Михаил Мамута: «Микрофинансирование поощряет не только к торговле»
Фото: Пресс-служба РМЦ

Михаил Мамута: «Микрофинансирование поощряет не только к торговле»

5561

В среду Госдума приняла во втором чтении законопроект «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях», который призван сделать кредиты для малого бизнеса более доступными. Открыть свое дело в России — это подвиг. По оценкам экспертов, средняя выживаемость предприятий малого бизнеса в течение первого года составляет всего лишь 50%. О том, чем выдача микрозаймов отличается от банковского кредитования, и о перспективах развития микрофинансирования в условиях нового законодательства в интервью порталу Банки.ру рассказал президент НАУМИР и директор Российского микрофинансового центра Михаил МАМУТА.

— Согласно законопроекту, размер микрофинансового займа не может превышать 1 млн рублей. Почему был установлен именно такой порог?

— Обоснований здесь целых три. Первое — это мировая практика. Есть рекомендации Организации Объединенных Наций (ООН) на установление предельных размеров микрозаймов. Они были приняты после 2005 года. Согласно рекомендациям, максимальная сумма такого займа не должна превышать 300% ВВП на душу населения. В разных странах это разные показатели. В России в 2008 году ВВП на душу населения составлял примерно 12,5 тысячи долларов, соответственно 300% — это порядка 37,5 тысячи долларов. В то время это чуть меньше миллиона рублей, сейчас — чуть больше, тем не менее цифра с точки зрения международной практики адекватная.

Во-вторых, мы проанализировали потребности микропредприятий в заемных ресурсах на пополнение рабочего капитала и пришли к выводу, что спрос примерно 80% таких предприятий укладываются в 1 млн рублей. И, в-третьих, мы изучили существующую на рынке практику, посмотрели, как сегодня работают микрофинансовые организации. В подавляющем большинстве микрокредиты не превышают сумму в 1 млн рублей, займы на сумму свыше этой охотно выдаются банками, которые работают на рынке кредитования малого бизнеса.

Микрозаймы и не должны быть большими. Если у человека еще нет навыков ведения бизнеса, то ему лучше начать с небольших объемов, иначе он может разориться, потому что тяжело «с нуля» просчитать окупаемость больших вложений, связанные с этим риски и т. д. Получится, что микрофинансовая организация своими руками сажает предпринимателя в долговую яму. Есть такое понятие — «безответственное кредитование» (careless lending), когда кредитор идет на поводу у заемщика. Этого нельзя делать. Он должен оценить способность заемщика возвратить деньги. Поэтому микрофинансирование всегда начинается с сумм, сопоставимых с собственными вложениями и опытом.

— А есть ли смысл обращаться в микрофинансовую организацию, если сейчас можно оформить обычный потребительский кредит в банке и использовать заемные ресурсы на развитие своего бизнеса? В некоторых банках сумма потребкредитов доходит до 1 млн рублей.

— Банк не выдаст потребительский кредит человеку, у которого нет постоянного источника доходов. Поэтому начинающие предприниматели, как правило, не имеют доступа к банковским ресурсам. К тому же, когда банк выдает потребкредит бизнесу, он не оценивает бизнес-риски, он их просто не видит. Эти бизнес-кредиты растворяются в других потребкредитах, и если их становится слишком много, то возрастает потенциальный риск дефолта портфеля. А микрофинансирование как раз изначально основано на оценке бизнес-рисков, то есть оно более прозрачно для кредитора.

— Тогда вырисовывается портрет заемщика — начинающий предприниматель, которому нужны относительно небольшие деньги для быстрой раскрутки своего бизнеса, чтобы начать выплачивать по займу. К сожалению, быстро встать на ноги сейчас можно только в торговле. На нее рассчитано микрофинансирование?

— Микрофинансирование следует спросу на кредиты, а не создает его. Люди же идут туда, где им проще начать, а проще там, где государство установило простые правила, и там, где выше потребительский спрос. Поэтому неудивительно, что большинство предпринимателей стартуют в торговле. Если мы хотим, чтобы больше людей работало в сфере производства, соответственно, это должно, во-первых, поощряться, во-вторых, быть востребовано рынком. Особенно если мы хотим развивать инновации, которые вообще нуждаются в ином финансировании, то для развития предприятий этой сферы короткого займа в сумме 1 млн рублей будет недостаточно. Нужно какое-то основополагающее финансирование в капитал, а к нему уже можно добавлять микрозаймы. Второй момент — это режим защиты инноваций. Патентное право настолько сложное, что некоторые крупные корпорации годами регистрируют систему защиты. А что говорить об инженере-изобретателе, который что-то придумал и хочет вывести на рынок?

Малый бизнес как вода, он «заполняет форму сосуда», то есть следует потребностям. В физике такие процессы называются самоорганизующимися. Параметры самоорганизации задает внешняя среда, то есть потребитель, государство и инфраструктура поддержки. Например, если посмотреть на маленький город или село, там торговая инфраструктура обычно развита недостаточно, а ведь это первичная инфраструктура, которая необходима для жизнедеятельности граждан. Поэтому, конечно, в первую очередь предприниматели идут туда. Когда рынок насыщается, в регион заходят крупные ритейловые сети, предприниматель не будет открывать торговую точку, понимая, что он не выдержит конкуренции. И тогда он пойдет в сферу услуг, потому что мелкие услуги — это второй по неразвитости инфраструктуры на сегодня сегмент. Если это лесодобывающий регион, то, скорее всего, предприниматель откроет лесопилку. Поэтому задача микрофинансирования — подставить плечо тем, кто решил попробовать себя в бизнесе, вне зависимости от сферы. Не надо думать, что микрофинансирование поощряет людей заниматься торговлей.

— Но и сферу производства и инновации микрофинансирование тоже не поощряет…

— Я бы сказал так: микрофинансирование — это простые деньги для простого бизнеса. У каждого инструмента есть свои рамки, где он работает эффективно. Микрозаймы легко получить, именно потому, что понятно, как они будут потрачены и как будут возвращены. Если мы посмотрим на финансирование инноваций, то это значительно более трудоемкий процесс, даже если это гранты, которые дает государство. Прежде чем получить грант, ты должен будешь пройти несколько этапов отсева. Конечно, механизмы поддержки инноваций надо активно развивать, но мы еще не решили и проблемы бизнеса, не связанного с высокотехнологичными инновациями. Недавно в «Ведомостях» была статья, что открыть, например, простейшую пекарню и хлебный магазин, — это муки, и не только в деньгах дело. Например, во Франции для пекарен предусмотрен специальный льготный механизм аренды: предприниматель в Париже может спокойно арендовать 30 квадратных метров. В Москве взять такую небольшую площадь в хорошем районе очень сложно, только если кто-то из больших ритейлеров не сжалится и не впустит к себе. Отсюда и статистика по выживаемости бизнеса. Если во Франции средняя выживаемость малого бизнеса в течение первого года около 65%, то в России экспертами приводятся меньшие данные — порядка 50%.

— Какие предприятия сейчас пользуются услугами микрофинансовых организаций?

— Мы видим совершенно разные примеры. В Москве, например, торговля не доминирует. В столице микрозаймами активно пользуются представители сектора услуг, мелкого строительства и мелкого производства, как ни странно.

— Что это за производство?

— Это могут быть, например, небольшие токарные, фрезерные мастерские, производство комплектующих и т. д. В основном эти предприятия работают по субконтрактам, то есть делают по заказу крупных компаний не конечный продукт, а составную часть продукта. Торговля тоже есть, но она не выходит на первое место. В регионах розничная торговля составляет порядка 70% от общей структуры малого бизнеса, и изменить эту ситуацию в один день нельзя. Некоторые региональные политики предлагают запретить выдавать микрозаймы торговле, а выдавать только предприятиям, работающим в сфере производства и услуг. В ряде регионов государственные центры микрофинансирования займы торговым предприятиям не выдают. Но тут возникает другая проблема: многие из них не могут раздать деньги, потому что на них нет платежеспособного спроса в таких секторах. Здесь сам подход должен быть другим: задача микрофинансирования — это в первую очередь поддержка занятости, и неважно, в какой отрасли создается новый малый бизнес, главное — чтобы он был востребован потребителем.

— Для получения микрокредита заемщику нужно предоставить какой-то бизнес-план? Чем вообще требования микрофинансовой организации отличаются от требования банка к заемщику?

— Бизнес-план, как правило, не требуется. Оценка бизнеса делается по-другому. Да, начинающий предприниматель может составить бизнес-план, он даже может пойти в специальную компанию, которая нарисует его красиво, но это не значит, что он будет иметь какое-то отношение к реальности. Кто может сделать качественный бизнес-план? Крупная компания с опытом работы в этом сегменте, которая понимает рынок, понимает конкуренцию, риски, «видит рынок» на несколько лет вперед. Это практически нереализуемая задача для стартующего или даже для действующего микробизнеса. Но сила малого бизнеса в его гибкости, он может менять свой профиль на ходу. Можно насчитать восемь принципов оценки предпринимателей в микрофинансировании. Первый заключается в том, что на маленьких размерах займа личностные качества заемщика могут иметь большее значение, чем деловые, то есть фактически мы оцениваем личность, потому что пока мы не можем оценить его деловые способности, так как он не занимался еще бизнесом. Мы смотрим, насколько человек обязателен, пунктуален, исполнителен, уважаем ли он соседями. Вот такие элементарные вещи складываются в некую картину личности, из нее мы делаем выводы, будет ли человек выполнять взятые обязательства или нет. Второе, на что смотрит микрофинансовая организация, — чем хочет заняться предприятие. Например, человек говорит о желании производить красивые шляпы, но по профессии он музыкант. Скорее всего, у него не получится производство шляп, потому что он просто не умеет этого делать. Мы должны поддерживать в человеке те навыки, которые у него уже есть. Если он умеет заниматься музыкой, пусть лучше сделает какой-то бизнес, связанный с музыкой, можно открыть музыкальный салон, музыкальную школу и т. д. Человек должен быть компетентен, и на стартовом этапе это часто имеет решающее значение.

— А как же возможность неоднократно перепрофилировать свой бизнес?

— Если он удачно начнет, он приобретет бизнес-опыт и сможет делать что-то другое. Но когда у него нет опыта, то ему будет намного сложнее заниматься незнакомым делом.

— Микрофинансовая организация может посоветовать, чем ему лучше заняться на начальном этапе?

— Да, но не всегда. В некоторых случаях может, но иногда можно обратиться в центры поддержки предпринимательства, которые есть в регионах. Там могут подсказать, где больше всего незанятых ниш. Но обычно это и глазами видно. Кредитный менеджер — это человек с опытом, и обычно он осознает, что реально, а что — нет. Например, начинающий бизнесмен хочет открыть ларек, говорит, что у него уже есть место, приводит менеджера на пустырь, а там до ближайшего дома 500 метров, скорее всего, кредит он не получит, так как клиентов там будет немного.

— При микрозайме требуется обеспечение?

Хорошо, когда оно есть, но часто его нет. Как правило, без обеспечения кредит предоставляется предприятию с опытом, можно оценить его историю, наличие спроса и т. д. Когда нет обеспечения и нет бизнеса, очень хорошо работает схема кредитования групп предпринимателей с солидарной ответственностью, в которой участвуют от четырех до восьми действующих предпринимателей и один новый. Работающие бизнесмены фактически включают новичка в свою группу, риски невозврата распределяются равномерно. Схема очень надежно работает на практике, и она является деловой альтернативой залогу.

— А что будет, если группа не захочет платить за бизнесмена, потерпевшего крах?

— Участники группы могут разделить его заем на несколько частей и постепенно погашать. Как правило, группа соглашается, потому что это не очень большая дополнительная нагрузка. Если они погасят все займы, то смогут получить следующий заем на большую сумму. А вот если они не захотят платить за него, то во многих случаях понятие «неплательщик» распространяется на всю группу. Это дисциплинирующий фактор, который сплачивает всю группу в решении проблем каждого предпринимателя. Тем более у группы сохраняется право регресса в отношении этого должника, они сами решают, простить ли ему долг, бывает, что и прощают. Но если должник ведет себя непорядочно, то микрофинансовая организация поможет подготовить иск в суд. То есть мошенничество в микрофинансировании нецелесообразно, можно не вернуть один раз 100 тыс. рублей, но после этого больше не получить заем. Эта информация попадет в бюро кредитных историй.

— Заемщику нужно будет вносить ежемесячные платежи по кредиту с первого месяца использования этих денег. Если его предприятие начинающее и дохода пока нет, с чего он будет платить?

— Во-первых, не всегда с первого месяца, может быть льготный период до полугода. Кредитный менеджер и заемщик могут вместе подсчитать, когда возникнет прибыль, которая позволит платить по кредиту.

— Ставка по микрозаймам остается высокой. Сколько она сейчас составляет и при каких условиях может быть снижена?

— Мы ведем мониторинг рынка с 2003 года. За этот период средневзвешенная ставка по микрозаймам снизилась в 2,5 раза. В 2002—2003 годах ставка доходила до 70%. Сейчас она колеблется от 22 до 40% годовых. Это свидетельство того, что на рынке возрастает конкуренция. Кажется, что и эта ставка непосильная, но для начала следует учесть, что в микробизнесе рентабельность значительно выше, чем в среднем и крупном бизнесе. Конечно, дальнейшее снижение ставки — это правильная задача, но как этого добиться? Иногда звучат предложения ограничить ее административно, но это не вариант, потому что так нельзя регулировать рыночные механизмы.

— Из чего складывается ставка по микрозаймам?

— Процентная ставка складывается из четырех основных составляющих. Это стоимость фондирования, стоимость администрирования — операционные затраты, связанные с обслуживанием кредита, плата за риск и норма прибыли. Сегодня фондирование для частных микрофинансовых организаций доступно под 18—20%. Это деньги, которые дают инвесторы, банки, население. Почему они такие дорогие? Потому что зона микрофинансирования в отсутствие специального регулирования считается довольно рисковой. В этот сегмент пока приходят не очень большие деньги, поэтому они дорогие. Что касается административных затрат, то, согласно международным исследованиям, они не могут быть ниже 12% в год от величины обслуживаемого портфеля микрозаймов, потому что качественно выдавать маленькие займы дороже, чем крупные. Нагрузка на менеджера здесь не может быть сопоставимой с нагрузкой на менеджера в банке. Кредитные специалисты, обслуживающие корпоративный бизнес, тащат портфели в десятки миллиардов рублей, и, естественно, прибыли они приносят больше, чем специалисты по микрозаймам. Но зарплату надо платить всем. Есть только два условия, за счет которых административные затраты могут быть снижены: повышение эффективности технологии и рост объемов выдачи (так называемая «экономия на масштабах», которая позволяет снизить долю административных затрат в их общем объеме).

Третий показатель — плата за риск. В нормальное время, не в кризис, невозврат по портфелю 3% — это вполне приемлемый показатель. И норма прибыли, которая составляет минимум 5%, потому что нужно постоянно капитализироваться. Если мы сложим все эти проценты, то получится 40%.

Из сказанного понятно, что основное направление снижения процентной ставки по микрозаймам — это удешевление стоимости привлекаемых в этот сектор инвестиционных ресурсов.

— Принятие закона о микрофинансировании снизит риски при инвестировании в такие организации?

— Как раз в этом и состоит одна из его основных задач. В законопроекте четко прописаны как права, так и обязанности микрофинансовых организаций, что они могут делать, а что нет. То есть инвестор понимает, как он может контролировать свои риски, связанные с инвестированием. Второе — в нем определены требования по защите прав потребителей, то есть можно не опасаться многочисленных претензий со стороны обиженных заемщиков, надо просто проконтролировать, чтобы требования выполнялись. Третье — законопроект предполагает определенные виды господдержки. Это не означает только финансовую помощь. Например, в Налоговый кодекс могут быть внесены специальные нормы по исключению резервов на возможные потери по ссудам из налогооблагаемой базы и так далее. В итоге рынок станет более безопасным и привлекательным для инвестора, а следовательно, ресурсы начнут дешеветь.

Беседовала Татьяна АЛЕШКИНА, Banki.ru