские эксперты также считают, что уже в ближайшие три-четыре года наша жизнь радикально изменится.

«При сохранении нынешнего экономического порядка любая работа, которую можно автоматизировать, будет автоматизирована. В том числе офисная работа. При выполнении рутинных операций автомат надежнее человека, может работать круглосуточно, не нуждается в зарплате, выходных, отпусках и социальной защите. В условиях конкуренции все предприниматели хотят снизить издержки прежде, чем это сделают конкуренты. В той мере, в какой автоматы будут экономически эффективнее, они будут замещать людей», — говорит заведующий лабораторией сравнительных социальных исследований ЛССИ НИУ ВШЭ Эдуард Понарин.

По мнению основателя Talkbank.io Михаила Попова, в перспективе офисный персонал может быть сокращен на 50—60%, производственный — на 10—15%.

«Текущее развитие технологий показывает, что под сокращение попадут специалисты, работающие с информацией и принимающие решение либо по шаблонам, скриптам, либо на основании нормативов или законодательства. Кроме того, под угрозой операторы механизмов, операторы кол-центров, менеджеры по поддержке, частично менеджеры отдела кадров, продавцы типовых продуктов, кассиры, водители, пилоты. Сокращения офисного персонала могут в перспективе составить до 50—60% рабочего персонала в пределах 10—15% от численности», — полагает Попов.

При сохранении нынешнего экономического порядка любая работа, которую можно автоматизировать, будет автоматизирована. В том числе офисная работа. При выполнении рутинных операций автомат надежнее человека, может работать круглосуточно, не нуждается в зарплате, выходных, отпусках и социальной защите.

«Если говорить об офисных сотрудниках, которых заменят алгоритмы, то автоматизация в первую очередь коснется дистанционной поддержки — телемаркетинга, бизнес-ассистентов, секретарей, людей, работающих на простых операциях и помогающих клиентам получать те или иные услуги. Также это затронет бэк-офис: бухгалтерию, кадры, юристов на договорной работе — процессы, которые подчиняются определенным правилам и совершаются с определенной периодичностью», — считает директор по персоналу Модульбанка Алена Валовая.

Процесс сокращения сотрудников, чьи функции могут заменить алгоритмы, можно наблюдать уже сейчас. В частности, в финансовой сфере.

«Мы уже сегодня видим примеры, когда автоматизация многих процессов помогает исключить участие человека из процессов оформления финансовых документов. Например, в крупных компаниях с каждым годом сокращается число бухгалтеров, занимающихся обработкой первичной бухгалтерской документации и занесением данных в учетные системы. На смену таким бухгалтерам приходят системы сканирования документов и распознавания данных с автоматическим внесением всей информации в электронные базы. А постепенное упразднение бумажного документооборота в пользу электронного еще больше повысит уровень автоматизации и исключит участие человека даже на этапах сортировки и обработки документов», — прогнозирует руководитель стратегических проектов CAF Group Валентин Островский.

Сооснователь проекта Darfchain Константин Бакулев напоминает, что уже существуют боты и программы, позволяющие в автоматическом режиме составлять простые юридические документы (запросы, иски), формировать аналитические отчеты и обзоры на естественных языках и т. п. «Сегодня даже простые пользователи, незнакомые с азами программирования, могут благодаря платформам типа IFTTT строить свои связанные алгоритмические последовательности вокруг своих аккаунтов, гаджетов и прочих «умных» предметов, все больше окружающих человека», — говорит эксперт.

Искусственный интеллект будет применяться и в креативных отраслях

Председатель совета директоров группы компаний «Русские инвестиции», футуролог Кирилл Игнатьев обращает внимание на то, что алгоритмы смогут заменить и некоторых представителей креативных профессий. «Есть распространенное мнение, что искусственный интеллект заменит монотонный человеческий труд, где нет места креативу. Но эта точка зрения несколько односторонняя, искусственный интеллект уже в ближайшее время будет применяться и в креативных отраслях. Сейчас в мире работает несколько сот тысяч дизайнеров, я имею в виду и промышленный дизайн, веб-дизайн и дизайн интерьеров. Из этих дизайнеров только несколько тысяч человек являются уникальными авторами креатива, которые распространяют свое авторское видение, формируют стиль, моду, предлагают оригинальные решения. Остальные же — копиисты и контентщики: они копируют и соединяют разработанные первыми идеи. И такую работу искусственный интеллект сможет выполнять более качественно, так как он имеет более широкий доступ к мировому поиску, может быстро и качественно обобщать контент», — уверен Кирилл Игнатьев.

Государство будет вводить систему workfare

Вопрос в том, что будет делать государство, когда часть населения окажется выключенной из экономических процессов, говорит Константин Бакулев. «Какие скрытые ныне издержки будут нести государства, корпорации и общество в целом при высвобождении определенного объема населения из так называемого трансакционного сектора экономики (а именно к нему относится труд подавляющего числа офисных и государственных служащих, обеспечивающих управленческую, юридическую, финансовую, наконец, материально-культурную связность социального пространства)?

С какого момента некоторая масса населения, выброшенного из рутинной, но включенной в общую экономическую цепочку деятельности, становится критически атомизированной, грозящей разнести все вокруг? Значит ли это, что возникает новая потребность в дополнительной искусственной связанности (вторичный трансакционный сектор), такой как геймификация, например, или другие придуманные «маркетинговые» занятия, призванные утилизировать время, а в конечном итоге и «лишнее» население? Насколько экономия от сокращения офисных работников — помощников руководителей, юристов, бухгалтеров, нотариусов и прочего «офисного» населения планеты — будет сопоставима с затратами на их социальную «нейтрализацию», отнюдь не сводящуюся к пресловутому БОД (безусловному доходу)? И не станет ли автоматизация рутинных операций тем порогом отсечения, который разрушит и без того хрупкие сегодня социальные лифты (ведь уже нельзя будет строить карьеру с самых низов в роли «подмастерьев») и введет еще невиданную неофеодальную сословность на вполне осязаемой материально-технологической основе?» — задает вопросы Константин Бакулев.

«Возможно, государство будет вводить систему workfare (по аналогии с welfare — социальной защитой), придумывая какую-то не очень нужную работу для невостребованных людей. А возможно, будет вводить минимальный гарантированный доход для всех граждан, как уже пытаются делать в Финляндии. В государствах с долгой традицией системы социальной защиты (та же Финляндия и многие другие европейские страны) это более вероятно. Наша страна несколько отстает в процессах автоматизации в связи с относительной дешевизной рабочей силы. При этом многим начальникам, вероятно, приятнее иметь живую секретаршу, а не многофункциональное устройство. Но в конце концов мы придем к таким же проблемам, что и в передовых странах», — говорит Эдуард Понарин.

Эксперты также прогнозируют, что новые профессии будут приходить на смену старым, и те, кто не застревает в рутине, а готов обучаться новому, смогут найти себе применение в изменяющейся реальности.

Многим начальникам, вероятно, приятнее иметь живую секретаршу, а не многофункциональное устройство. Но в конце концов мы придем к таким же проблемам, что и в передовых странах.

«Я не верю в то, что из-за внедрения технологий и алгоритмов начнется массовая безработица. Можно вспомнить похожие исторические этапы, когда происходило внедрение новых технологий. В ХVIII веке в Англии начали активно применять паровую машину, и тот труд, которым раньше люди занимались вручную, например ткали одежду, начали выполнять машины. Движение луддитов — рабочих, которые врывались на фабрики и ломали станки, — возникло потому, что люди боялись безработицы. Но надо было добывать больше металла, производить станки, обучать людей работать на них. В результате появились новые рабочие места. Сейчас мы видим тот же самый концепт и тот же страх, что роботы заменят человеческий труд во всех отраслях экономики, а люди будут работать за чашку риса», — рассказывает основатель кадровой компании Support Partners Константин Борисов.

Вместо одной профессии мы будем осваивать 5—7 компетенций

«Всех сотрудников можно разделить на две категории. К первой относятся те, кто не сильно задумывается о будущем, живет настоящим. Они не очень амбициозны, не особо чем-то интересуются. Это люди, привыкшие к повседневной рутине — поесть, поспать, сходить куда-то с друзьями, побыть с семьей, отсидеть на работе положенные восемь часов. Сложно предсказать, что с ними будет, когда начнутся массовые сокращения. Я думаю, на рынке начнется расцвет компаний, занимающихся профориентацией и переквалификацией. Такие компании как раз будут давать возможность выучить что-то новое и сменить квалификацию. Но для этой категории людей процесс станет крайне болезненным. Они потеряют в материальном благосостоянии из-за того, что длительное время не смогут работать, и будут находиться в тяжелом эмоциональном напряжении, потому что столкнутся с тем, от чего всегда бежали, — с изменениями, — говорит Алена Валовая. — Ко второй категории относятся люди, которые, работая на подобных должностях, очень активно интересуются своим развитием и постоянно учатся новому. Иногда они набирают навыки из совершенно разных сфер, не связанных друг с другом. На первый взгляд, эти навыки нельзя вплести в логичную цепочку их дальнейшей карьеры, но это единственно правильный путь. Эклектика совершенно разных навыков даст этим людям возможность в перспективе, когда они столкнутся с необходимостью трудоустройства, найти свое направление быстро и стать ценными сотрудниками».

«С уходом старых профессий придет в несколько раз больше новых, но и само представление о профессиях уйдет в прошлое. Человеку придется постоянно учиться, получать новые компетенции и делать это не только в юношеские годы, а на протяжении всей жизни. Вместо одной профессии мы будем осваивать 5—7 компетенций», — полагает Кирилл Игнатьев.

«Если поколение наших бабушек и дедушек могло окончить вуз и всю жизнь работать по одной специальности, наши родители несколько раз проходили переобучение или повышение квалификации, то нам предстоит пройти 4—5 циклов переобучения. Поэтому становится особенно важно инвестировать в себя, в свое здоровье и развитие», — заключает Константин Борисов.

Анна ПОНОМАРЕВА, Banki.ru