«Банк хотели попробовать на прочность»
Фото: Банк «Возрождение»

«Банк хотели попробовать на прочность»

Александр Долгополов
председатель правления банка «Возрождение»
6389

В октябре банк «Возрождение» столкнулся с массовой спам-атакой. В результате сообщений об отзыве лицензии клиенты начали снимать наличные денежные средства в банкоматах и офисах банка. Однако ситуация быстро стабилизировалась. Выяснилось ли, кто был заказчиком спам-атаки, как удалось успокоить вкладчиков и какие изменения в работе банка ожидаются в ближайшее время рассказал порталу Банки.ру председатель правления «Возрождение» Александр ДОЛГОПОЛОВ.

— 18 октября 2013 года, думаю, запомнился многим клиентам и сотрудникам банка «Возрождение» и не только им. Вы говорили, что банк столкнулся с недобросовестной конкуренцией. Можете ли вы уже огласить подробности инцидента: кто был заказчиком этой атаки и почему был выбран именно банк «Возрождение»?

— Мы занимаемся этим вопросом. Предположения есть, картинка в целом тоже понятна. Но конкретных имен я называть не хочу. Мы, естественно, опросили сотрудников всей нашей филиальной сети, как совершалась атака. Менеджеры подробно рассказали, что происходило. В отношении нас была совершена информационная провокация. Мы проанализировали ситуацию и сделали определенные выводы. Сейчас работаем над ними.

— Какие выводы были сделаны?

— Вывод простой: надо держать себя в форме. Каждый банк должен быть способен решать такие проблемы. Если бы мы с утра начали вывешивать на сайте сообщения для клиентов о том, что у нас все хорошо, не реагируйте, возвращайтесь домой, спите спокойно, то реакция у людей была бы обратной.

Кроме того, конечно, в такие моменты очень важна даже не столько поддержка со стороны коллег из других финансовых институтов, сколько отсутствие действий, которые еще больше раскачают лодку.

— Руководство банка достаточно оперативно отреагировало на ситуацию — в день атаки была создана дополнительная ликвидность в размере 1,5 миллиарда рублей. Этой меры оказалось достаточно?

— События начались 17 октября вечером. Мы зафиксировали массовое снятие денег через сеть банкоматов и ночью уже предпринимали определенные действия. Когда с утра у наших офисов выстроились вкладчики, мы к этому были готовы. Мы заказали достаточную сумму наличных, менеджерам филиалов, которые это затронуло, были отданы специальные указания. Все понимали, что нужно делать. Задачей было обеспечить бесперебойную работу всех наших точек и банкоматов. Не допустить никакого сбоя — ни технического, ни по деньгам. Это была реальная атака на банк, распространялась недостоверная информация — и дальнейший сценарий развития событий был понятен.

В первой половине следующего дня мы ничего не комментировали, потому что убедить в чем-то людей, которые стоят в очереди за деньгами, невозможно. Комментировать ситуацию в СМИ начали после обеда, когда были приняты необходимые меры и мы убедились, что все отстроено. К вечеру пятницы очереди в отделениях фактически сошли на нет. А в субботу утром их вообще нигде не было. Но машины, готовые везти деньги в любую точку Московской области, стояли. Дежурство было организовано.

— То есть значимых потерь банка не было?

— Как это ни парадоксально, но от этой ситуации мы даже немного выиграли. Мы подкрепились ликвидностью в 1,5 миллиарда рублей. В понедельник почти все это вернули в РКЦ. Они нам не потребовались. Сейчас, по закрытию баланса на 1 ноября, мы не видим оттока. Вкладчики взяли несколько сотен миллионов рублей. Потом принесли. На 1 октября объем средств физических лиц составлял 106,9 млрд рублей. Если сравнить баланс на 1 ноября с балансом на 1 октября, сейчас есть даже превышение — на 1 миллиард 110 миллионов рублей. То есть средств населения больше, чем было на начало месяца.

А в долгосрочной перспективе, пожалуй, мы даже приобрели, поскольку показали довольно высокую эффективность в нейтрализации подобных ситуаций. Сама ситуация довольно широко освещалась в СМИ. По нашему прошлому опыту, отметил бы, что люди это замечают и ценят. Такие события остаются в памяти.

— Какую задачу преследовали организаторы спам-атаки? Могло ли быть целью обесценивание банка?

— Не думаю, что стояла цель обесценить банк, чтобы его купить. Не хочется фантазировать на эту тему. Но проверить нас на прочность хотели — это точно. Ведь все делалось достаточно скоординированно. Первая волна рассылок началась во второй половине четверга. По всей видимости, наши недоброжелатели рассчитывали, что мы не успеем отреагировать: в пятницу не разберемся с проблемами, а в выходные тем более.

— Обращались ли вы в правоохранительные органы по данному факту?

— Такой необходимости не было. Мы сами проанализировали ситуацию.

— Рассматривается ли версия утечки информации из банка? Ведь рассылка сообщений была по клиентской базе.

— Мы выяснили, что рассылка проводилась не по клиентской базе. СМС получали даже те, кто не имели к нам отношения.

— Комментируя ситуацию в банке «Возрождение» первый зампред ЦБ Алексей Симановский отметил, что это «вопрос не Центрального банка, а менеджмента соответствующих организаций, против которых атака поднимается». Вы согласны с такой оценкой? По вашему мнению, необходимо ли ЦБ предпринимать какие-либо действия в подобных ситуациях?

— Это не очень простой вопрос. Думаю, что Банк России должен реагировать на заведомо ложную информацию такой значимости. Если бы своевременно прозвучало опровержение, что у банка не отозвана лицензия, это, наверное, в какой-то степени снизило бы степень накала. Одновременно хочу заметить, что к заявлениям об отзыве лицензии нужно относиться аккуратно и деликатно. В условиях начинающейся паники они могут и спровоцировать ее дальнейшую эскалацию.

Все-таки большее значение имеет усиление работы по надзору за банками, которые плохо себя чувствуют, которые могут создавать так называемую турбулентность на рынке.

— На ваш взгляд, какие кредитные организации наиболее подвержены риску такой атаки?

— Понятно, что если все вкладчики одновременно придут за своими деньгами, ни один банк этого не выдержит. Поэтому в подобных ситуациях нужно действовать быстро и эффективно. 18 октября едва не накрыло волной сопредельный Дмитров. Из филиала «Возрождения», который попал под зону атаки, туда уже шли маршрутки с людьми, которые ехали снимать наличные. Оперативность очень важна.

Мы уже переживали подобные истории. Три года назад сразу после ухода Традо-Банка в нескольких районах, в частности в Истре и в Красногорске, была проведена рассылка — «забирайте деньги из «Возрождения». Сейчас ситуация повторилась, только в этот раз мы все сделали оперативнее. Служба мониторинга сработала быстрее, не было никаких долгих согласований. А ведь можно предположить, что не все банки могут иметь разветвленную сеть банкоматов, которая сигнализирует о возникновении проблем на ранних стадиях, не все могут иметь развитые службы централизованного мониторинга за ситуацией, отдельно взятый филиал может не сразу отреагировать на появляющуюся проблему. В нашем же случае как раз в Москве уже вечером увидели, что в отдельных районах Подмосковья массовое снятие средств.

— Ограничения по снятию наличных вы не практиковали?

— По опыту предыдущих лет мы помним, что кто-то из банков в такой ситуации пытается ввести ограничения, отодвинуть сроки получения вклада. Это не самый лучший, мягко говоря, вариант. Если вкладчику сказать: «Приходи за вкладом через неделю», то если уж он дотянется до своих денег, то точно не вернет их в этот банк.

То же происходит, когда вводят комиссию. Человек и так теряет по процентам за досрочное снятие вкладов, при этом с точки зрения цели, которую банк решает в текущем моменте, комиссия не имеет значения. Человек заберет деньги в любом случае, но осадок останется. Поэтому мы никогда не вводили ни комиссий, ни ограничений.

— Нужно ли увеличивать сумму страхового возмещения до 1 миллиона рублей?

— Наверное, нужно. Но если это произойдет, радикальных изменений ждать не стоит. Парадокс в том, что среди досрочно прерываемых вкладов очень много как раз тех, которые попадают под страхование.

— Каков уровень просроченной задолженности в банке? Вы наблюдаете рост просрочки?

— В СМИ есть нота драматизма по поводу потребительских кредитов. Мы смотрим на это немного с другой стороны, так как наша концепция развития розничного кредитования в меньшей степени подвержена рискам, о которых сейчас принято говорить. Мы активно развиваем ипотеку, находимся в первой десятке банков по ипотечному портфелю. Ипотека составляет 2/3 розничного портфеля. Просрочка по ней не доходит до 1,5%. Оставшаяся треть — это потребительские кредиты, выданные в нашем целевом клиентском сегменте, также с очень низкими показателями просрочки.

В целом уровень просрочки в банке — 8—9%. И эти цифры не растут уже давно. В основном они являются последствиями событий 2008 года.

Соответственно, на вас не скажется ужесточение рынка кредитования со стороны ЦБ, в частности ограничение ставок по розничным кредитам, повышение резервов на возможные потери по необеспеченным ссудам?

— Никаких зашкаливающих ставок у нас нет. По ипотеке — ставки в 12—13%, по потребительским кредитам — 18—19%, по картам — 20% годовых. Наши кредиты не попадают под планируемые ограничения. У нас розничный портфель увеличивается каждый год на 30—40%. Сейчас это порядка 40 миллиардов. Корпоративный растет меньшими темпами — таков сегодня рынок. Мы не ожидаем каких-то изменений или ухудшений. Я считаю, что мы ведем разумную политику.

— Согласно финансовым результатам по российским стандартам за первые 9 месяцев года чистая прибыль банка составила 736 миллионов рублей, в 2,6 раза меньше показателя за тот же период 2012 года. Вы уже отмечали, что причины сокращения прибыли — в увеличении резервов по старым ссудам. Планирует ли банк еще увеличивать резервы?

Кое-что придется еще доформировать. Вместе с тем в части розничного портфеля его качество позволяет провести довольно существенное восстановление резервов.

Какие изменения ожидаются в работе банка «Возрождение» в 2014 году?

— В банке реализуется целая программа изменений. В основном они связаны с нашими планами сделать филиальную сеть легче, вывести из нее бэк-офисные функции, оставить в основном функции продаж. Мы уже довольно много сделали по централизации розничного кредитования, и сейчас аналогичные изменения предстоит сделать в кредитовании корпоративных клиентов. Последовательно часть процессов будет перемещаться в центр, в первую очередь работа с крупнейшими заемщиками, работа по инвестпроектам, работа с залогами. В планах — создание единого операционного центра. Постепенно переводим в Москву работу, связанную с ведением кадрового учета и начислением зарплаты. Завершаем в Подмосковье централизацию по финансовому мониторингу. Изучаем возможности оптимизации перевозок в Подмосковье. Серьезные планы стоят в части изменений IT и особенно важно для нас приоритетное развитие систем дистанционного обслуживания клиентов — как юридических, так и физических лиц. Уже к концу этого года принципиально новые возможности появятся у наших частных клиентов при проведении операций через Интернет, с помощью мобильного банкинга, на терминалах, банкоматах.

— Каких событий ожидаете на рынке?

— Как говорил герой одного известного фильма, «стабильности нет». Пока про рынок могу сказать только так.

Беседовала Анна БРЫТКОВА, Banki.ru