Андрей Кашеваров: «Банки по-прежнему находят обходные пути для заработка»

Андрей Кашеваров: «Банки по-прежнему находят обходные пути для заработка»

3436

Банки стали более добросовестно относиться к потребителям своих услуг, а потребители, в свою очередь, стали гораздо более грамотными в финансовых вопросах — и все эти тенденции зародились на рынке в течение буквально нескольких лет. Вместе с тем, многие вопросы остаются нерешенными, а потребители по-прежнему сталкиваются с непонятными процентами по кредитам. Одним из главных борцов со скрытыми комиссиями банков выступает Федеральная антимонопольная служба (ФАС). О том, как ведется работа по раскрытию эффективной ставки в потребкредитовании, замглавы ФАС Андрей КАШЕВАРОВ рассказал интервью журналу «Коммерсант-Деньги».

Продолжает ли ФАС формирование «белых» списков банков, раскрывающих всю информацию по кредитам? Сколько банков так и не раскрыли все условия кредитования?

— На нашем сайте опубликована информация о 99 банках, выполнивших наши рекомендации. И список этот до сих пор пополняется. В то же время я думаю, что формирование «белых» списков утратит свою актуальность уже 1 июля, когда вступит в действие инструкция ЦБ #1759-У о раскрытии эффективной кредитной ставки.

Почему пока так мало банков выполнили совместные рекомендации ФАС и ЦБ?

— На самом деле банков, которые полностью раскрывают информацию об эффективной ставке, значительно больше, чем тех, что вошли в наши «белые» списки. Просто еще не все банки дали свое согласие на публикацию их названий у нас на сайте. Информацию по соблюдению наших совместных с ЦБ рекомендаций они присылали в Ассоциацию российских банков и Ассоциацию региональных банков «Россия». А ассоциации уже пересылали нам полученные письма. Но просто опубликовать их на своем сайте, без предварительного согласия самих банков, мы не можем. Поэтому в «белый» список вошли лишь те, кто направил нам письма с согласием на публикацию. Вместе с тем замечу, что окончательное решение о том, снимать или не снимать эти списки с нашего сайта, мы будем принимать вместе с ЦБ.

Планируются ли какие-то санкции в отношении банков, не исполнивших или нарушивших ваши рекомендации?

— Нет. Мы сознательно не проверяли полученную от банков информацию по раскрытию эффективной ставки. Фактически это была банковская декларация о соблюдении наших с ЦБ рекомендаций. В то же время мы обращались с письмом в Банк России с предложением включить в плановые проверки пункт о выполнении банками наших рекомендаций — и Банк России пошел нам навстречу. Так что сегодня ЦБ проверяет исполнение банками рекомендаций. Вся отчетность по плановым проверкам хранится только у него. Поэтому точной информацией о том, в какой мере банки соблюдают наши рекомендации, владеет ЦБ. Этот вопрос лучше адресовать ему.

А со своей стороны ФАС не планирует проверить добросовестность банков?

— На самом деле во многих субъектах РФ к банковской проверке ЦБ подключает и работников ФАС. Но опять же, поскольку работники ФАС приглашаются только в эти комплексные бригады проверяющих, права на разглашение информации мы не имеем. Было несколько случаев, когда юрисконсульты клиентов, которые сами тестировали банки на предмет выполнения рекомендаций, обращались к нам с вопросом, что делать, если банк их не выполняет? Мы им говорили: ищите другой банк, из тех, что продекларирован в нашем списке. И в итоге через две недели после первого звонка один из клиентов позвонил нам и сказал, что, да, он обратился в другой банк за кредитом, потому что там все ясно и понятно по условиям. Таким образом, рекомендации — это ликбез для заемщиков. Ведь заемщик должен знать, на что обращать внимание при получении кредитов. И эту задачу, на наш взгляд, рекомендации выполнили.

Ранее вы заявляли, что совместные рекомендации ФАС и ЦБ по раскрытию информации по кредитам должны быть доработаны. В частности, в рекомендации должны быть включены комиссии банка сторонним организациям. Почему этого не произошло?

— Я думаю, что в свете нового указания Банка России о раскрытии эффективной ставки эти рекомендации сами по себе утрачивают актуальность. Фактически рекомендации протестировали адекватность тех форм расчета эффективной ставки и тех требований по ее раскрытию, которые в ней содержались. Теперь же все должно переходить в плоскость нормативных документов ЦБ и желательно в закон о потребкредитовании. Кроме того, в настоящее время Федеральным законом «О защите конкуренции» издание рекомендаций для финансовых организаций не предусмотрено.

Согласны ли вы с методикой расчета эффективной ставки, которую предложил Банк России?

— На данном этапе того, что предложил ЦБ в рамках своих указаний, вполне достаточно. Все необходимые доработки должен внести закон о потребкредитовании, в котором, на наш взгляд, должно содержаться требование о раскрытии эффективной ставки в кредитных договорах всеми банками без исключения. Эффективная ставка должна максимально учитывать все расходы заемщика, связанные с обслуживанием кредита. Однако если банк обязует заемщика что-то застраховать и размер страховой премии при этом не искажен соглашением между банком и страховщиком, то, пожалуй, эти расходы в эффективную ставку включаться не должны. Также в расчет этой ставки не должны включаться и комиссии другим третьим организациям, например оценщикам. Иными словами, эффективная ставка должна быть связана только с банковским продуктом, а не с дополнительными встроенными вещами. Но банк должен быть обязан в этом случае довести информацию о всех связанных с кредитом дополнительных платежах общей суммой наравне с эффективной банковской ставкой.

Как вы относитесь к жалобам банков, что рассчитанная по формуле ЦБ эффективная ставка зачастую превышает сумму переплаты по кредиту?

— На мой взгляд, претензии банкиров необоснованны. Ведь помимо эффективной ставки можно, да и нужно приводить расчеты по сумме ежемесячного платежа и общей сумме переплаты. На основе этой совокупной информации потребитель сможет сравнить продукты между собой и выбрать наиболее ему подходящий. Эффективная ставка — это дополнительный критерий для выбора кредита.

Как думаете, сколько банков предпочтут вообще не раскрывать комиссии по кредитам и будут создавать резервы по каждому кредиту индивидуально?

— Я не могу сказать, сколько банков откажется от программ потребкредитования. На мой взгляд, создавать резервы индивидуально по нескольким десяткам-сотням тысяч выданных кредитов практически невозможно. Тогда лучше вообще отказаться от кредитования как такового. Поэтому банки будут либо выполнять требования по раскрытию эффективной ставки, либо искать способы обхода этой инструкции. Один из них — перетекание доходной части в другие продукты, в частности страховые.

Как, на ваш взгляд, указание Банка России #1759-У повлияет на рынок потребкредитования в целом?

— Только положительно. По моему мнению, банки должны начать «вскрывать» эффективные кредитные ставки. Рынок станет прозрачнее и понятнее, что рано или поздно приведет к постепенному снижению ставок. Правда, некоторые выберут другой путь — совместные программы со страховщиками, что в общем-то уже происходит. Ставки по кредитам просто перетекут в страховые премии по страхованию залогового имущества.

Есть ли в настоящее время в производстве ФАС дела о сговоре страховщиков и банков?

— Могу припомнить несколько: Банк «Авангард» и страховая компания «Авангард-гарант» и два дела по банку «Уралсиб» и его страховой компании. Но думаю, что уже в июне количество возбужденных дел резко увеличится. Буквально на днях мы закончили анализ отчетов наших территориальных управлений об итогах массовой проверки страховщиков, проведенной в конце прошлого года. Теперь мы направили теруправлениям письма с требованием предоставить нам информацию об определенной категории соглашений между банками и страховщиками. А дальше уже будем решать вопрос о возбуждении дел. Речь идет о тех соглашениях, где предметом договоренности является согласование тарифов по страхованию залогового имущества. По предварительной информации, в отдельных регионах до семи-восьми банков имеют такие соглашения со страховщиками. Как правило, это крупные, многофилиальные банки, названия которых я раскрыть пока не могу.

По этим соглашениям страховщики тоже компенсируют банку часть собранной премии?

— Для нас в данном случае важна не сама компенсация банку, а односторонняя фиксация банком страховых тарифов. Тарифы должны рождаться из конкуренции между страховщиками, а не вытекать из соглашения между банком и страховщиком. После того как в октябре прошлого года изменился закон «О конкуренции», вопрос компенсации стал абсолютно непринципиальным, потому что 11-я статья нового закона позволяет нам квалифицировать это несколько иначе.

Как именно?

— Например, как навязывание невыгодных условий страхования. Это обстоятельство является, например, предметом рассмотрения соглашения между банком «Авангард» и страховой организацией «Авангард-гарант». Там получалось, что если авария случилась по вине страхователя, ему страховое возмещение выплачивалось не стопроцентно, а лишь в 50-процентном размере. В этом случае нам необходимо определить, являются такие пункты договора навязыванием невыгодных условий заемщику, взявшему кредит со встроенным страховым продуктом, или нет.

Следует ли из ваших слов, что теперь страховщик может вполне официально давать банку «откат» за предоставленного клиента?

— Сам по себе «откат», или комиссионное вознаграждение банка, напрямую как нарушение закона трактоваться не может. Мы смотрим на предмет соглашения с точки зрения тех пунктов нового законодательства, которые могут или не могут быть предметом нашего рассмотрения. Во-первых, это согласование тарифов между банком и страховщиком. Во-вторых, это навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора. И в-третьих, это необоснованное установление различных тарифов на один и тот же товар. Например, если страховщик по соглашению с банком устанавливает один тариф на свои услуги для заемщиков банка, а для сторонних клиентов на тот же продукт будет уже другой тариф, это также является нарушением нового закона о конкуренции.

Как вы относитесь к тому факту, что большинство банков сотрудничают с ограниченным количеством так называемых аккредитованных страховщиков, у которых клиент может застраховаться?

— По этому вопросу мы высказали свою позицию еще на экспертном совете и принципиально ее не меняли. Да, мы считаем, что возможен некий перечень страховых организаций, но он должен формироваться на основе тендера или даже просто опубликования каких-то условий, важных для банка. Условия тендера должны быть публичными. При этом список страховых организаций, сформированный по итогам тендера, не должен быть закрытым. Если страховщик удовлетворяет выдвинутым банком условиям, но в тендере не участвовал, его полисы все равно должны приниматься банком при выдаче кредитов. Вдобавок и указание Банка России #1759-У также отменяет необходимость обязательной оценки банками финансового положения страховщика при создании резервов, поэтому схемы по созданию закрытого пула аккредитованных компаний при банке должны быть отменены.

Как в настоящий момент обстоит дело с банком «Русский стандарт» и его страховой компанией?

— Мы вынесли решение о том, что банку следует убрать из бланка заявления о выдаче кредита пункт, в соответствии с которым заемщик должен страховать жизнь только в «Русском стандарте Страхование». Сейчас это решение находится в стадии исполнения. В суде оно пока что не оспорено. А что касается банка «Уралсиб» и его страховой компании, то там дела находятся в стадии рассмотрения, и комментировать их рано.

Недавно в прессе прошла информация, что ФАС собирается устроить массовую проверку интернет-рекламы банков на соответствие ее новому законодательству о рекламе. Каковы предварительные результаты?

— На самом деле мы таких заявлений не делали. Это не совсем точная информация, которая появилась на лентах информагентств. Был задан вопрос: как, например, реагировать на рекламу банков в интернете, если там публикуются не все условия договора? Мы ответили: ровно так же, как и в случаях с «наружкой», телевидением и т. д. То есть интернет как информационное поле ничем не отличается от другого способа распространения рекламы. Вот в чем была суть. Но мы не заявляли, что сейчас начнем массово проверять сайты банков. Если мы будем сталкиваться с подобного рода нарушениями, то будем их пресекать.

А сейчас их разве нет?

— Я не могу сказать, что их нет. Просто пока они нам на глаза не попадались. Может быть, конечно, мы не по тем сайтам бродим. Но как только увидим такую рекламу, сразу возбудим против недобросовестного банка дело.

Как вы относитесь к неожиданному росту активности Роспотребнадзора на банковском рынке?

— Ответ прост. Вот, например, мы, как регулятор в определенной сфере, все свои действия согласовываем с ЦБ. Это не значит, что мы не будем исполнять какие-то свои функции, увидев нарушения, но исполнение, по крайней мере, идет в информационном взаимодействии с ЦБ как основным регулятором, отвечающим за стабильность банковской системы. Так вот, на мой взгляд, отношение других регуляторов к банкам должно строиться в таком же взаимодействии с основным регулятором. Есть ли там информационное взаимодействие, нам не известно. Собственно, это и не является предметом нашего изучения. Но если взаимодействия с ЦБ нет, это, конечно, плохо.

Что нового вы отметили бы в поведении банков и заемщиков в последнее время?

— Нельзя не отметить, что финансовая грамотность населения растет. Народ читает прессу, обращает внимание на все наши рекомендации по выбору продуктов. Люди звонят нам в поисках совета. Поэтому в той части, за которой следят надзорные органы, банки делают свои продукты более понятными для населения. В то же время обходные пути для заработка банки по-прежнему находят — сейчас это страхование, потом, возможно, появится еще что-то.

Согласно новому закону о конкуренции, ФАС должна была создать специальную совместную с ЦБ комиссию для рассмотрения дел на банковском рынке. Что это изменило и не повлияло ли это на сроки рассмотрения дел?

— На самом деле совместная комиссия ФАС и Банка России по рассмотрению дел начала работать еще до принятия закона в новой редакции. Это было общее решение двух регуляторов. При этом все решения в отношении банков выносились и теперь уже в соответствии с законом будут выноситься только тогда, когда есть полный консенсус между сотрудниками двух ведомств. То есть такой ситуации, когда один регулятор делает одно, другой — другое, а страдает от этого рынок, уже быть не может. Данный порядок принятия решений напрочь исключает все возможные конфликты и недопонимание между ФАС и Банком России. И на скорость принятия решений и рассмотрения дел это никак не влияет. В данном случае мы можем возбудить дело и без предварительного согласования с ЦБ, но рассматривать дело будем только совместно с Банком России.

Чего не хватает рынку потребкредитования?

— По-прежнему информационной прозрачности, которая, несмотря на все усилия регулирующих органов, все еще остается на довольно низком уровне. Изменить ситуацию может и должен закон о потребкредитовании.

Как вы относитесь к недавнему предложению Банка России законодательно ограничить размер комиссий по кредиту на уровне 3—5%?

— Как к недостаточно обоснованному. Любое ценовое регулирование, тарифное по сути дела, должно основываться на объективной экономической ситуации. Тарифы у нас сегодня могут быть установлены только для естественных монополий или в обязательном страховании, то есть в неконкурентной среде. А вводить в конкурентную среду тарифное регулирование — значит противоречить сложившемуся регулированию секторов экономики. Размер комиссий при кредитовании должен складываться из объективных показателей и регулироваться только здоровой конкуренцией на рынке.

Поддерживает ли ФАС требование Банка России для банков, выдающих кредиты в магазинах, открывать в торговой точке свой офис и оформлять в штат всех сотрудников магазина, оформляющих кредиты?

— Нет, оно нам представляется чрезмерным. Это лишние, необязательные затраты для банков. Ведь банки в большинстве случаев берут на себя организацию обучения сотрудников магазинов, ответственных за работу по программам потребкредитования, и зачастую предъявляют требования к их профессиональной подготовке аналогичные требованиям, предъявляемых штатным сотрудникам банка. К тому же для некоторых банков открыть свой офис на территории магазина в силу ряда причин может оказаться вообще невыполнимой задачей. Такое требование может привести к сокращению числа активных участников данного рынка, и в конечном счете к ограничению конкуренции на рынке розничных банковских услуг. Поэтому мы отправили в Банк России соответствующее письмо с предложением требование отменить. Сейчас мы ждем от ЦБ ответа.

Есть ли на рынке потребкредитования заметные изменения, связанные с большим интересом к нему со стороны госорганов?

— Нельзя не отметить, что за последний год ответственность банков за свои действия на рынке потребкредитования заметно возросла. Помимо указания #1759-У, на добросовестное поведение банков повлияют и поправки в КоАП, на днях вступившие в силу. Теперь за сам факт нарушения антимонопольного законодательства компания или банк будут оштрафованы. Раньше штрафы предъявлялись нарушителю только после длительной процедуры рассмотрения дела. В частности, за злоупотребление доминирующим положением компании придется заплатить до 2% оборота, за картельный сговор — 4% годового объема продаж. При этом штраф привязан к обороту компании на том рынке, где произошло нарушение. То есть если банк нарушит закон на рынке кредитования, то штраф будет высчитываться от дохода, полученного через проценты по кредиту. В связи с введением оборотных штрафов мы прогнозируем сокращение количества возбуждаемых в отношении банков дел в разы.

Елене КОВАЛЕВА

Фото: «Коммерсант»