Дмитрий Давыдов, председатель Волго-Вятского Сбербанка РФ

Дмитрий Давыдов, председатель Волго-Вятского Сбербанка РФ

4587

Считается, что летний банковский кризис ударил лишь по частным банкам и был на руку в первую очередь Сбербанку, куда устремились вкладчики, надеясь на государственные гарантии. Но Дмитрий Давыдов, председатель Волго-Вятского банка Сбербанка России, уверяет, что объем частных вкладов в его банке рос в конце лета более низкими темпами, чем прежде. Он говорит, что нижегородцы пережидали кризис, храня деньги в валюте, а стабилизировалась ситуация лишь в октябре. Зато корпоративные клиенты действительно перешли в госбанк и принесли около 3 млрд руб. Об этом, а также о проектах Сбербанка Давыдов рассказал в интервью «Ведомостям».

— После окончания вуза вы работали преподавателем, но потом решили уйти в банк. Это решение было связано лишь с экономическими причинами или вы изначально хотели стать банкиром?

— В университете я преподавал экономическую теорию, в основном вопросы макроэкономики. А представить себе более масштабное поле деятельности, чем Сбербанк, согласитесь, сложно. Я хотел работать в крупнейшем финансово-кредитном институте.

— Вам было всего 23 года, когда вы пришли работать в Сбербанк. Как вы туда устроились?

— Я получил информацию о вакансии достаточно тривиально — на бирже труда. Прошел конкурс и сразу же был взят в банк на должность начальника отдела. Время было сложное — в середине 90-х Сбербанк переживал не лучшие времена, поэтому нужны были молодые специалисты нового формата, способные провести необходимые преобразования.

— Сложно делать карьеру в госбанке?

— Непросто. Впрочем, как и в любой большой организации — при любом продвижении вверх уровень ответственности за принятые решения возрастает в геометрической прогрессии. Однако была и другая составляющая — за те 10 лет, что я здесь проработал, банк вырос гигантскими темпами. Этот рост организации в определенном смысле помогал делать карьеру.

— Прошлым летом был не самый приятный период для российских банков. Хотя банковский кризис отразился в первую очередь на деятельности розничных коммерческих банков в Москве. Что происходило в Нижнем, чувствовалось ли напряжение на местном рынке?

— На местном рынке ситуация была не такой острой, как на московском, где идет основное заимствование, основное перераспределение ресурсов. Что касается проблемы Гута-банка, то в Нижнем у него небольшой филиал и приостановление его деятельности не оказало серьезного влияния на местный рынок. В Альфа-банке произошел некий временный кризис доверия, но оперативно принятые меры стабилизировали ситуацию.

— Как на вашем банке отразился банковский кризис?

— Мы кризиса не заметили. Не было ни очередей, ни увеличения отлива денежных средств. Другое дело, что сократились темпы прилива. На обычный и стабильный уровень прироста средств населения — 1 млрд руб. в месяц — мы смогли выйти только с октября.

— Какой объем средств, по вашим оценкам, привлек Сбербанк в регионе за счет того, что вкладчики предпочитали брать деньги из частных банков и открывали счета в госбанке?

— Недоверие распространилось на всю банковскую систему. И люди снимали деньги не для того, чтобы их перенести в другой банк, а чтобы перевести их в валюту, в товары, в недвижимость — то есть использовали альтернативные ресурсы сохранения сбережений. Поэтому за счет физических лиц пополнения в нашем банке не было.

Однако часть юридических лиц на самом деле стали переводить свои средства из других банков в Сбербанк. За счет этого наша ресурсная база увеличилась на 20—25%. И несмотря на то что кризис доверия к банкам прошел, практически все корпоративные вкладчики остались в Сбербанке.

— Были ли экономические причины для паники на рынке или все определялось исключительно субъективными факторами?

— Абсолютно субъективными факторами. Отечественная банковская система словно лавирует на лезвии: достаточно очень небольшого потрясения, чтобы камешек повлек за собой лавину. Здесь, я считаю, профессиональные действия Центробанка по развитию рефинансирования банков и по снижению норм резервирования привели к благотворным результатам.

То, что наша банковская система до сих пор не может получить того ресурса доверия, который необходим для ее дальнейшего развития, — серьезная проблема. Отношение банковских активов к уровню ВВП в России одно из самых низких в мире на сегодняшний день. А в это время огромные денежные ресурсы хранятся «под матрацем».

— В Москве от кризиса пострадал строительный комплекс. В Нижнем были у строителей проблемы с получением кредитов и возвратом их? Перестал ли Сбербанк работать с какими-либо строительными компаниями в Нижнем из-за кризиса?

— Московский рынок недвижимости сейчас несколько перенасыщен — из-за этого и пострадал строительный комплекс. В Нижнем Новгороде проблем со сбытом недвижимости нет. И мы прошлым летом удовлетворяли все грамотно обоснованные заявки.

— Какие заметные тенденции происходят на банковском рынке Нижегородской области?

— Сегодня усиливается конкуренция и для потребителя финансовых услуг все складывается как нельзя лучше. Открываются дополнительные офисы, операционные кассы, развивается сеть самообслуживания. Уже не найти крупного магазина, где не стояли бы банкоматы, не принимались бы пластиковые карты. Еще одна тенденция: и в Сбербанк, и в другие банки за инвестиционными деньгами обращается все больше предприятий. Сейчас у нашего банка инвестиционные кредиты составляют около 30% кредитного портфеля юридических лиц. Поэтому усиливающиеся слухи о том, что бизнес уходит из страны, вести его стало опасно, считаю совершенно безосновательными. Наоборот, бизнес работает с долгосрочными планами развития.

— Ваш банк кредитует крупные проекты. Назовите самые заметные или интересные в Нижегородской области.

— Из наиболее крупных в Нижегородской области это, пожалуй, наше сотрудничество с Выксунским металлургическим заводом (ВМЗ). Мы принимали участие в проекте ВМЗ по производству железнодорожных колес для РЖД, сейчас финансируем проект по производству газонефтепроводных труб большого диаметра. В данный момент мы рассматриваем проект ВМЗ по кредитованию строительства литейного комплекса. Но, поскольку объемы заявки превышают лимит финансирования Волго-Вятским банком одного заемщика, по этому проекту мы будем работать совместно с центральным аппаратом Сбербанка России.

В рамках соглашения Сбербанка России и «Связьинвеста» мы кредитуем проекты компании «ВолгаТелеком» по модернизации вычислительных и коммуникационных мощностей: это строительство новых АТС, прокладка новых каналов связи. Есть крупные проекты с Волжским пароходством по строительству судов, с «Нижновэнерго» — по реконструкции Дзержинской ТЭЦ. В феврале этого года было подписано соглашение с «Волгой» (Балахнинским бумкомбинатом) на модернизацию и покупку новой бумагоделательной машины.

— Зимой Сбербанк повысил ставки на потребительские кредиты. С чем это связано и как это отразилось на динамике изменения кредитного портфеля?

— Все не совсем так, как вы говорите. Ставки на кредиты остались прежними, а по ряду кредитных продуктов даже понизились. Сейчас продуктовый ряд Сбербанка — это около 20 кредитов на срок от полугода до 20 лет по ставкам от 15% до 19%. В этом отношении никаких изменений не происходило. Другое дело, что при оформлении кредитов клиент единовременно уплачивает тариф за ведение ссудного счета, чего Сбербанк никогда не скрывал. Просто зимой ФАС провела проверку и выявила, что ряд банков предоставлял неполную информацию об условиях по кредитам — процентные ставки одни, но множество дополнительных комиссий, о которых клиент не подозревает, делает фактические ставки гораздо выше. Поэтому ФАС обязала все банки (в том числе и Сбербанк) оповестить общественность о взимании всех комиссионных сборов. Странно, что средства массовой информации подали это как повышение ставок.

— Как в целом распределяются кредиты Волго-Вятского банка? Какая часть приходится на потребительские, какая — на кредиты для юрлиц, какая — на ипотечные кредиты? Какая из кредитных программ наиболее востребована? Какие новые кредитные продукты вы собираетесь выводить на рынок?

— На сегодняшний день кредитный портфель Волго-Вятского банка Сбербанка составляет 92 млрд руб. Из них 24 млрд руб. предоставлено физическим лицам, 15 млрд руб. — инвестиционные кредиты, остальная сумма приходится на краткосрочное кредитование юридических лиц.

За 2004 г. мы увеличили объемы кредитования физических лиц вдвое: очень большой спрос в основном на кредиты на неотложные нужды и на приобретение жилья. Эти два продукта составляют порядка 80% в кредитном портфеле для физических лиц. Я думаю, что и в этом году пропорция не изменится.

Как я уже говорил, у нас почти 20 видов различных программ кредитования, поэтому основная цель на 2005 г. — не выводить новые продукты, а продвигать существующие. Кроме того, мы будем работать над качеством и скоростью обслуживания — расширять сеть кредитующих филиалов, повышать профессиональный уровень кредитных работников.

— Не все филиалы и отделения Сбербанка в области выглядят современно — некоторые из них все еще напоминают старые сберкассы. Планируется ли их реконструировать? Есть ли программа развития отделений и филиалов на этот год?

— Конечно, такая программа есть. В год Волго-Вятский банк сдает 30—50 новых точек и реконструирует около 200. Наша филиальная сеть в целом по семи субъектам Федерации насчитывает более 2500 филиалов.

В Нижегородской области мы собираемся открыть в этом году 15 новых офисов, расширить еще 20 офисов, а реконструировано будет порядка 50 офисов.

Естественно, мы планируем дорабатывать и банкоматы. Например, сейчас в наших банкоматах можно заплатить за телефон, в ближайших планах — возможность оплачивать коммунальные и налоговые платежи. Это особенно важно, так как в Нижегородской области на долю Сбербанка приходится 95% налоговых платежей.

— Нет ли планов по созданию офисов, работающих круглосуточно?

— В Нижнем Новгороде около 30 филиалов работают до семи вечера без обеда. Кроме того, около 10 филиалов работают и в воскресенье. Что касается круглосуточных филиалов, то мы постоянно анализируем эту потребность исходя из количества совершаемых в течение суток операций и считаем, что необходимости в круглосуточном офисе пока нет. Ведь основные операции ночью — это снятие денег. Для этого у нас есть круглосуточно работающие банкоматы.

— Осенью прошлого года семь коммерческих банков Нижегородской области подписали соглашение о создании информационной системы заемщиков кредитных организаций. Почему ваш банк до сих пор не вступил в этот альянс?

— Я считаю, что недобросовестный заемщик должен быть изгоем в любом банке. И когда будут полностью согласованы все условия работы ассоциации, особенно по вопросу, кто будет вести базу «плохих» заемщиков, мы подпишем это соглашение. Думаю, это произойдет уже в нынешнем году. Кроме того, должны быть полностью проговорены правила игры не только на региональном уровне, но и в целом по России. Мы заинтересованы в информации о недобросовестных заемщиках, но хотим быть уверены, что к ним будет соответствующее отношение во всей банковской системе.

— Антимонопольное ведомство неоднократно возбуждало дела в отношении властей, которые без конкурса отдают свои счета на обслуживание какому-либо банку. В числе таких банков был и Волго-Вятский банк. Для банка участие в муниципальных программах выгодно?

— Такие претензии к Сбербанку в основном возникают из-за сельских районов, где филиалов других банков просто нет. Например, последний протест прокурора пришел на заключение договора на обслуживание счета Сявской средней школы на севере области. В результате иногда у нас возникают просто анекдотические ситуации: чтобы следовать всем требованиям антимонопольного ведомства, мы начинаем искать хоть какой-нибудь банк, чтобы подключить его к конкурсу. Поэтому сейчас мы обсуждаем с Нижегородским управлением ФАС необходимость внесения поправок в закон, чтобы заключение договора не считалось нарушением, если в районе нет других банков и заявок на обслуживание больше никто не подал.

Кстати, при обслуживании бюджетных счетов мы работаем в рамках себестоимости операций. Каким образом можно заработать на средствах сельских школ? Но мы понимаем, что Сбербанк — институт системообразующий. Если мы не будем идти на такие программы, что дальше будет?

— Сейчас ряд банков меняет свою структуру управления в регионах. Например, ФК «УралСиб» сформировала в регионах территориальные дирекции, Альфа-банк образовал целых три дирекции в своих филиалах. Сбербанк имеет одну из крупнейших филиальных сетей, как вы думаете, чем вызваны эти шаги конкурентов? Нет ли в планах Сбербанка каких-либо изменений по управлению региональной сетью?

— Другие банки, я думаю, решили перенять западный опыт, где практикуется подобная система управления. В Сбербанке эти изменения произошли четыре года назад с созданием территориальных банков: 72 территориальных банка, которые были практически в каждом субъекте Федерации, были реорганизованы в 17 банков. Волго-Вятский банк сейчас объединяет семь региональных банков. И время показало, что эта система эффективна. Конечно, аудит нашей организационной структуры проводится постоянно, рассматриваются вопросы дальнейшей модернизации нашей структуры. Но я считаю, что в ближайшее время кардинальных изменений не предвидится.


БИОГРАФИЯ

Дмитрий Давыдов родился 6 ноября 1972 г. в Горьком. Закончил экономический факультет НГУ им. Лобачевского. Год проработал преподавателем на кафедре экономической теории. В 1995 г. был принят на работу в Нижегородский банк Сбербанка России на должность начальника отдела экономического управления. В дальнейшем работал заместителем директора экономического управления и в 1998 г. возглавил последнее. С 2001 г. — заместитель председателя правления Волго-Вятского банка Сбербанка России. На этом посту курировал следующие направления деятельности банка: работу с ценными бумагами, банковскими картами, вклады и расчеты населения, валютные и неторговые операции, операции на фондовых рынках, рекламную деятельность. С 14 мая 2003 г. — председатель Волго-Вятского банка Сбербанка России. Женат, воспитывает двух детей.

О КОМПАНИИ

Волго-Вятский банк Сбербанка России создан 1 января 2001 г. путем объединения Нижегородского, Кировского, Владимирского, банка «Татарстан», Банка Марий Эл, Чувашского банка, Мордовского банка Сбербанка России. В 2004 г. чистая прибыль банка составила 4,3 млрд руб., активы-нетто — 120,5 млрд руб., собственные средства — 8,3 млрд руб., кредитный портфель — 91,8 млрд руб.

Екатерина ЧИЧУРИНА