Евгений Бернштам: «Рассказы о сверхприбылях на рынке экспресс-кредитования — не более, чем миф»

Евгений Бернштам: «Рассказы о сверхприбылях на рынке экспресс-кредитования — не более, чем миф»

6150

Хоум Кредит энд Финанс Банк (ХКФ-Банк) хорошо известен на российском финансовом рынке как один из лидеров потребкредитования и «монопродуктовая» организация, долгое время специализировавшаяся на предоставлении займов в торговых сетях. Однако в последнее время ХКФ-Банк начал проводить в жизнь новую стратегию развития, целью которой является создание универсального банка. О том, почему было принято такое решение, каких результатов банку удалось достичь в последние полгода, и о том, как он видит ситуацию на рынке потребительского кредитования в целом, рассказал президент ХКФ-Банка Евгений БЕРНШТАМ.

— Евгений Семенович, прошло уже почти полгода с момента вашего прихода в ХКФБ. Тогда новость о вашем назначении наделала много шума: на рынке говорили, что вас призвали чуть ли не как антикризисного менеджера, что ваш приход знаменовал собой полный отказ от прежней стратегии развития банка. Насколько справедливыми были такие предположения?

— Они были совершенно необоснованными. Было бы более правильно говорить не об отказе от прежней стратегии, и не о кардинальных переменах в деятельности банка, а о продолжении планомерного и поступательного развития его бизнеса. И зачем, собственно говоря, ХКФБ нужен был антикризисный управляющий? Никаких серьезных проблем к моменту моего прихода в качестве президента банк «Хоум Кредит» не испытывал.

— А проблема с «плохими долгами», по объему которых ХКФБ, если верить СМИ, был и остается одним из «лидеров» на рынке потребительского кредитования?

— Вы сами сказали: если верить СМИ. Выходит, что верить им в данном вопросе не надо: я совершенно не понимаю, на чем основана информация о том, что банк является таким «лидером». Мы считаем, что показатель просроченной задолженности по МСФО наиболее адекватно отражает уровень просроченной задолженности. По итогам первого квартала 2007 года этот показатель банка составил 14,2%, по итогам первого квартала 2006 года — 14,7% (на 31 декабря 2006 года — 14,2%). Налицо бесспорная тенденция: снижение объемов невозвратов и стабилизация ситуации с «плохими долгами».

— Но 14% от общего объема кредитного портфеля — это достаточно высокий показатель.

— Это не высокий, а средний показатель по рынку. Вообще просроченная задолженность банков, активно работающих в сегменте потребительского кредитования, находится на одинаковом уровне, и об этом не раз говорили аналитики рынка. Более того, в странах Европы в данных сегментах уровень просрочки был и того выше! Мы хотели бы, чтобы журналисты не передергивали информацию. Есть разные продукты — есть разные базовые показатели. Хотел бы отметить еще один момент: сейчас в связи с улучшением технологии работы внутренней службы сбора долгов банка уровень просроченной задолженности по некоторым продуктам составляет 4%. А по ипотеке у нас вообще уровень задолженности находится на нулевой отметке.

— Цифры играют в вашу пользу: судя по недавно обнародованным данным, ХКФБ в первом квартале года добился существенного сокращения доли просроченных долгов и невозвратов. Как банку это удалось?

— «Хоум Кредит» применяет различные инструменты для улучшения качества своего кредитного портфеля и эффективной работы с просроченной задолженностью. Банк имеет собственную службу, профессионально занимающуюся взысканием на всех этапах просрочки, а также по мере необходимости привлекает аутсорсинговые коллекторские агентства и юридические компании на различных этапах взыскания. Кроме того, постоянно модернизируется система риск-менеджмента: она адаптируется и под меняющиея условия рынка, и под требования банка к заемщику.

— Похоже, что потребительское кредитование постепенно перестает быть фаворитом на российском банковском рынке. Эксперты все чаще говорят о том, что риски здесь слишком высоки и что в нынешних условиях потребкредитование является куда менее выгодным направлением, чем оно было несколько лет тому назад. Согласны ли вы с такой оценкой?

— И да, и нет. Потребительское кредитование действительно становится все менее привлекательным, но не с точки зрения рисков, а с точки зрения отдачи на капитал. Прежде всего потому, что за последние три-четыре года кардинально изменились отношения между банками и торговыми сетями: если раньше торговые сети платили банкам за предоставление кредитов в их магазинах, то теперь ситуация складывается с точностью до наоборот. Банкам приходится платить сетям от 7 до 10% от общего объема предоставленных кредитов.

— В чем причина таких перемен?

— В возросшей конкуренции: три-четыре года назад кредитованием в торговых сетях занимались лишь немногие банки, сейчас число участников этого рынка и число банков, желающих развивать у себя это направление, значительно возросло.

— Что и неудивительно, если учесть размер эффективных процентных ставок по экспресс-кредитам.

— Это еще один миф. Никаких заоблачных ставок банки здесь не устанавливают, и ни о каких сверхприбылях для них речь здесь не идет. Не верите — посчитайте: стоимость фондирования составляет сейчас в среднем 10%, прибавьте к этому собственные операционные затраты банка в размере 10—15%, плюс уровень потерь от недобросовестных заемщиков (14—17%). Сложив эти цифры, вы получите сумму затрат банка в размере 40—50%. Это в минусе. В плюсе — тот размер эффективной ставки, вокруг которого в последнее время идет столько дискуссий, в том числе и в средствах массовой информации. По рынку этот показатель колеблется в среднем между 42 и 47%. Что же мы имеем в результате? — Цифру, близкую к нулю. Где же те сверхприбыли, о которых не говорит только ленивый, и где те сверхприбыли, которые якобы получают акционеры банка от экспресс-кредитования?

— Означают ли ваши слова, что «Хоум Кредит» планирует отказаться от кредитования в торговых сетях и сделать акцент на развитии других направлений банковского бизнеса?

— Нет, ничего подобного в наших планах нет. Я уже говорил о том, что конкуренция на этом рынке высока, сейчас покрытие банками торговых сетей практически 100-процентное. Однако при всем при том есть еще отрасли, где услуга потребкредитования неразвита, например медицинские услуги или магазины одежды. Сейчас мы разрабатываем эти направления и в скором будущем будем готовы предложить там наши услуги.

— То есть, несмотря на объективное снижение прибыльности этого бизнеса, вы планируете остаться монопродуктовым экспресс-кредитным банком?

— Нет. Мы начинали свою деятельность как монопродуктовый банк, специализирующийся на предоставлении кредитов в торговых точках. Нам удалось добиться впечатляющих успехов: на сегодняшний день мы работаем в 1100 городах в 77 регионах России, помимо собственных офисов мы присутствуем в 23 тыс. точек продаж в федеральных, региональных и местных розничных торговых сетях, а также более чем в 1000 отделений Почты России. Но сегодня перед нами стоят новые задачи: банком была принята стратегия развития до 2010 года, которая подразумевает превращение его из монопродуктового банка в универсальный розничный банк. В рамках достижения этой цели изменена система промоушена и вывода продуктов на рынок. Кроме того, начат процесс расширения продуктовой линейки и внедрения ряда новых для банка продуктов, таких, например, как ипотека и автокредитование.

— Уже можно назвать какие-нибудь цифры по ипотеке и автокредитованию?

— Сегодня нами выдано ипотечных кредитов на общую сумму 1,6 млрд рублей. Более того, «Хоум Кредит» вошел в топ-30 рейтинга «Самые ипотечные банки в I полугодии 2007 года». Для банка, запустившего ипотеку только в декабре 2006 года, это колоссальный результат! Что касается программы автокредитования, то она была запущена в начале апреля 2007 года по всей России. По состоянию на август 2007 года нами выдано 875 кредитов на общую сумму 150 млн рублей. Не отстаем мы и по другим направлениям: так, по состоянию на второй квартал 2007 года банк занимает 21% рынка товарного кредитования и 12% рынка кредитных карт. В наших планах предоставление кредитов на образование, покупку одежды, медицинские услуги, фитнес. Осенью банк также представит собственную линейку депозитов и текущие счета.

— Вернемся к проблемам потребительского кредитования. Вы сказали, что эффективные ставки по нему не так высоки, как принято думать, а доходы банков не так заоблачны, как об этом говорят. Раскрывает ли «Хоум Кредит» эффективные ставки по этим продуктам?

— Какие же тут могут быть сомнения: с 1 июля вступила в силу инструкция ЦБ, обязывающая банки делать это. Мы — законопослушный банк, поэтому данную инструкцию свято выполняем.

— Но ведь она, как поясняют сами руководители ЦБ, не является законодательной нормой.

— Формально, может, и нет, а фактически ЦБ для банков такой же источник законодательной силы, как сержант для солдат-первогодков.

— Ваш банк «вскрыл» размер эффективной ставки с 1 июля или сделал это с опережением графика, как некоторые другие лидеры рынка?

— Нет, мы не стали бежать впереди паровоза. Досрочное «вскрытие», на мой взгляд, было лишено всякого смысла, просто некоторым банкам захотелось попиариться. Инструкция вступила в силу, мы ее выполняем, вот и все. Конечно, и до этого мы предоставляли нашим клиентам всю информацию о ставке по кредитам и о размерах всех комиссий.

— Хотя многие банки пошли по этому пути, регулирующие структуры продолжают предъявлять к ним претензии. Как вы относитесь к заявлениям руководства Роспотребнадзора о том, что банки целенаправленно вводят клиентов в заблуждение относительно истинной стоимости кредитов, прежде всего экспресс-кредитов и потребительских займов?

— Отвечу на ваш вопрос следующим образом: каждый выполняет свою функцию, и синергия совокупной деятельности всех организаций должна заключаться в том, чтобы все участники процесса, прежде всего, жили и действовали по закону. Один из пунктов закона состоит в том, что заемщик, взявший деньги в банке в долг, обязан их вернуть кредитору в установленный срок и согласно условиям договора. Когда же он, благодаря некоторым публичным заявлениям, косвенно начинает задумываться о возможности невозврата, то это противоречит принципам законности и порядка в экономической жизни страны.

— Регуляторы оправдывают свои заявления стремлением уберечь Россию от кризиса «плохих долгов» — того самого кризиса, который поразил в свое время Южную Корею и другие страны Юго-Восточной Азии. Насколько вероятно повторение этого сценария у нас, с вашей точки зрения?

— Для ответа на ваш вопрос приведу несколько цифр. В России кредитование населения действительно растет самыми высокими в Европе темпами: с 2003 по 2006 год рынок вырос в шесть раз. Вместе с тем мы серьезно уступаем Восточной Европе по уровню проникновения займов — в Чехии, например, соотношение кредитов к ВВП составляет почти 13%, у нас только 8%. Иными словами, сектор будет расти и дальше. Что касается просрочки, то действительно за последний год скорость роста просроченной задолженности превышает скорость роста объемов кредитования в два раза. Но я не считаю это кризисным явлением для рынка кредитования в частности и экономики в целом.

ЦБ и Минфин четко отслеживают ситуацию, банки также оперативно реагируют на неблагоприятные сигналы, создавая, например, единые базы неплательщиков и кредитные досье, отлаживая процедуры проверки граждан перед выдачей кредитов, совершенствуя механизмы возврата. Необходимо учитывать и еще один момент: сейчас основная борьба между банками разворачивается за обеспеченных заемщиков, не склонных к просрочкам платежей, поэтому прирост доли неплательщиков будет небольшим. В Корее в конце 2003 года просроченные кредиты вызвали спад потребительского спроса на 6,3%. У нас такой сценарий маловероятен хотя бы в силу низкого проникновения кредитов в среде потребителей, особенно в регионах.

— А чем вы объясняете разрыв между скоростью роста объемов кредитования и скоростью роста просрочки?

— Рядом причин. Во-первых, у нас только оформляется на законодательном уровне процесс взимания денег с недисциплинированного или незаконопослушного должника. На это уйдет некоторое время, в течение которого просрочка может незначительно расти. Во-вторых, в стране только формируется рынок коллекторов — профессиональных сборщиков долгов, которым наш банк, например, продает всю накопившуюся задолженность неплательщиков. Сектор создается активно — уже в этом году собираемость долгов значительно возросла.

— Вы упомянули о важности сотрудничества между банками и коллекторами. В связи с этим вопрос: насколько тесно «Хоум Кредит» работает с вашим собственным бизнесом в лице агентства «Секвойя»?

— Сегодня мы работаем не только с коллекторским агентством «Секвойя Кредит Консолидэйшн», но и с другими ведущими агентствами. Наличие многих партнерских отношений объясняется пропускной способностью агентств. Одно агентство весь объем долгов не потянет.

— На каких условиях строится ваше сотрудничество с коллекторами?

— С каждым агентством эти условия разные. Средний размер комиссионных агентству — 30% от объема возвращенных долгов. Однако размер комиссии может меняться в зависимости от качества передаваемых долгов. Отмечу, кстати, что «Хоум Кредит» в 2006 году первым из российских банков открыто выставил долги на продажу неаффилированным структурам, тем самым выполнив заветы регулятора о соответствии базельским рекомендациям и принципам транспарентности.

— А с кредитным брокером «Фосборн Хоум» — компанией, которая также является вашей собственностью, — «Хоум Кредит» связывают деловые отношения?

— Да, между банком и компанией «Фосборн Хоум» подписан договор о сотрудничестве. Компания занимается сопровождением кредитных сделок и сделок с недвижимостью — от момента оказания первой бесплатной консультации до полного расчета по банковскому кредиту. Проведение сделки с недвижимостью сопряжено с большими рисками, которых можно избежать, обращаясь к профессионалам на каждом этапе сделки. Именно поэтому мы хотим видеть у себя в партнерах проверенные компании. Банк планирует и в дальнейшем активно развивать и укреплять партнерские отношения с лидерами рынка. Это позволит нам не только обеспечить качественное обслуживание заемщиков на всех этапах получения ипотечного кредита в банке, но и сделать ипотеку доступной с учетом потребностей клиентов во всех регионах присутствия банка.

Досье «БО»

Евгений Семенович Бернштам родился 1 ноября 1957 года в г. Майкоп Краснодарского края. Окончил экономический факультет Дагестанского госуниверситета, аспирантуру МГУ им. М. В. Ломоносова. Доктор экономических наук. В 1994—2002 годы занимал должность первого заместителя председателя правления ОАО «Альфа-Банк», председателя совета директоров ОАО «АльфаСтрахование». В 2003—2004 годах — главный управляющий директор украинского промышленного холдинга «Интерпайп», с 2004 года по 2005 год — первый вице-президент финансовой корпорации «Уралсиб», управляющий партнер компании и председатель совета директоров «Секвойя Кредит Консолидейшн», с 2005 года — председатель совета директоров компании «Фосборн Хоум». С февраля 2007 года работает в Хоум Кредит энд Финанс Банке в должности президента, заместителя председателя совета директоров банка.

Беседовала Анастасия СКОГОРЕВА

Фото: Прайм-ТАСС