Михаил Мамута: «Вложения в микрофинансовые организации — это интересный бизнес»
Фото: Российский микрофинансовый центр

Михаил Мамута: «Вложения в микрофинансовые организации — это интересный бизнес»

7303

С принятием закона «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» небольшие кредиты на развитие бизнеса стали доступнее. Ставка по таким займам будет снижаться по мере повышения доверия к МФО со стороны инвесторов, отмечает президент Российского микрофинансового центра Михаил МАМУТА. В интервью порталу Банки.ру он рассказал, как банки взаимодействуют с МФО и в каких сферах бизнеса микрокредитование наиболее востребовано.

— Как микрофинансовые организации могут помочь начинающим предпринимателям?

— Представьте, что вы живете в городе с населением 10 тысяч человек. При этом необязательно, что вы предприниматель, вы можете быть просто гражданином, которому необходимы заемные ресурсы. Скорее всего, у вас нет большого разнообразия в выборе банков, готовых предоставить вам такой кредит. В лучшем случае есть Сбербанк, в некоторых населенных пунктах нет и его отделений — там банкам работать неинтересно и нерентабельно.

Но тем не менее заполнять нишу необходимо. И задача небанковских микрофинансовых институтов, будь то кредитные кооперативы или микрофинансовые организации, — насытить предложение финансовых услуг в небольших населенных пунктах. Это первая причина, по которой нужно микрофинансирование.

Также небанковская инфраструктура востребована и в больших городах, где банки присутствуют в большом количестве, но кредитуют предприятия, которые уже работают на рынке какое-то время — как правило, минимум полгода. То есть целевая аудитория МФО — это, во-первых, малые города, во-вторых, стартапы и те категории предпринимателей, которые не могут получить кредиты в банках.

— Сумеют ли микрофинансовые организации создать конкуренцию банкам?

— Мы вообще с банками не боремся, мы с ними работаем в очень тесных партнерских отношениях и точно так же содействуем их выходу на этот рынок. Просто небанковским организациям сегодня нужно больше поддержки, чем банкам, достаточно крепко стоящим на ногах.

Нашими стратегическими партнерами являются банки, которые уже занимаются микрокредитованием несколько лет. Я считаю, что существует взаимный интерес — совместными усилиями развивать область микрокредитования. И банки, и МФО должны здесь стратегически выступать больше в роли партнеров, а не конкурентов.

— Как они взаимодействуют друг с другом?

— Если банк решает развивать микрокредитование, он начинает думать о том, как лучше это сделать: либо создать собственную «дочку», либо привлечь существующие организации и предоставить им определенные кредитные линии. С помощью небанковских микрофинансовых институтов банк, во-первых, охватывает тех клиентов, до которых не может дотянуться сам. Во-вторых, он может кредитовать в тех населенных пунктах, где у него вообще нет отделений, то есть это еще и территориальное расширение.

Кроме того, банк ведь не только на этом зарабатывает: часть клиентов, которые приходят сперва в эти дочерние или партнерские микрофинансовые структуры, постепенно растут и уже становятся клиентами самого банка, а не его микрофинансового подразделения.

Микрофинансовые институты также могут выступать агентами банков по различным видам операций, которые сами не ведут: прием платежей, денежные переводы. По закону они не вправе заниматься такими операциями самостоятельно, но вправе это делать от лица банка по соответствующему соглашению.

— Государство как-то помогает МФО?

— Сейчас очень активно создается социальная сеть микрофинансовых организаций при поддержке Минэкономразвития, которое выделяет им деньги совместно с региональными властями. Это так называемые региональные фонды и центры микрофинансирования. У них более низкие ставки по займам.

Дело в том, что большинство предпринимателей сегодня в России работают в секторе торговли и сфере услуг, это объективная реальность, так как в данной отрасли проще начать бизнес. Но есть предприниматели, у которых низкая рентабельность, — например, компании, занимающиеся производством, особенно определенными видами переработки. Конечно, для них такие дешевые займы на первом этапе очень важны, потому что коммерческую ставку они сразу, может, и не в состоянии потянуть.

— И какая там ставка?

— Средневзвешенная ставка в некоммерческих микрофинансовых организациях составляет сегодня примерно 12%, есть 10% и даже 9%. У заемщиков разный уровень риска, поэтому ставка может различаться. Но могу сказать точно, что за счет бюджетных денег микрокредитов по ставке выше 15—17% не должно быть.

— А в коммерческих МФО какие ставки?

— Согласно нашему мониторингу за IV квартал 2010 года, средневзвешенная ставка по микрокредитам — 27%. Конечно, она колеблется в обе стороны, но надо учитывать, что для мелкого бизнеса, где рентабельность достаточно высокая, особенно если это сектор торговли, такая ставка не является критической с точки зрения нагрузки на бизнес. Основное преимущество здесь — это быстрота получения займа, достаточно неформальный характер отношений между кредитором и заемщиком.

— Как закон о микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях скажется на развитии отрасли?

— До принятия закона микрофинансовый сектор развивался стихийно. Этот этап был необходим. Прежде чем создавать регулирование, безусловно, нужно понять специфику этого рынка, откуда он берет деньги, кому их дает, какие там сложности возникают, на что обращать внимание.

То есть рынок должен был в определенном смысле достичь определенного уровня, сформироваться, и уже потом регулирование должно его поддержать, обезопасить от каких-то неблагоприятных воздействий, от попыток создать в нем что-то нехорошее под эгидой микрофинансовой организации. И обеспечить благоприятные условия как для инвесторов, так и для потребителей.

Закон установил все правила, он четко разъяснил, что микрофинансовая организация может делать, а что не может. Отсутствие правил сильно сдерживало крупных инвесторов. Деньги, которые приходили в этот сектор, были достаточно дорогими. Соответственно, если МФО привлекает их под 17% годовых, то дешевле, чем по ставке 30%, с учетом административных затрат, она выдать заем не может. Сейчас, поскольку рынок стал более привлекателен для крупных инвесторов, ставка начинает снижаться, и, как следствие, она неизбежно повлечет за собой снижение ставки на выходе, это будет достаточно заметно в ближайшее время.

— А кто может выступить инвестором для МФО?

— Кто угодно. Инвесторы могут быть как российские, так иностранные, никаких ограничений здесь нет. Для достаточно обеспеченных людей вложения в МФО — это интересный бизнес. Если мы посмотрим на возможные доступные инструменты инвестирования, то, с одной стороны, самый безрисковый — это вложения в банк, потому что все депозиты защищены системой страхования вкладов, но в то же время доходность у них минимальная.

С другой стороны, это фондовый рынок, который не имеет никакой гарантированной доходности, однако может теоретически дать очень высокий доход. И где-то в середине между банковскими депозитами и фондовым рынком находится микрофинансовая организация. Она более рискованна, чем банк, потому что здесь нет защиты вкладов в АСВ, но менее рискованна, чем фондовый рынок, так как предполагает обещанную гарантированную доходность, которая выше, чем у банковских депозитов, на 2—3%.

— Несмотря на более либеральный подход МФО к выдаче займов, могут ли быть отказы в их предоставлении? И каковы причины таких отказов?

— Причины отказа могут быть абсолютно объективные. Например, некоторым людям не стоит заниматься тем бизнесом, который они выбрали, и им лучше сказать об этом сразу.

— Как МФО понимает, кто может заняться бизнесом, а кто — нет?

— Например, человек приходит в МФО и говорит, что хочет открыть небольшую автомастерскую. Кредитор задает ему вполне логичный вопрос — чем будущий заемщик занимался до этого. Оказывается, что он работал на чайной фабрике. Это хорошо, но сразу возникает вопрос, а надо ли ему заниматься бизнесом, о котором он не имеет ни малейшего представления. Ответ очевиден, если кредитор не хочет своими руками создать проблемы с возвратом займа.

Однако если помочь заемщику правильно выбрать свой бизнес, развиваться там, где у человека есть необходимая компетенция, то он может быть вполне успешен. Помочь с правильным выбором — это тоже одна из задач института микрофинансирования.

— Какие отрасли в России приоритетны для микрокредитования?

— Нельзя говорить, что у микрокредитования есть некие приоритетные отрасли. МФО, как и любой другой финансовый институт, в большей степени следует запросам рынка. Человек начинает бизнес там, где ему проще стартовать, где минимальные входные барьеры и где может быть наибольший спрос. Поэтому неудивительно, что у нас пока до сих пор где-то 70% бизнеса находится в сфере торговли.

Я не говорю, что нам это нравится. В развитой экономике доля торговли должна сокращаться, потому что в ней маленькая добавленная стоимость. А мы хотим, чтобы малый бизнес давал большой вклад в добавленную стоимость и в ВВП, для этого нужны более капиталоемкие с точки зрения производственной активности сектора. Это могут быть и сельское хозяйство, и сфера услуг.

— Есть ли какие-то особенности микрофинансовой деятельности в России?

— Да, есть некие новации. Россия относится к группе стран с растущей экономикой, поэтому здесь микрофинансирование — это в первую очередь драйвер развития малого бизнеса. В азиатских или африканских государствах микрофинансирование служит способом борьбы с нищетой. В развитых странах это механизм социального воздействия, интеграция вынужденных переселенцев и эмигрантов в нормальную экономическую жизнь через малый бизнес. Хотя во время кризиса в ЕС микрофинансирование сыграло заметную роль и в борьбе с безработицей.

— Кто чаще всего обращается за микрозаймами на развитие своего бизнеса — мужчины или женщины?

— Женщин больше. Порядка 70% заемщиков в микробизнесе — это женщины.

Беседовала Инна ЛУНЕВА, Banki.ru