Виктория Смоленская: «Некоторые наши продукты опередили время»
Фото: Пресс-служба платежной системы «Золотая Корона»

Виктория Смоленская: «Некоторые наши продукты опередили время»

1620

Платежная система «Золотая корона» была создана за четыре месяца. Директор системы Виктория СМОЛЕНСКАЯ рассказывает о конкуренции с Visa и MasterCard, преимуществах чиповых пластиковых карт и о том, как группе новосибирских программистов удалось создать крупнейшую в России сеть пунктов дистанционных платежей.

— «Золотая Корона» изначально разрабатывалась как национальная платежная система?

— «Золотая Корона» создавалась как платежная система, максимально адаптированная под особенности отечественного рынка, под российскую инфраструктуру и экономическую специфику.

Существовала задача — создать комплекс платежных технологий, во-первых, способный решить текущие насущные проблемы — автоматизацию выдачи зарплаты, расшивку неплатежей, безопасную выдачу денег вахтовикам, которые в неспокойные 90-е годы ехали целыми бригадами на заработки в Заполярье, во-вторых, обладающий повышенным уровнем безопасности и надежности, в-третьих, имеющий хороший потенциал для развития.

— И каким образом возникла идея создать «Золотую Корону»?

— Рождение «Золотой Короны» совпало с началом мирового бума электронных денег. В начале 1990−х годов произошел всплеск PC-банкинга — удаленного предоставления финансовых сервисов. Это была общемировая тенденция, и было ясно, что скоро дойдет дело и до России.

При этом Россия к началу 90-х годов прошлого века в развитии информационных технологий отставала от развитых стран примерно на 35—40 лет.

Кроме того, в России были сложности со связью — тогда даже стационарный телефон подключить была проблема. Плюс неустойчивость финансовой системы: «черные вторники», «черные четверги», инфляция 300—400%, проблема нехватки наличных средств в процессе расчетов. Как решить задачу построения совершенно необходимой стране системы электронных безналичных платежей в таких условиях? Эту задачу взялась решать группа специалистов, работавших тогда в Сибирском торговом банке и пришедших в банковскую сферу из академических институтов.

Мы считали, что нагонять шаг за шагом — стратегия, обреченная на неудачу, поэтому было решено отставание превратить в преимущество и сразу сделать ставку на более прогрессивные технологии и качественно иные подходы. Так была сделана ставка на микропроцессорные, чиповые карты.

И с февраля по май 1994 года, за четыре месяца, 12 человек сделали систему банковского пластика. Была заложена основа, которая, естественно, требовала развития. Это развитие осуществлялось, в том числе и благодаря целенаправленному обучению наших специалистов за рубежом.

— Увидеть за рубежом и скопировать — типичный ход для российского бизнеса…

— Слепого, механического копирования не было никогда.

Мы изначально исходили из посыла, что пластиковая карта — это не просто электронный кошелек, а инструмент управления банковским счетом, финансовый инструмент умного, выгодного и удобного управления деньгами. Поэтому банкомат с картой «Золотая Корона» — это не сейф, а офис банка.

Возможности чиповых карт, конечно, способствуют реализации этих идей на практике. Микропроцессор позволяет записать на карточке большой объем информации, несколько финансово-информационных приложений. Поэтому нам удается автоматизировать самые сложные сегменты рынка: повседневные платежи, пополнение счетов (не только карточного счета, но и, например, накопительных, пенсионных), налоговые отчисления, штрафы, коммунальные платежи, проезд в транспорте, предоставление льгот. «Золотая Корона» — это целый набор банковских и финансовых сервисов.

— Если говорить о России, то «Золотая Корона» — это единственная попытка создания чиповой многофункциональной карты?

— Нет, были и другие проекты, но по ряду причин они не получили успешного развития: например, не пошла работа с чипом, или созданный продукт не удалось продвинуть на рынок. Ведь главное — не просто найти идею, но и реализовать её в продукте, а продукт — тиражировать.

Рынок завоевывают те системы, которые уделяют должное внимание созданию инфраструктуры приема карт. То есть путь к успеху — это сумма множества слагаемых.

— Насколько важен в этой сумме вклад сотрудников?

— Думаю, не ошибусь, если назову этот вклад ключевым. Залог успешных разработок в инновационном бизнесе — это светлые головы, кадры. ЦФТ постоянно инвестирует в обучение и профессиональный рост сотрудников, поэтому компания укомплектована лучшими кадрами, лучшими программистами.

— Новосибирские программисты вообще считаются одними из лучших в России…

— Согласна, но ведь многие разработчики программного обеспечения работают в рамках глобальных проектов и делают небольшой кусочек какой-то программы, которая «склеивается» воедино где-нибудь в Индии или Ирландии. Наши специалисты работают, создавая продукт целиком, ориентируясь не только на конкретную задачу, но и на готовую бизнес-модель — в этом суть. Это влияет и на мотивацию, и на результат. В составе компании есть свои разработчики, аналитики. У нас есть собственное видение рынка — мы сами придумываем что-то новое, и сами быстро внедряем эти новинки.

— Каков объем инвестиций в создание системы «Золотая Корона»?

— Трудно назвать какую-то конкретную цифру. Построив завод, можно посчитать стоимость земли, стройматериалов, оборудования.

А сколько стоит создать идею? «Золотая Корона» создавалась в течение 15 лет, этот процесс продолжается и сегодня. Поэтому инвестиции распределены по времени и их оценка крайне затруднена.

Вообще же, основные инвестиции любого ИТ-бизнеса — это инвестиции в персонал, в людей, создающих инновационный продукт.

— Как вы тиражировали продукт на рынке, где давно лидировали системы «MasterCard» и «Visa»?


— Важнейшая составляющая нашей стратегии — это тесное сотрудничество с банками-партнерами. Кредитные учреждения кровно заинтересованы в распространении систем безналичных платежей, поскольку они зарабатывают на комиссиях.

На первом этапе очень помогли связи Сибирского торгового банка, у которого были хорошо отлажены связи со многими банками, а они с интересом присматривались к новинкам, в том числе и к инновационным платежным сервисам. Наша партнерская работа с банками помогает создавать финансовые продукты с глубокой локализацией, предельно отвечающие запросам конкретного банка и конкретного региона. Такая гибкость и, по сути, совместное с банками создание продуктов, конечно, помогает нам в конкурентной борьбе.

— Насколько важную роль играют в «Золотой Короне» банки Новосибирска?

— Конечно, Новосибирская область, является одним из важнейших регионов для «Золотой Короны».

Здесь очень активно работают банки-партнеры системы, в первую очередь, Новосибирский Муниципальный банк, «МДМ Банк», банк «Левобережный». Эти банки уверенно входят в ТОП-10 системы по всем основным показателям. Наши партнеры в Новосибирске вышли на очень приличный уровень оборотов по сервисам «Золотая Корона». Например, летом этого года банк «Левобережный» преодолел знаковую отметку в 1 миллиард рублей по ежемесячному обороту по картам РПС «Золотая Корона» в сети своих банкоматов. Такого же показателя достигли и остатки на картсчетах клиентов Новосибирского Муниципального банка. Банк «Левобережный» неизменно является партнером «Золотой Короны» в пилотных проектах, когда на рынок выводятся новые сервисы.

— А почему Муниципальный банк отказался от карт «Золотая Корона» и начал работать с «MasterCard»?

— Это неверная информация. Новосибирский Муниципальный банк продолжает оставаться участником РПС «Золотая Корона». В настоящее время общий объем эмитированных банком пластиковых карт составляет 228 тысяч, из них — свыше 215 тысяч карт РПС «Золотая Корона». Остальные — это кобрендовые карты MasterCard — Золотая Корона, которые принимаются в инфраструктуре обеих платежных систем и выдаются тем клиентам, кто часто выезжает за рубеж.

— Какие сложности, помимо конкуренции с международными платежными системами, существуют для распространения карт «Золотая Корона»?

— Создание ИТ-технологий — это инновационный бизнес. Мы не воспроизводим что-то уже хорошо понятное и известное, а создаем принципиально новое. Чтобы инновация прошла путь от идеи до реализации, ей приходится преодолевать множество преград и барьеров. Инновации противостоят инертность мышления, стереотипы, страх новизны, противодействия уже сложившихся рынков и их основных игроков, не заинтересованных в переформатировании и модернизации отрасли.

Коллеги одного из банков Южного федерального округа, внедрившие перечисление зарплат сельчанам на пластиковые карты, рассказывали: в одном из сел пользователи, получившие зарплату, несколько раз неправильно ввели пин-код.

Банкомат, как и запрограммировано в целях безопасности, «съел» карточку. И что сделали держатели карт? Взяли лом и расколотили банкомат, «зажавший» их кровные деньги.

В одном из регионов, где мы продвигаем систему «Электронный проездной» для безналичной оплаты проезда с помощью транспортных карт, кондукторы нашли способ «отключать» мобильный терминал, окуная его перед рейсом в ведро с водой.

— В чем смысл такого саботажа?

— Безналичные расчеты прозрачны — известно количество пассажиров, оплативших проезд по транспортным картам, виден объем поступивших денег, злоупотребления просто исключены. На каком-то этапе идет сопротивление. Иногда оно обусловлено объективными причинами. Например, сейчас стало сложнее работать с магазинами.

Раньше для предприятий торговли действовала особая налоговая льгота за проведение платежей по «безналу». Но сейчас льгота отменена, и магазинам выгоднее иметь наличные деньги. Поэтому не редкость, когда терминалы стоят под кассами, подальше от глаз покупателя.

Но чаще всего сопротивление новым технологиям связано с российской ментальностью и укоренившимися не самыми лучшими традициями. В Хакасии банк-партнер внедрил наш сервис «Карта водителя», благодаря которому штраф можно быстро и удобно оплатить на месте, по карте. Как вы думаете, у скольких сотрудников ГИДД терминалы оплаты немедленно вышли из строя?

— Как вам удалось войти на туркменский рынок — в 1996 году, когда не было системы тендеров и госзакупок?

— Ответ прозвучит буднично: Туркмении была нужна платежная система, и они выбрали нашу технологию. Наша разработка подошла по функционалу, возможностям, безопасности и надежности, поэтому на её базе и была создана национальная платежная система Туркмении «Туркменкард». Проект полностью, от процессинга до бэк-офисной части, сделан силами наших специалистов. Кстати, через год, на основе технологии РПС «Золотая Корона» была создана национальная система безналичных расчетов по пластиковым картам Республики Кыргызстан «АлайКард».

— У вас были проекты безналичных расчетов, которые так и не удалось внедрить?

— Скорее можно сказать, что некоторые наши продукты опередили время и были выведены на рынок, ещё не готовый их воспринять.

Можно привести конкретный пример — наш сервис «Мобильный платеж», или SimMp. Мы разработали и выпустили этот продукт ещё в 2002 году, лет за 5 до того, как рынок до него «дозрел». Совершение платежей при помощи мобильного телефона — это было достаточно революционно. На сим-карту мобильного оператора банк записывал ПО, позволяющее клиенту управлять своим счетом с мобильного телефона. Это очень удобная вещь: представьте, подъезжая к заправке, вы уже оплатили бензин. Удобно? Тогда мы смогли договориться с банками, с мобильными операторами, но потребитель оказался не готов.

В целом по России число клиентов, подключившихся к услугам сервиса, растет в геометрической прогрессии: за последний год оно утроилось и составило более 250 000 пользователей мобильного и интернет-банкинга. Но в некоторых регионах, например, в Бурятии, технология успешно работает в своем первозданном виде — предугадать, как инновационный продукт будет воспринят рынком, очень сложно.

— Насколько детально вы анализируете рынок, когда принимаете решение о работе над тем или иным проектом?


— Как правило, мы исследуем актуальное состояние и потребности финансового рынка, моделирование вариантов его развития, прогнозирование экономической эффективности от внедрения новой технологии. Однако иногда идея возникает мгновенно и, по сути, является готовой бизнес-моделью. Например, так было с системой «Город». Наш партнер, Кузнецкбизнесбанк, нуждался в программе контроля платежей, и мы написали её.

У нас возникла идея — а что если взять технологию мониторинга платежей и подключить к ней всех городских поставщиков услуг? Сегодня в России сеть устройств самообслуживания, позволяющая оплатить услуги по системе «Город», насчитывает более 300 000 единиц, к системе «Город» подключены более 6500 поставщиков услуг в 79 регионах России.

— За счет чего зарабатывает ЦФТ? Какую долю прибыли приносят карты «Золотая корона»?

— Совокупная выручка группы компаний «Центр Финансовых Технологий» составила в 2008 году 3 миллиарда 434 миллиона рублей. Доля процессинговых бизнесов, в том числе РПС «Золотая Корона», составляет приблизительно 50% от этого показателя.

Справка

«Центр Финансовых Технологий» (ЦФТ) — группа компаний, работающих в области информационных технологий для финансового сектора с 1991 ujlf/ Основная деятельность ЦФТ связана с проектированием, разработкой и тиражированием ИТ- решений, процессинговых услуг, IT-консалтингом. В число совладельцев компании входит Фонд прямых инвестиций Baring Vostok Capital Partners. Совокупная выручка группы компаний ЦФТ (за вычетом НДС) в 2008 году составила 3,2 миллиарда рублей. Доля процессинговых услуг в выручке — 37%, из них доля систем лояльности −10%. В компании работает более тысячи человек.

Платежная система «Золотая Корона»

География: более 500 городов России, Украины, Киргизии
Эмиссия: более 19 миллионов карт — банковские, социальные, транспортные, бонусные, дисконтные карты денежных переводов
Процессинг: 335.487.000 операций в год, более 10 операций в секунду
Оборот: свыше 400 миллиардов рублей в год
Банковская карта: 6 миллионов карт, 120 миллионов операций в год, 360 миллиардов рублей.

Беседовала Яна ЯНУШКЕВИЧ