Михаил Задорнов: «ВТБ 24 готовится к худшим временам»

Михаил Задорнов: «ВТБ 24 готовится к худшим временам»

7439

Буквально через три месяца после того как ВТБ 24 нанял двух ключевых менеджеров «Русского Стандарта», ему удалось обогнать банк Рустама ТАРИКО по объему выданных потребкредитов и стать вторым розничным банком страны. Но теперь банк готовится к плохим временам — по мнению предправления Михаила ЗАДОРНОВА, велики шансы, что доходы населения в этом году не будут расти так быстро, как раньше. А значит, россияне станут меньше кредитоваться и чаще не отдавать кредиты.

— Из отчетности крупнейших международных банков видно, что кризис рискованной ипотеки отразился и на других сегментах потребкредитования. «ВТБ 24» как банк, занимающийся исключительно потребкредитованием, не считает это поводом быть менее агрессивными?

— Ипотечный рынок США и рост доли просрочки по розничному портфелю у иностранных банков непосредственного влияния на российский банковский рынок не оказывают. В США ипотека — это 70% ВВП, в Великобритании — 45%, в среднем в Европе — 40%, у нас — 2,5%. Мы еще 4—5 лет можем расти спокойно, без всяких кризисов. В то же время я считаю: в России все банки должны быть готовы к тому, что доходы населения не станут расти теми же темпами, что раньше. Ведь за рецессией в США последует серьезное замедление экономик во всем мире, упадут цены на сырье. Это самая большая угроза для нас, потому что тогда изменится макроэкономическая среда для российской экономики в целом и для банковской системы в частности. Вероятность таких событий во второй половине 2008 г. или в 2009 г. достаточно высока.

— Что изменится для банков?

— Замедлится рост кредитования, увеличится доля просроченных кредитов, так как люди сегодня могут переоценивать свои возможности для погашения. Банки будут кредитовать под более серьезное обеспечение, строже подходить к отбору заемщиков. Для вложений люди предпочтут простые понятные инструменты — депозиты.

— Вы готовитесь к плохим временам?

— Мы уже в августе — сентябре считали, что последствия событий на международных финансовых рынках проявятся в среднесрочной перспективе года-двух лет. И что рано или поздно они скажутся на российской экономике. За последние полгода «ВТБ 24» пересмотрел кредитные линии корпоративным клиентам, значительную часть из них закрыли. Мы более тщательно стали подходить к анализу самих заемщиков и ужесточили соотношение кредит-залог по основным обеспеченным продуктам. Кроме того, мы продали половину портфеля корпоративных облигаций из общего портфеля в $1 млрд. Одновременно покупали ОФЗ, облигации из ломбардного списка.

— Стратегию корректировали в связи с негативными ожиданиями?

— Пока утвержденный на 2008 г. бизнес-план соответствует первоначальной стратегии и рассчитан на то, что розничный рынок вырастет в этом году на 50%. Если по итогам 2007 г. «ВТБ 24» увеличил розничный портфель более чем в 3 раза, то на этот год общий рост портфеля запланирован в 2,3 раза. То есть по-прежнему будем расти, существенно обгоняя рынок. Мы смотрим в будущее с оптимизмом, но надо быть гибкими и корректировать планы, если ситуация изменится. В то же время мы считаем, что, даже если рынок будет расти медленнее, «ВТБ 24» сможет за счет приобретения активов достигать целей, поставленных бизнес-планом.

— А что тогда вы будете корректировать?

— Условия выдачи кредитов, продуктовый ряд. Некоторые показатели корректировать не придется. Например, число отделений банка. Мы за прошлый год, как и обещали, его удвоили — со 163 до 328. Из них 118 новых, а остальные мигрировали из ВТБ и «ВТБ Северо-Запад». К концу года за счет новых и мигрирующих отделений планируем достичь 500 точек продаж наших банковских продуктов. При любой ситуации, кризисной или некризисной, мы считаем: столько необходимо второму розничному банку страны. Например, в декабре, когда многие банки ограничивали кредитование населения, мы выдали на $920 млн, но с трудом справлялись с объемом заявок, образовались очереди. Нам нужны дополнительные мощности.

— Как вы нашли менеджеров из «Русского стандарта» — Дмитрия Руденко и Георгия Горшкова — и почему решили их привлечь?

— Переговоры с ними вели несколько месяцев. А окончательное решение о переходе в «ВТБ 24» они приняли в сентябре. По ипотеке и малому бизнесу «ВТБ 24» уже задает тон, а с помощью Руденко и Горшкова мы рассчитываем подтянуть линейки карточного и потребительского кредитования на лидирующие позиции российского рынка.

Нам необходимо, применяя опыт «Русского стандарта», упростить основные кредитные процедуры и оптимизировать внутрибанковские технологии. Сама модель развития «ВТБ 24» непроста — банк должен быстро расти и в то же время постоянно трансформироваться, сдерживать затраты. Опыт коллег из «Русского стандарта» уникален тем, что у них количество клиентов, операций пока больше, чем у «ВТБ 24» и, соответственно, они уже прошли этапы, которые мы только собираемся преодолеть. Они помогут «ВТБ 24» с меньшими издержками пройти фазу роста и оптимизации процессов.

— Когда вы планируете стать лидерами по картам и потребкредитам?

— За год должны произойти существенные изменения. По потребкредитам планируем увеличить свою долю рынка с 3,5% до 5,7%, по кредитным картам — с 2,5% до 6,5% к концу 2008 г. Задача «ВТБ 24» — завоевать 10% розничного рынка. Мы выйдем на этот рубеж к 2010 г. При этом наша доля в ипотечном кредитовании уже к концу 2007 г. превысила 10%. В Московском регионе по остатку ссудной задолженности по ипотечным кредитам, согласно данным ЦБ РФ, «ВТБ 24» в декабре обогнал Сбербанк.

В последние месяцы темпы роста кредитования населения замедляются. По итогам 2007 г. кредиты населению выросли на 55—57% против 75% в 2006 г.

— Что касается потребкредитования и карт: вы хотите построить все точно как в «Русском стандарте»?

— Вовсе нет. Изначально наша целевая аудитория отличалась от клиентской базы Сбербанка и «Русского стандарта». Средний размер вклада в «ВТБ 24» — $27 000, на порядок больше, чем в Сбербанке. Мы ориентируемся на состоятельных клиентов и верхний массовый сегмент, на людей, чей доход в 1,5—2 раза выше среднего в своем регионе. В этом отличие между нами и «Русским стандартом».

Наши ставки по кредитам изначально были близки к нижней границе рынка. Мы не пытались многочисленными комиссиями и высокой ставкой получать сверхприбыль. Поэтому отмена комиссий и введение обязательного раскрытия эффективной ставки в 2007 г. не привели к снижению доходов «ВТБ 24».

— Роспотребнадзор на вас не обращал внимания?

— По данным Роспотребнадзора, с января по июль 2007 г. на «ВТБ 24» было подано всего три жалобы. По всей стране.

Второе — мы с самого начала двигались по модели многофилиального банка. Мы в основном продавали продукты через отделения, а не через партнеров или торговые точки.

Третий момент — мы не используем экспресс-кредитование, хотя выдаем потребкредиты без залогов, проверяя заемщиков с помощью скоринговой системы. Сходство с «Русским стандартом» — в централизованном принятии кредитных решений. Они принимаются риск-менеджерами и службой проверки заемщиков по единой процедуре, хотя заявка может оформляться в Кемерове или во Владивостоке. Мы сейчас обрабатываем 200 000—250 000 кредитных заявок в месяц.

— А как вы оцениваете качество обслуживания клиентов?

— Пока сами им недовольны. При такой масштабной экспансии, как наша, достаточно сложно поддерживать стандарты сервиса, а еще сложнее их совершенствовать. Но мы стараемся это делать. 30—50% совокупного дохода сотрудники получают исходя из результатов работы, и с середины года критерий качества сервиса будет одним из ключевых в оценке результатов.

— Кто еще кроме Руденко и Горшкова пришел из «Русского стандарта»?

— Еще семь менеджеров. Они занимаются продуктами, технологиями, продуктовым маркетингом и занимают должности от начальников управления до заместителей руководителей департаментов.

— «Русский стандарт» массово рассылал кредитные карты. Вы это делаете?

— Мы провели пилотные рассылки карт своим клиентам в Москве и регионах. И будем впредь активно использовать этот ход. Отклик высок — по некоторым категориям клиентов — до 30%.

— «ВТБ 24» постоянно покупает кредиты?

— Ипотечные — да. Банк стал покупать портфели еще в начале 2007 г., а в сентябре — октябре, когда у многих конкурентов образовались проблемы с ликвидностью, усилил эту работу. В регионах ввели подразделения по приобретению закладных. Рынок изменился в пользу покупателя. Раньше продавцы требовали премию, что нас не устраивало. Сейчас продают с дисконтом. Думаю, что размер дисконта в первой половине следующего года будет только увеличиваться.

— Какой сейчас дисконт?

— Каждый случай — особый, дисконт зависит от качества портфеля, от продукта.

— Сколько купили кредитов в 2007 г.?

— Сначала мы отработали процедуру приобретения прав требований, покупая портфели у банков группы — ВТБ и «ВТБ Северо-Запад». То, что мы у них купили, — это примерно 10% нашего кредитного портфеля, включая малый бизнес. В 2007 г. «ВТБ 24» вышел на рынок за пределами группы, где приобрел более $600 млн различных кредитов — ипотечных и потребительских. Ипотеки из них — более $400 млн.

— По ипотеке самое большое предложение?

— Предложения поступают по всем розничным продуктам. Многие банки строили свою стратегию на том, чтобы дешево занимать за рубежом и делать большие портфели с целью последующей секьюритизации. Когда секьюритизация стала невозможной и одновременно «закрылись» финансовые рынки, эти банки очутились перед дилеммой: остановить кредитование, уволить сотрудников или продавать кредиты АИЖК и другим банкам, зарабатывая на выдаче. Я думаю, с точки зрения экономического роста «сворачивание» потребительского и ипотечного кредитования серьезно ударило бы по внутреннему спросу, а значит, и по темпам роста экономики. Продажи-покупки портфелей сглаживают последствия кризиса ликвидности. Думаю, в таких масштабах, как «ВТБ 24», никто из банков больше кредиты не покупает. В большинстве случаев мы их покупаем к себе на баланс и продолжаем обслуживать. Заемщики информируются об этом. Думаю, с учетом положения группы ВТБ в банковской системе вряд ли они нервничают по этому поводу.

— Где вы сейчас лучше всего представлены и есть ли регионы, где вас вообще нет?

— В 2007 г. мы значительно усилили присутствие в Москве и Московской области: открыли 12 новых офисов, а всего теперь около 60 точек продаж. В Питере к середине этого года будет сопоставимое число. Есть регионы, где мы не присутствуем, но откроемся в первом полугодии — например, в Твери и Мурманске.

Сейчас у «ВТБ 24» 25 ипотечных центров — в них продаются все продукты. Стандартных офисов, где продается ипотека, — около 100, где продаются продукты для малого бизнеса, — тоже 120, а офисов, где предлагаются все остальные банковские продукты, — 175. Сейчас еще готовим новый формат небольших офисов — 60—30 кв. м. Там будут продаваться только потребкредиты и кредитные карты и приниматься депозиты.

- Сколько офисов вам достанется от «ВТБ Северо-Запад» и когда завершится миграция?

— Она несколько задержалась в силу изменения модели слияния ВТБ и «ВТБ СЗ». Активная миграция началась в ноябре. В конце прошлого года к нам мигрировали 30 офисов «ВТБ СЗ», 30 — из ВТБ . В этом году мигрирует еще около 40 из «ВТБ СЗ» и еще более 10 — от ВТБ .

— Мигрируют ли вместе с помещениями персонал и клиенты?

— Да. В Череповце, например, мы практически не потеряли ни клиентов, ни партнеров, переводили бизнес в контакте с основными клиентами «ВТБ СЗ» — «Северсталью» и администрацией города. Розничным клиентам мы предложим больше продуктов, чем сегодня предоставляет «ВТБ СЗ».

— Насколько ВТБ влияет на принятие решений в «ВТБ 24»?

— ВТБ является нашим главным акционером. И это определяет наши отношения. В наблюдательный совет «ВТБ 24» кроме меня входят шесть членов правления ВТБ . Совет утверждает стратегию, годовые финансовые планы, бюджет. Оперативные решения мы принимаем сами. Кроме того, например, казначейства постоянно друг с другом взаимодействуют. Мы не выходим на рынок заимствований, не обсудив это с ВТБ , не обращаемся к одним и тем же клиентам.

— Лично председатель правления ВТБ Андрей Костин дает рекомендации?

— Мы с ним в постоянном контакте. У нас бывают дискуссии, это нормальное рабочее взаимодействие. Акционеры всегда хотят, чтобы банк рос и развивался еще быстрее.

— В связи с ухудшением ситуации с ликвидностью нет ли перераспределения денег внутри группы ВТБ в пользу корпоративного кредитования? «ВТБ 24» средств хватает?

— В «ВТБ 24» депозиты населения и остатки на счетах малого бизнеса растут примерно такими же темпами, как кредитный портфель. Фондировать нам нужно дополнительные покупки и остающийся небольшой портфель корпоративных кредитов — около 40 млрд руб. В I квартале 2008 г. мы рассчитываем разместить облигации на 16 млрд руб. У нас большой портфель облигаций, которые входят в ломбардный список ЦБ, у ВТБ есть кредиты, которые ЦБ готов принимать в залог.

— Российские финансовые власти адекватно реагировали на кризис ликвидности?

— В начале, судя по их риторике и общению, властям казалось, что Россию кризис затронет в минимальной степени. В октябре — ноябре эта иллюзия полностью рассеялась. Центробанк действовал достаточно эффективно, создавая и задействуя необходимые инструменты поддержки ликвидности. Большая проблема наших финансовых властей в том, что инфляция вышла за 12% годовых и переломила тренд, который вел к ее снижению последние пять лет. Одновременно возник кризис ликвидности на финансовом рынке. Бороться одновременно и с тем и с другим невозможно.

— Насколько активны на рынке инвесторы, которые покупали акции ВТБ в ходе IPO через «ВТБ 24»?

— На конец ноября мы потеряли около 2000 клиентов из 124 000. Они продали свои акции. Это небольшая сумма — 1,2 млрд руб. из 43 млрд руб. Часть клиентов — 1500—2000 человек — активно пользуются брокерскими услугами «ВТБ 24». Мы понимаем, что люди недовольны [падением котировок], стараемся разъяснять происходящее. Но самая главная задача менеджмента ВТБ и «ВТБ 24» — шаг за шагом увеличивать долю на рынке и объемы бизнеса, чтоб инвесторы убедились: несмотря на глобальные проблемы, банк выполняет намеченный план, ради которого и привлекались деньги акционеров. Думаю, результатами группы по итогам 2007 г. акционеры будут довольны.

— Кем вы себя считаете?

— Финансистом, имеющим опыт работы с госфинансами, и банкиром.

— Сейчас работа банка уже отстроена, вам еще не стало скучно?

— Нет, «ВТБ 24 пока далеко не сформировавшийся институт. Это уже не ребенок, но подросток, который еще может развиться и развиваться в самых разных направлениях.

— Вы работали в правительстве, в Госдуме. Какой опыт особенно вам пригодился в банковской деятельности?

— Очень пригодился опыт армии, где я служил после института. Это опыт взаимодействия с разными людьми, опыт руководства. Много дала и политическая работа. Избирательная кампания и продвижение банковских продуктов имеют под собой схожие процессы и технологии.

— Чем гордитесь из того, что вам удалось сделать, и чего еще хотите добиться?

— С точки зрения работы я счастливый человек. Мне удалось реализоваться и как политику, и как финансисту. «ВТБ 24» я считаю одним из самых интересных бизнес-проектов в стране. Многие даже в группе ВТБ не верили в то, что мы можем стать вторыми по ритейлу. Чего бы мне хотелось? Надеюсь, еще будет возможность заняться наукой, преподавать. Сейчас на это нет времени.

— Любопытно, с кем вы дружите?

— У меня очень хорошие отношения с институтскими друзьями (я заканчивал Плешку). Некоторые из них тоже были депутатами Госдумы. Много друзей в Институте экономики, где я работал после окончания вуза, среди бывших и действующих депутатов, особенно из Госдумы первого созыва 93—94 гг., который я считаю самым сильным с точки зрения яркости и силы индивидуальностей. Со многими коллегами из Минфина и правительства поддерживаю добрые отношения.

— А с банкирами не дружите?

— Знаю многих. С некоторыми просто знаком, а с другими поддерживаю очень хорошие дружеские отношения. Многих знаю хорошо по работе в Думе, в госорганах.

— На что у вас хватает времени, кроме банка?

— Работа в «ВТБ 24» последние 2,5 года — гораздо более тяжелая нагрузка, чем работа в Госдуме. Иногда могу позволить себе короткие путешествия, которые совмещены с деловыми встречами, и небольшой отдых на Новый год и летом. Ценю встречи с друзьями. Мы с женой очень любим театр, классическую музыку — Чайковского, Рахманинова. Это способ переключения, который проветривает мозги. Выбираемся в театр и за границей, на хорошие оперные постановки, в консерваторию. Обычно ходим на спектакли по отзывам друзей. Это помогает избежать разочарований.

— Куда ездите?

— Большая новогодняя пауза дает возможность выехать куда-то далеко. В этом году были в Южной Африке, нас летало 10 человек. На прошлые новогодние праздники — в Австралии. Очень люблю эту страну. В общем, я ничем не отличаюсь от среднестатистического россиянина с доходом выше среднего, который получил возможность познакомиться с европейскими странами. Хорошо знаю Японию: в парламенте вел группу по связям с этой страной. Много раз там бывал, знаю политиков, у нас там много друзей.

— С кем путешествуете обычно?

— В компании друзей. Мы летаем на Камчатку, где я вырос, на Байкал, бываем в самых красивых уголках России. Например, в прошлом году почти всю Вологодскую область объехали. Я много ездил по стране и когда был депутатом, и сейчас. На карте практически не осталось областных центров, где я не бывал.

— Спортом занимаетесь?

— У меня разряд по беговым лыжам. Но встать на лыжи могу только в воскресенье. Да и погода не всегда позволяет. Прошлой зимой это получилось всего раза четыре или пять. Если случается такая возможность, с удовольствием катаюсь на горных лыжах. На работе провожу 12—13 часов. Мой рабочий день начинается в 9.00, хотя многие считают, что для банкиров это рано…

Биография

Родился в 1963 г. Окончил Московский институт народного хозяйства им. Плеханова по специальности «экономист», специализация — «планирование народного хозяйства»

1986

аспирант Института экономики Академии наук СССР

1990

член госкомиссии по экономической реформе Совета министров РСФСР

1997

министр финансов России

1999

первый зампредседателя правительства

8

лет посвятил работе в Госдуме. Был депутатом созывов 1993, 1995, 1999 и 2003 гг.

2005

назначен президентом, председателем правления банка «ВТБ 24»

Розничное кредитование в России

СБС-агро

был первым частным банком в России, который до 1998 г. серьезно развивал направление по выдаче ипотечных кредитов. Кредиты выдавались под 23% годовых. Сегодня ставки по ипотечным кредитам вдвое ниже

«Русский стандарт»

Рустама Тарико — единственный в России банк, который отменил все комиссии по потребительским кредитам. Это произошло в августе 2007 г., примеру «Русского стандарта» так никто и не последовал

50 млрд руб.,

или 2,7% от общего объема выданных россиянам кредитов, на 1 января прошлого года были просроченными (данных за весь 2007 год еще нет)

35%

россиян, по данным ВЦИОМ, хоть раз в жизни брали кредит в банке

103 млн

пластиковых карт эмитировано в России (на 1 января 2008 г.)

«ВТБ 24», коммерческий банк

Активы — 253 млрд руб.

(РСБУ, на 1 октября 2007 г.).

Собственный капитал —

42 млрд руб.

Прибыль до налогов —

503 млн руб.

Акционеры — ВТБ (98% акций).

Портфель розничных кредитов по итогам 2007 г. — $8,5 млрд.

По размеру активов «ВТБ 24» занимает 12-е место среди российских банков, по размеру собственного капитала — 5-е место, по прибыли до налогов — 70-е место (данные «Интерфакс-ЦЭА»)

Беседовала Анна БАРАУЛИНА

Фото: Дни.ру