Евгений Лотвинов: «Нам нужны обычные рыночные клиенты»

Евгений Лотвинов: «Нам нужны обычные рыночные клиенты»

6612

В 2006 году менеджеры инвестиционного блока Промышленно-Строительного Банка (ПСБ) основали группу «ПСБ-Капитал», которая затем была переименована в ЗАО «Группа БФА». Опорным звеном группы, включающей инвестиционную и управляющую компании, а также пенсионный фонд, стал Банк БФА. О том, как будет развиваться взаимодействие компаний группы, ее президент Евгений ЛОТВИНОВ рассказал в интервью газете «РБК daily».

— Сегодня в группу БФА входит несколько компаний, которые называют себя стратегическими партнерами, а общие акционеры у структур холдинга есть?

— Сегодня мы говорим о группе компаний, которые объединяются через советы директоров и имеют общие принципы работы. Стратегически они достаточно самостоятельны. У них нет общих акционеров, есть разные бизнес-планы, и работают они с разными сегментами рынка. Если бы появились общие акционеры, то организационная структура была бы другой, например, появился бы холдинг. В будущем костяком этой финансовой группы выступит банк БФА, хотя на сегодняшний день он обладает, наверное, самым маленьким размером бизнеса среди других компаний-партнеров. На основе банка будет создана система услуг для наших клиентов. При этом остальные компании холдинга будут заниматься каждая своим бизнесом.

— Вы довольны динамкой развития, которую показывает банк?

— Да. В короткий срок сформирован устойчивый кредитный портфель. Серьезно расширилась клиентская база. Банк вышел на самоокупаемость. Принят бизнес-план на 3 года, который предполагает развитие офисной сети. Когда мы приобретали банк, у него не было лицензии на работу с физическими лицами. Сейчас мы рассчитываем на ее получение и будем ходатайствовать перед ЦБ о включении нас в систему страхования вкладов. Для этого есть объективная экономическая необходимость, поскольку наши партнеры — это, прежде всего, ритейловые компании, в активе которых более 30 тыс. клиентов. В планах банка открытие 4—5 допофисов в Петербурге.

— После получения лицензии как вы будете развивать сервис дальше?

— Банк подпишет соглашения с управляющей и инвестиционной компаниями и сможет оказывать весь комплекс услуг для частных клиентов. Прежде всего это набор стандартных продуктов: депозиты, кредиты, продажа паев, заключение договоров на брокерское обслуживание, оформление необязательной части пенсии и так далее… Но изюминка будет заключаться в том, чтобы использовать «синтетические» продукты. Например, из самых простых — кредитование под залог паев. Сегодня такие услуги почти не развиты, потому что коммерческие банки и управляющие компании не всегда аффиллированы. В банках не всегда четко понимают структуру паевых фондов и не могут адекватно оценить уровень риска.

— А в потребительское кредитование пойдете?

— Мы будем очень осторожны. Все понимают причины, по которым Сбербанк начал развивать ипотеку. А классические частные банки — МДМ, Альфа-Банк — втягивались в нее нехотя. В принципе достаточно долго не рассматривал это направление и ПСБ. Банк понимал, что идти в ритейл — в ипотеку и автокредиты — нецелесообразно, потому что нужно очень низко кредитовать на долгие сроки. Мы, например, и сейчас кредитуем физических лиц (лицензия нам это позволяет). Дело в том, как мы к этому относимся. Мы не запускаем программу кредитования и не стоим на каждом перекрестке с вывеской «Дешевые кредиты в банке БФА». Зайдя в банк, вы не должны увидеть очередь из 500 человек. Уровень обслуживания должен быть такой, чтобы вы получали удовольствие.

— У банка есть опорные клиенты?

— Мы стараемся избегать концентрации на нескольких опорных клиентах. Иметь основного клиента — это, конечно, хорошо: тебе сразу легко живется. Но это большие риски. Задача, которая сейчас ставится перед банком, — найти клиентов на рынке, привести с улицы. В общем, нам нужны обычные рыночные клиенты…

— Какой вы видите структуру группы через 3 года?

— Мы четко знаем, что будем сплачивать между собой все компании группы, но каким образом, этот вопрос сейчас активно обсуждается. Будет ли это создание финансовой группы, холдинга, объединение акционеров, создание внешней управляющей компании и некоего фонда… Консультации идут очень активные, но не быстрые. Спешка здесь не к чему.

— Значит, пока вы работаете в полностью самостоятельном режиме?

— Мы не ставили задачи за год реформировать и консолидировать то, что имеем. Основной целью было войти в режим «операционной готовности».

— Кому сегодня принадлежит УК ПСБ?

— Сейчас компания принадлежит на 1/3 банку «ВТБ Северо-Запад» и на 2/3 компаниям, действующим в интересах менеджмента. Когда-то УК была 100-процентной дочкой Промышленно-строительного банка. И в тот момент, когда для развития бизнеса потребовалось увеличение уставного капитала, был привлечен стратегический инвестор, который приобрел 2/3. Этим стратегическим инвестором явились нынешние компании-акционеры. Тогда они были независимыми. Но в процессе выделения группы БФА из инвестиционного блока Промышленно-строительного банка произошли определенные изменения. И контроль над УК получила группа лиц, которая является костяком менеджмент-группы. Лично я не являюсь акционером управляющей компании, но являюсь председателем совета директоров УК.

— Бизнес УК рентабелен?

— Сейчас да. Хотя на этапе становления управляющие компании убыточны, так как выделяются большие средства на рекламу, продвижение. При этом комиссии, которые получает УК, ограничены большим количеством участников на рынке. Все демпингуют, пытаются захватить свою долю. Соответственно, средняя комиссия, которую имеет управляющая компания,— 2—2,5% от суммы чистых активов. И содержание самой управляющей компании не может быть окуплено сразу, если она, конечно, не контролирует 35% российского рынка.

— В структуре ваших доходов будут преобладать доходы от инвестиционного бизнеса?

— Конечно. Я думаю, что во многих российских коммерческих банках инвестиционные доходы преобладают над коммерческими. Когда я вижу у банков процентную маржу между кредитом и депозитом ниже 5%, мне становится смешно. Я работал в нескольких банках и точно знаю, что 5% не обеспечивают управленческо-административных расходов и себестоимости поддержания банка как бизнес-юнита. То есть либо банк работает себе в убыток, либо имеет другие источники дохода. А в инвестиционном бизнесе маржа не ограничена. Второй, достаточно важный источник дохода, который мы скрупулезно развиваем, — комиссионный доход. Этим направлением у нас занимается инвестиционная компания. В 2007 году они продемонстрировали выдающиеся успехи: ИК «БФА» вошла в десятку инвестиционных домов России. Хотя фактически мы начали развивать это направление бизнеса полтора года назад. Сегодня это единственная компания группы, которая звучит на федеральном уровне. В структуре доходов БФА 75% — это доходы комиссионного, то есть низкорискованного, бизнеса.

— Вам не поступало предложения продать ИК «БФА»?

— Ее мы контролируем на 100%. 20% ИК принадлежит группе БФА, где я являюсь акционером, а остальные доли находятся у подконтрольных компаний. Компания контролируется и через менеджмент, и через совет директоров. У ИК «БФА» налажены бизнес-процессы, есть бизнес-связи, есть и достаточно широкий круг клиентов. Когда станем заметными по клиентскому обороту, по доле рынка, когда мы будем показывать хотя бы 0,5% по ММВБ, тогда компания станет привлекательной и интересной для покупки. Сейчас у нее порядка 1000 работающих брокерских счетов и высокая рентабельность. А год назад, когда нынешний менеджмент входил в компании-партнеры, они были фактически в плановом минусе.

— В сколько бы вы оценили капитализацию группы БФА?

— Я боюсь, что подобное невозможно сейчас сделать, потому что это отдельные компании. Если механически сложить балансы, то получатся активы в районе 20—25 млрд руб.

— «Петербургская лизинговая компания» уже не значится в числе ваших стратегических партнеров?

— ПЛК — наш хороший партнер. Пока я добавить больше ничего не смогу. В старой жизни мы очень активно с ними сотрудничали, и у нас остались очень хорошие деловые отношения. Они кредитуются в банке БФА и имеют расчетные счета. Если кто-то из клиентов банка хочет оформить лизинг, то мы можем порекомендовать обратиться в ПЛК. На таком уровне мы сотрудничаем очень активно. Как писал Козьма Прутков, «объять необъятное невозможно», надо медленно спускаться с горы и наводить порядок там, где это необходимо.

— Группе интересен страховой рынок? Не думали включить в состав страховую компанию?

— Естественно, мы изучаем и этот вопрос. Но не ведем каких-то переговоров и не обсуждаем конкретные условия. Пока мы чистый лист бумаги. Приоритетная задача — развитие банка.

— Как вы можете прокомментировать информацию о том, что деньги на развитие БФА выделяет бывший владелец ПСБ Владимир Коган?

— Достоверность этой информации пусть останется на совести журналистов.В 2006 году группа менеджеров инвестиционного блока Промышленно-строительного банка во главе с заместителем председателя правления Евгением Лотвиновым основали группу «ПСБ-Капитал», в которую вошли УК ПСБ, одноименный негосударственный пенсионный фонд (НПФ), инвестиционная компания и Петротрестбанк, который Лотвинов и на тот момент председатель совета директоров инвесткомпании «Балтийское финансовое агентство» (ИК «БФА») Дмитрий Истюфеев приобрели у строительной группы «Петротрест». Группа создавалась на основе активов, которые не вошли в сделку по приобретению ВТБ петербургского банка. Позднее от бренда ПСБ группа решила отказаться в пользу названия БФА. Сегодня г-ну Лотвинову принадлежит 22,84% акций Банка БФА, по 31,01% акций владеют Юрий Дедов и Василий Трохин. Г-н Лотвинов является президентом группы БФА и возглавляет совет директоров всех компаний группы. В ближайшие годы группа собирается войти в число ведущих инвестдомов России.

Беседовала Виктория АЛЕЙНИКОВА

Фото: «Эксперт»