Дмитрий Орлов: «Банки могли бы стимулировать модернизацию»
Фото: «Возрождение»

Дмитрий Орлов: «Банки могли бы стимулировать модернизацию»

3773

Основатель и совладелец банка «Возрождение» Дмитрий ОРЛОВ — патриарх российской банковской системы. Профессиональную деятельность начал в 1968 году, когда пришел работать в одно из отделений Госбанка СССР. Сделал впечатляющую карьеру банкира даже по советским меркам, дослужившись до начальника Московского областного управления Агропромбанка СССР. На его основе создал в 1991 году банк «Возрождение», который сегодня входит в число ведущих российских банков. В 2010 году The Banker присудил банку «Возрождение» звание лучшего банка в России. В интервью журналу Дмитрий ОРЛОВ рассуждает о реалиях российской банковской системы и перспективах развития банка.

— Как последние экономические кризисы повлияли на становление российской банковской системы в целом и на банк «Возрождение», в частности?

— После 1998 года мы вышли с пониманием, как расходовать средства, как накапливать резервы. Важный момент, что государство усилило надзорные функции за банковской системой. Это сказалось на ее качестве в целом. Это, кстати, помогло пережить и последний кризис.

— А какие выводы сделали из последнего кризиса?

— Это не первый кризис, через который мы прошли. Я помню, как мы работали и в нестабильных 90х, пережив период гиперинфляции, и во время финансового краха 1998 года, сопровождавшегося государственным дефолтом, и в банковский кризис ликвидности 2004 года. Кризисы цикличны, но каждый заставляет задуматься и переоценить взгляд на банковские риски, искать эффективные решения в ответ на всё новые вызовы. В этот раз кризис в российской банковской системе назревал почти год и разразился только осенью 2008, хотя ипотечный кризис США бушевал уже в 2007 году. Тогда мы предчувствовали — неприятности могут начаться и в России, но никто до конца не понимал, когда это случится и насколько глубоким и продолжительным окажется спад. Мы начали готовиться и формировать дополнительные резервы — в 2008 мы сформировали в 2,5 раза больше, чем в 2007 году. Кроме того, наша стратегия фондирования предусматривала финансирование за счет клиентских средств и ограничение доли рыночных заимствований. Низкая зависимость от волатильности рынков позволила нам удачно пройти 2009 год — с высоким показателем рентабельности капитала. Хотя уже сегодня мы должны адаптироваться к новым изменениям конъюнктуры рынков — резкому падению процентных ставок.

— Какого направления банк будет придерживаться при формировании резервов в 2011 году? Планируете ли начать их распускать?

— Мы не ставили задачу расформировывать резервы в 2010 году, планы на этот год мы также взяли жесткие. Для себя мы определили этот год как переходный период. Главная задача на 2010 год — расчистить баланс, разрешить проблемы с качеством активов и подготовиться к посткризисному росту. Уровень резервов у нас сейчас 10,4% от кредитного портфеля и проблемная задолженность свыше 90 дней покрыта резервами на 135%. Несмотря на это во второй половине года мы планируем продолжить формировать резервы.

В 2011 году все будет зависеть от темпов восстановления экономики и качества проблемных активов. Если экономика не потеряет набранного темпа, можно будет говорить о возможность восстановления резервов. Очевидно, что дальнейшего ухудшения кредитного качества не следует ожидать, но пока сохраняется высокая неопределенность, будем резервы держать.

— Банкиры жалуются на дефицит качественных заемщиков. Какую позицию занимает банк сегодня?

— Качественных заемщиков действительно не хватает. Поэтому мы придаем огромное значение выстраиванию долгосрочных отношений и очень трепетно, относимся к клиентам банка. Мы никогда не ставили задачу обанкротить клиента и забрать залог. Нам это не нужно. Гораздо большее значение мы придаем возможностям досудебного урегулирования взаимоотношений с проблемными заемщиками. Значительный объем обеспечения по кредитам мы получили на свой баланс на основе двусторонних договоров. Сейчас мы не стремимся активно реализовывать эти залоги. Мы стараемся быстрее продавать только то, что будет изнашиваться — транспорт, например. А вот продавать производственные объекты, торгово-офисные площади, землю мы не торопимся. У этих активов хороший потенциал. Реализуем только в том случае, когда цена а может покрыть стоимость кредита и затраты на его обслуживание..

Думаю, что со временем качественных заемщиков станет больше. Хотя для дальнейшего развития и бизнесу, и государству предстоит совместно решить ряд очень важных задач. Чтобы стимулировать развитие малого и среднего бизнеса нужно создавать благоприятную среду — снижать бюрократические барьеры и максимально упрощать и делать прозрачными процедуры взаимодействия, формировать благоприятный налоговый режим.

— А как вы оцениваете действия российских регуляторов в кризис?

- В целом правильно. Регулятор предложил целый набор инструментов, которые помогли поддержать финансовую систему. Хорошо, что Центробанк в кризис выдавал беззалоговые кредиты. Это помощь оказалась важной и нужной, потому что ситуация на рынке становилась угрожающей. Затем ЦБ разрешил закладывать кредиты из портфеля, мы этим тоже воспользовались. Но мы четко понимали, что это временное фондирование и уже с января 2010 года мы Центробанку не должны ни рубля.

— Какие препятствия на пути развития российской банковской системы на сегодняшнем этапе вы видите?

— Во всем цивилизованном мире понятие договора с банком — незыблемо. В российском законодательстве доминирует гражданский кодекс, который говорит, что ты, как физическое лицо, деньги можешь в любой момент забрать назад. Это тормоз развития в целом экономики страны. Потому что банки, имея понятные по срокам ресурсы, могли бы стимулировать, например, модернизацию, финансировать развитие бизнеса, участвовать в долгосрочных проектах. Слабое в этой части законодательство препятствует банкам участвовать в развитии экономики в целом.

— Ваши прогнозы относительно развития банковской системы в 2011 году?

— Банковская система на пути восстановления. Рост кредитных портфелей начался уже во втором квартале этого года, и рост этот довольно устойчивый. По сравнению с 2009 и 2010 годами будет лучше. Но роста кредитного портфеля в 50—60%, как было до 2008 года, уже не будет. Российская экономика должна научиться жить в условиях низких процентных ставок. Главный вопрос сегодня — как будет развиваться инфляция, как изменятся процентные ставки на рынке. В целом 2011 год не будет легким годом, но многие операционные показатели, думаю, мы сможем восстановить.

— Выходят ли на банк иностранные партнеры с предложением о приобретении доли?

— Если до кризиса западные банки в очередь стояли, чтобы приобрести пакет акций банка, то в кризис интерес, безусловно, снизился. Сейчас инвесторы проявляют все большую заинтересованность в российских банковских активах и самое важное, что мы с ними в постоянном контакте.

Журнал «The Banker», январь 2011