Гарегин Тосунян: «Страх конкуренции с иностранцами — это боязнь государства»

Гарегин Тосунян: «Страх конкуренции с иностранцами — это боязнь государства»

1901

Одна из наиболее актуальных тем, обсуждаемых сегодня банковским сообществом, — конкурентоспособность российской банковской системы. О том, с кем сегодня конкурируют отечественные банки, каковы их позиции и перспективы в конкурентной борьбе, «Банковское обозрение» беседует с президентом АРБ Гарегином Тосуняном.

Гарегин Ашотович, что сегодня имеется в виду под конкурентоспособностью национальной банковской системы?

Вопрос конкурентоспособности имеет несколько проекций, характеризующих уровень развития банковской системы. Прежде всего, мы говорим об абсолютных показателях, о масштабе системы. Это наша весовая категория на мировой арене, особенно учитывая процесс интеграции в мировое сообщество, предстоящее вступление страны в ВТО. С точки зрения масштаба системы, оцениваются активы, капитализация, уровень рентабельности, качество инфраструктуры, развитие ритейла, объем операций, пропускная способность сетей.

С другой стороны, есть такие показатели, как затратность, себестоимость банковского бизнеса. Они влияют на размер кредитной ставки, которая в свою очередь влияет на себестоимость производства и далее по цепочке на цену товаров и услуг, на уровень жизни людей, на инфляцию, общее экономическое состояние и конкурентоспособность страны на внешних рынках. Если наши товары имеют высокую себестоимость и засчет этого неконкурентоспособны, то рынок заполоняет китайская и иная дешевая продукция, а нам остается только распродавать свои пока еще большие, но не возобновляемые ресурсы.

На масштабы влияет ресурсообсспеченность. Активы и капитал банков формируются из разных источников, и если мы искусственно ограничиваем ресурсы финансового рынка, банковского оборота, то тем самым мы обрекаем экономику страны на ресурсный голод, на низкий уровень капитализации, высокую себестоимость и затратность.

Другая сторона конкурентоспособности — доступность банковской услуги. Это уже социально-экономическая проблема. Если человек физически может добраться до магазина, то, наверно, он сможет что-то выбрать в соответствии со своими потребностями и возможностями. Но если до магазина сто верст и нет автомобиля, то можно и не дойти — пропасть по дороге. Это правило верно и для банковского обслуживания. Если человек доберется до банка, то не исключено, что с помощью какой-то банковской услуги, в том числе и получения денежного перевода от родственников, он сможет выжить и не зависеть от помощи государства. А еще лучше, если он получит кредит на развитие своего начинающегося бизнеса. Конечно, на приобретение металлургического комбината банк сразу денег не даст, но на покупку дрели и молотка, досок, чтобы мастерить табуретки и делать мелкий ремонт, кредит вполне реален. Аккуратному плательщику банк ирокредитует в дальнейшем покупку более технологичного станка, с помощью которого уже можно заняться, например, укладкой дорогого паркета и т. д.

Я не утрирую — просто знаю много историй, когда люди приезжают на заработки, начинают с нуля, с дешевых поделок и становятся на ноги. Но если нет доступа к банковскому обслуживанию, к банковскому кредиту, некому дать старт, человек может и пропасть в нищете. Поэтому вопрос доступности и спектра предлагаемых услуг трудно переоценить.

Третья важная составляющая часть конкурентоспособности — устойчивость системы. Чтобы клиент доверил банку сохранение и приумножение временно свободных средств, он должен быть уверен в устойчивости банковской системы в целом. Отдельный банк, как и отдельный дом, может быть очень устойчивым, но если он построен на зыбкой почве, то устойчивость этого дома мало что значит.

Каждый банк очень чутко реагирует на состояние банковской системы и свою политику строит в зависимости от ее надежности. Банк понимает, что в устойчивой системе нельзя быть шатким: конкуренты дунут — и он развалится, да и клиент не пойдет. А в нестабильной, зыбкой системе, наоборот, нет смысла возводить каменные стены. Менее устойчивый банк более гибок, его можно быстренько свернуть и перейти с капиталом на другой рынок.

Получается, что устойчивость банковской системы — это что-то внешнее по отношению к конкретному банку. Кто и как должен ее обеспечить?

Сегодня государство само придумывает концепции и стратегии, само их проваливает, кладет под сукно и разрабатывает новые. А в невыполнении обвиняют, как правило, старое правительство, поскольку к тому моменту, когда неудача становится очевидной, у руля уже находится новое, Упреки звучат и по адресу «плохого» рынка, и населения, которое, дескать, не ориентируется в рыночной экономике.

Россия в двадцать с лишним раз отстает по размеру ВВП от США и Евросоюза. Факт, прямо сказать, удручающий. И при таких обстоятельствах большинство экономических решений по-прежнему принимаются без консультаций с бизнес-сообществом?! Власть заявляет о программе социально-экономического развития и предлагает участникам рынка чуть ли не за 15 минут сказать, готовы ли они развиваться в таком формате, устраивает ли их такая стратегия. То же самое с денежно-кредитной политикой. Нам непонятно, как можно добиться результатов, если разработчики документов попросту забывают о закономерностях развития финансового рынка.

Мы предлагаем изменить концепцию взаимоотношений рынка и госрегуляторов. Должно быть разделение полномочий; поиск наиболее прогрессивных технологий и лучших путей развития могут обеспечивать участники рынка как наиболее динамичная часть общества, а государство, властные органы, как консервативный партнер социально-экономических отношений, должно взять на себя функцию обеспечения стабильности.

Как изменилась ситуация в части устойчивости банковской системы за последние 1—2 года?

В деле обеспечения устойчивости, прозрачности были предприняты определенные шаги — создается система страхования вкладов, введено новое валютное законодательство. Рынок получил ряд оченьсерьезные издержки. Например, я еще пять лет назад говорил о том, что не нужно делать «обязаловки» из системы страхования вкладов. Система страхования предназначена для обеспечения социальной устойчивости, которая зависит от участников рынка, имеющих на этом рынке значительную долю, к примеру, не менее 1%. Вот для них-то и нужно было делать систему обязательной. Банкир, аккумулировавший 0,01% вкладов, не несет никаких рисков для системы, он всего лишь, условно говоря, собрал деньгиу своих родственников и знакомых — так узок круг его клиентуры. Зачем заставлять его в обязательном порядке входить в систему страхования, платить взносы? Чтобы его родственники были застрахованы? Если бы вступление в систему страхования вкладов было необязательным, то малые банки не были бы отсечены от рынка частных вкладов, ведь это негативно повлияло бы на имидж всей банковской системы.

Мы, как мне кажется, реализуем систему страхования не идеальным образом, но все же идем в направлении того, что значимые игроки на рынке должны быть прозрачными и понятными.

Либерализацию валютного законодательства тоже надо считать существенным шагом на пути к обеспечению конкурентоспособности. Но делается он опять же со своими издержками. Ведь на внутреннем рынке мы далеко не либерализованы. Российские банки находятся в менее выгодных условиях по сравнению с западными финансовыми партнерами и конкурентами. Иностранцы не обременены нормативами капитала, высокими налогами, большими расходами на открытие допофисов, 20-кратными коэффициентами по аренде помещений, большими объемами отчетности и вмешательством регулирующих органов — кого кредитовать, а кого нет.

Надо оценивать положительно процесс интеграции рынков, но посмотрите, в результате этого процесса уже 50% наших заемщиков, особенно из ресурсодобывающего сектора, кредитуется внешними кредиторами. Самые лакомые куски достаются иностранцам. В то же время мы пока не добились серьезного выхода наших кредитных организаций на фондовый рынок, на публичные торги, испытываем трудности с капитализацией. И здесь государственная политика могла бы стимулировать развитие банков. Так что положительные сдвиги есть, но их немного, да и происходят они очень медленно.

А как вы оцениваете изменения масштабности банковской системы и доступности услуг?

Можно ли назвать значимыми успехи, когда мы за последние 3—4 года развиваемся с динамикой 35—45% в год? Конечно, это значимый успех. Но если учесть, что мы отстаем от западных систем не на 50—60%, а в 5—25 раз, то успехи наши недостаточны.

Какие конкурентные группы складываются сегодня на российском банковском рынке?

Мы говорим в целом о конкурентоспособности российской банковской системы на мировом рынке. Конечно, она зависит от условий, действующих на внутреннем рынке. Но мы на съезде не собираемся противопоставлять банки с госучастием, крупные частные банки, банки с иностранным капиталом, региональные и столичные банки и т. д. Мы говорим о проблемах, которые мешают развитию каждой группы и всех вместе. АРБ как организация, которая объединяет 90% рынка, 600 его участников, концентрируется не на противоречиях, а на общих проблемах. Внутренние проблемы решаем в рабочем порядке.

Если рассматривать конкуренцию в таком формате: российские банки против всего мира, то на чьей территории ведется борьба за российских клиентов?

Не только за них. Нас сдерживают при выходе на европейский рынок. Некоторые российские банки купили «дочки» за рубежом, сегодня реализуется первая попытка открыть дочерний банк с нуля в Европе. Но в целом открытие филиалов за рубежом — очень серьезная проблема. Многие страны сдерживают приход иностранных банков на свой рынок.

Это и понятно. Да и мы сами тоже неоднократно говорили, что банковская система является атрибутом государственного суверенитета, что нет ни одного развитого государства, которое не рассматривало бы развитие банковской системы как приоритетную задачу. Даже есть целый ряд совсем небольших государств, которые именно засчет приоритетности банковского рынка вошли в число ведущих стран мира.


Мы хотим конкурировать не просто за российских граждан, но и на внешнем рынке — за обслуживание отечественного экспорта-импорта. Сегодня этим вполне успешно занимаются ВТБ, ВЭБ, Росэксимбанк, но могут и другие банки, имеющие соответствующий капитал. Наши банки должны обеспечивать финансовые потоки, поступающие в Россию, обслуживать их, а также инвестиции в отечественную промышленность. Я рассматриваю конкуренцию за российский рынок с точки зрения возможности насытить нашу экономику ресурсами, а не ждать, когда ее насытит кто-то другой.

Как влияет на конкурентоспособность банковской системы продажа российских банков иностранным инвесторам, отвечает ли это ее интересам?

Появление па рынке иностранных «дочек» позитивно влияет на развитие рынка. Приход иностранцев в нашу страну с точки зрения просвещения, развития культуры, расширения кругозора — это неплохо. Но не надо увлекаться и думать, что иностранцы решат за нас наши проблемы. Они могут прийти, снять, что называется, сливки, а потом уйти, оставивпосле себя тс же нерешенные проблемы и разочарование. Важно, чтобы у российской банковской системы была своя политика, независимо от прихода иностранцев, и своя тяга к развитию.

Что касается продажи своего бизнеса, то это — чаще всего шаг отчаяния. На него идут, утратив веру в устойчивость российского рынка, в политику государства. Обычно принято не продавать бизнес, а развивать его и оставлять по наследству. Отчасти стремление продажи бизнеса иностранцу может проистекать от страха конкуренции с ним. У нас больше всего боятся государства, и страх конкуренции с иностранцами — одна из форм боязни государства. Боятся, что государство не даст возможности работать российскому банкиру, а иностранцу — позволит.

Любой банкир понимает, что бизнес — это его жизнь, его завтрашний день. И занимаются банковским бизнесом люди неробкого десятка. Они не боятся иностранцев. Тем более что адаптация к своему рынку- тоже серьезный капитал. Попробуйте сегодня прийти в какой-нибудь городок в США и переманить клиентов местного банка. Люди будут собираться поглазеть на заезжего банкира, но работать предпочтут с местным, которого знают с детства.

Американские власти хорошо понимают роль местных банков и стараются оказывать им поддержку. Почему эти маленькие американские банки не входят в Федеральную резервную систему, в систему страхования вкладов? В то время как в России установлена минимальная планка капитала на уровне 5 млн евро, региональные банки в США иногда имеют собственный капитал не более 100 тыс. долларов.
Они обслуживают местную клиентуру и не лезут на международный, трансконтинентальный уровень.

Неплохо бы и наши мелкие банки оставить в покое: не загонять в систему страхования вкладов, в систему резервирования. Ведь по сути дела они обычные мелкие предприниматели, только в сфере финансовых услуг. Дайте им свою нишу и свой мягкий режим регулирования!

Гарегин Ашотович, каковы меры повышения конкурентоспособности банковской системы, предусмотренные Стратегией повышения конкурентоспособности банковской системы?

Планом действительно предусмотрено осуществить ряд конкретных мер. В первую очередь, мы планируем добиться введения договора безотзывного вклада, разрешения банкам управлять инвестиционными, паевыми инвестиционными и негосударственными пенсионными фондами, разрешения хранить в банках свободные остатки средств субфедеральных и муниципальных бюджетов. В плане совершенствования системы рефинансирования предлагаются такие меры, как расширение перечня активов, используемых в качестве обеспечения кредитов Банка России, нормативное закрепление системы чрезвычайного рефинансирования в кризисных ситуациях для крупнейших банков.


Среди первоочередных мер — разрешение внесудебного обращения взыскания на заложенное имущество, исключение заложенного имущества из конкурсной массы при банкротстве, расширение использования принципа добросовестности при совершении сделок. Чтобы минимизировать риски, связанные с валютной либерализацией, мы ставим вопросы о необходимости сохранения ограничения на использование зарубежных счетов юридическими лицами до 1 января 2007 года, законодательном закреплении процедуры введения антикризисных мер валютного регулирования. Для реализации всех этих мер потребуется кропотливая работа по внесению изменений и дополнений в ряд законов, Гражданский и Бюджетный кодексы РФ. И эта работа уже энергично ведется банковским сообществом.

Сообща банковская корпорация совместно с I Центробанком может решить многие проблемы и продвинуть страну на достойный для нас уровень в мировом экономическом сообществе!

Таисия МАРТЫНОВА