Андрей Мельников: «Период низких ставок по вкладам может длиться долго»
Фото: Эксперт

Андрей Мельников: «Период низких ставок по вкладам может длиться долго»

5978

Агентство по страхованию вкладов (АСВ) прогнозирует, что сберегательная активность населения продолжится в течение года-двух. При этом ставки по вкладам, скорее всего, останутся на прежнем уровне. В интервью порталу Банки.ру заместитель гендиректора АСВ Андрей Мельников рассказал о структуре притока депозитов в кредитные организации, а также поделился подробностями последних страховых случаев.

— Многие банки, когда ЦБ вводит для них запрет на прием вкладов, не называют клиентам истинную причину, почему они отказываются брать деньги у граждан. К примеру, в Мультибанке до последнего уверяли, что не могут открыть новые депозиты из-за проблем с программным обеспечением. Допустимо ли это?

— Давайте попробуем себя поставить на место банка. Несмотря на запрет ЦБ, он в принципе собирается еще жить и работать на рынке, дорожит доверием клиентов и пытается как-то объяснить, почему не может взять деньги у населения. То есть мотивы — забота о репутации — они объяснимы. Но я все больше убеждаюсь, что шила в мешке не утаишь, рано или поздно проблемы банка становятся известными. Поэтому лучше с клиентами быть более откровенным. Да, введены ограничения, однако можно ведь объяснить, с чем они связаны, какие у этого последствия. Позиция улитки объяснима, но я бы на месте банка действовал по-другому.

— А клиенту что делать в таком случае?

— Человеку, у которого меньше 700 тысяч рублей на депозите, а у нас таких подавляющее большинство, вообще волноваться не стоит. У клиента же с большей суммой должны быть собственные оценки рисков.

— Почему так долго не отзывалась лицензия у Мультибанка?

— Видимо, когда вводился этот запрет, и у регулятора, и, может быть, у руководства банка были некоторые ощущения, что ситуацию реально исправить. Но ЦБ начинает активно действовать и готовиться к последней мере, когда есть формальные основания, предусмотренные законом. И одно из них — картотека неисполненных обязательств, 10—14 дней наличия такой картотеки являются критичными. Я думаю, что 14-й день картотеки как раз совпал с днем отзыва лицензии.

— В этом году отличился еще один банк — «Наш Банк», который перед отзывом лицензии уничтожил базу вкладчиков. Есть ли проблемы с возмещением депозитов?

— Да уж, год начался интересно. Из московских вкладчиков к нам пришло аж целых два. А вот с камчатскими (и с данными о них) у нас никаких проблем изначально не было.

— А сколько вкладчиков вы ожидаете? И почему они не приходят?

— В Москве мы ждем до 100 человек. Может быть, вкладчики придут после того, как получат письма. Если человек сделал вклад давно, а банк, принявший его, не является активным игроком на розничном рынке, то клиенты могли и не знать, что у него была отозвана лицензия. Довольно часто они узнают об этом из наших писем. У нас есть только старая база данных этого банка, ее нашли «в тумбочке» в офисе.

— Принятие закона, который обяжет банки хранить всю информацию на электронных носителях, решит проблему уничтожения баз данных перед отзывом лицензии? Ведь в последнее время это уже стало тенденцией…

— На самом деле, если для банков будет введено требование с определенного критичного момента снимать обязательную резервную копию, то этого уже будет вполне достаточно. Для банков это не такая уж большая нагрузка, она не связана с ежеминутным снятием информации. Есть еще пожелания, направленные на сохранение информации о клиентах и операциях, но пока их можно отнести к разряду мечтаний. Скажем, многие банковские системы позволяют фиксировать реальное время совершения операций, однако у некоторых банков эта функция принудительно отключена. Что объяснимо, но неправильно. По-хорошему, минимально необходимые требования к банковским (да и не только) учетным системам надо вводить на уровне закона. Например, закона о бухучете.

— Недавно ЦБ высказал опасение по поводу того, что банки сильно увлеклись привлечением вкладов, у некоторых они составляют больше половины пассивов. К этим кредитным организациям, возможно, будет повышенное внимание со стороны регулятора. Как вы думаете, банки как-то скорректируют свои планы по привлечению депозитов?

— Банки делают ставку на розничные депозиты не всегда от хорошей жизни. Для определенной их группы такая структура пассивов типична и почти безальтернативна. Это те банки, которые работают вне Московского региона, где, кроме как на средства населения, больше не на что рассчитывать с точки зрения развития. Конечно, пожелания Банка России, наверное, будут стимулировать банкиров к тому, чтобы искать другие источники фондирования, но для некоторых другого выхода нет. Чем привлечь корпоративных клиентов? Кредитом? Но по ставкам они не смогут конкурировать с так называемыми госбанками и очень крупными кредитными организациями. Однако с точки зрения более пристального контроля за рисками и финансовым состоянием таких банков я с ЦБ полностью согласен.

— Подводя итоги прошлого года, вы рассказывали, что усилился приток депозитов на суммы свыше 700 тысяч. Большая часть этого притока пришлась на крупные банки?

— По суммам, конечно, больше всех получила первая тридцатка. Если же смотреть на долю притока крупных вкладов в целом по банковской системе, то можно увидеть, что в относительном выражении наибольшая их доля в общем притоке средств наблюдалась у небольших банков за пределами первых двух сотен. Но даже в топ-30 структура притока вкладов разная. В среднем по системе депозиты свыше миллиона рублей обеспечили 45,3% всего притока. По тридцати крупнейшим банкам цифры скромнее — 42,6%. А вот внутри тридцатки, например у Сбербанка, крупные вклады составили 26% притока депозитов. И в этом нет ничего необычного, здесь рост вкладов идет за счет другого сегмента.

— С чем это связано?

— У небольших банков структура бизнеса другая, приток крупных вкладов может быть вызван приходом клиентов, связанных с собственниками кредитной организации. Да и у крупнейших банков профиль розничного бизнеса отличается, они делают разные ставки на различные по доходам группы населения.

— Каков ваш прогноз сберегательной активности населения? Некоторые банкиры ожидают, что в этом году люди перестанут копить деньги и начнут тратить свои сбережения, использовать их в качестве первоначальных взносов по залоговым кредитам. Вы согласны?

— Я не сторонник такой гипотезы. Наверное, определенная группа населения так и будет поступать. Но не думаю, что в нынешнем году это будет массовым явлением, определяющим движение рынка. Если смотреть на приток вкладов, то значительная его часть была обеспечена вкладами состоятельных людей. К этой категории мы относим тех, у кого больше 50 тысяч рублей дохода на члена семьи в месяц. Эти лица пересмотрели свое отношение к норме сбережений и потребительским расходам. Их задачей стало сформировать определенную подушку безопасности, поэтому они не будут в массовом порядке использовать накопленные деньги, для них этот запас неприкосновенен. Вполне возможно, что сберегательное насыщение еще не произошло, однако, когда экономическая ситуация будет более стабильной, люди начнут активнее тратить средства, в том числе брать долгосрочные кредиты. Вообще, если мы посмотрим профиль вкладчика и профиль заемщика, то они разные. Поэтому не думаю, что в ближайшее время будет происходить переток, граждане, скорее всего, просто накопят некоторую достаточную, на их взгляд, сумму и только после этого будут более активно тратить «излишки».

— Сколько по времени может продолжаться это сберегательное насыщение?

— Полагаю, в течение года-двух. Потом, возможно, склонность к сбережению начнет ослабевать: население все равно продолжит сберегать, но не в таких пропорциях.

— Недавно некоторые банки, в том числе и крупные, повысили ставки по вкладам. Как вы считаете, тенденция продолжится? Каков ваш прогноз доходности депозитов на этот год?

— Мне представляется, это все происходит в рамках коррекции. Это не тренд, не разворот. Разворота не произойдет до тех пор, пока, например, Сбербанк не повысит ставки, хотя, может быть, это вовсе и не главный сценарий. То есть все остальные, кроме Сбербанка, могут начать повышать. Но я думаю, что если инфляция останется в тех пределах, которые сейчас озвучены, если Центральный банк не будет повышать ставку рефинансирования, то у нас еще достаточно долго будет длиться период низких ставок. Если даже инфляция будет расти, а ЦБ поднимет ставку, то автоматического повышения доходности депозитов все равно не будет.

— Какой может быть временной лаг?

— На мой взгляд, это будет заметный лаг, порядка четырех месяцев, а может, даже и больше. Потому что приток вкладов не ослабевает. Об этом говорят данные за январь и февраль: население продолжает активно сберегать и нести средства в банковскую систему.

— В банках, у которых ЦБ отзывает лицензии, оказывается очень много «дробильщиков». Вы доказываете незаконность открытых им вкладов через суд. Как на данный момент складывается судебная практика по таким делам?

— Половина решений принимается в нашу пользу, половина — в пользу «дробильщиков». Практика сильно различается в зависимости от региона. У нас неважная статистика в судах в Тюменской области, Калининграде. Также есть зависимость от характера проведения операций. «Дробильщики» в сговоре с недобросовестными работниками банков становятся умнее и основной объем таких операций проводят фиктивно через кассу, поэтому доказать без уголовного дела противоправный характер этих операций становится сложнее. Но мы доказываем. Это очень сложные процессы, требующие сопоставления многих факторов и данных.

— Когда судьи принимают решения в пользу «дробильщиков», как они это объясняют?

— С точки зрения суда, вкладчик принес деньги добросовестно.

— Но есть же неоспоримое доказательство — средства поступили на депозит после введения ограничений ЦБ на прием вкладов…

— Этот случай даже не рассматривается: если деньги поступили после запрета ЦБ, здесь все ясно. Самая интригующая ситуация, когда депозит был открыт за три-четыре дня до введения ограничений, либо запрета, либо отзыва лицензии, если заперта не было. Можно подумать, что вкладчики автобусами приезжали открывать депозиты, и именно в тот момент, когда банк перестал проводить платежи. Но мы, конечно, в целом в это не верим. Да, есть единичные клиенты, которые действительно в эти дни открыли вклад, например, только потому, что банк внизу дома находится. С каждым таким случаем мы работаем индивидуально. Только, к сожалению, подавляющее большинство операций по массовому открытию вкладов накануне отзыва лицензии — это фикция и схемы по неправомерному получению страховки. И здесь мы проявляли и будем проявлять принципиальность.

Беседовала Татьяна АЛЕШКИНА, Banki.ru