«Если бы я был Google, я бы создал банк по-другому, чем это выглядит сегодня»
Фото: Хоум Кредит Банк

«Если бы я был Google, я бы создал банк по-другому, чем это выглядит сегодня»

Иван Свитек
председатель правления Хоум Кредит Банка
12331 4

Председатель правления Хоум Кредит Банка Иван СВИТЕК рассказал Банки.ру о том, как кредитная организация будет конкурировать с другими игроками, почему он тревожится за будущее банков и чем ему нравится Москва.

– Вы пришли в банк в кризисном 2008 году. Нынешний экономический кризис отличается от кризиса 2008–2009 годов?

– Эти два периода нельзя сравнивать. В 2008 году все началось с проблем на американском рынке. Эти проблемы перекинулись на другие страны. В 2008 году был кризис глобальной экономики. Сейчас все-таки кризиса нет, это скорее замедление экономики, которое наблюдается во всем мире. Ситуация в России не самая плохая. Конечно, курс рубля ослаб, и доходы населения почти не растут. Но при этом снижения ВВП нет, безработица низкая. Сейчас больше требуются изменения в микроэкономике, на уровне предприятий. Для банков это означает особо тщательное управление рисками, затратами, внедрение онлайн-технологий и развитие дистанционных каналов продаж.

– Готовы ли были банки к столь большим убыткам? Хоум Кредит Банк по итогам первого полугодия 2014 года показал убыток больше 4 миллиардов рублей.

– Конечно, к таким убыткам банки не готовились, никто этого не мог предсказать. Мы видели постепенное ухудшение платежеспособности заемщиков еще в конце 2012 года. Мы анализировали ситуацию и в июне – июле прошлого года приняли решительные меры: жестко повысили требования к заемщикам. К сожалению, ухудшение платежеспособности заемщиков усилилось из-за макроэкономических факторов – ослабления экономики и снижения доходов населения.

– Вы ощущаете, что влияние санкций на банковский бизнес растет?

– Я вижу больше психологический эффект. Ведь санкции касаются нескольких банков. То, что фондирование для банков сейчас закрыто, не связано с санкциями. Но есть психологический эффект для инвесторов. В период неопределенности все предпочитают переждать.

– Что в такой ситуации ждет рынок POS-кредитования?

– Я работаю в банке шестой год, и меня шестой год спрашивают, как чувствует себя рынок POS-кредитования. И я отвечаю: хорошо себя чувствует. Ретейлеры продают в кредит около 20% товаров. Только через сегмент POS наш банк ежегодно привлекает 3 миллиона новых клиентов. Вы считаете, что банки и ретейлеры откажутся от таких объемов? Да, рынок POS-кредитования сокращается, но незначительно. К тому же POS-кредитование всегда сезонно. Последние два-три месяца года – это 40% продаж.

– Вы сказали, что активно развиваете кредитные карты. Если честно, об этом я регулярно слышу и от других банков. За счет чего вы конкурируете в этом сегменте, к примеру, с тем же Тиньковым?

– Мы поднялись в этом сегменте по доле рынка в 2014 году на два места, с девятого на седьмое. Но нам предстоит еще много работы. Наше преимущество – огромная база клиентов, а также продукты. У нас есть кешбэк 3%, мы запустили тревел – кобренд с iGlobe.ru. У нас очень хорошие дебетовые карты, интернет-банк и мобильный банк. Карту удобно оформить – клиент получает готовый пластик, активирует через контакт-центр.

– Как вы относитесь к идее Центробанка ограничивать ставки по кредитам?

– Все банки этого ждут, и в основном все уже подготовились к этому. Я не думаю, что это как-то серьезно повлияет на нас. Но есть другой аспект. Ограничение ставки ведет к тому, что кредитование становится недоступным для некоторых сегментов клиентов. Ведь для многих молодых людей мы являемся их первым кредитным опытом, кредитным университетом, школой – называйте, как хотите. Человек сначала приобретает что-то небольшое, обычно мобильный телефон. И этот человек понимает свои обязанности, выплачивает кредит, строит свою кредитную историю. Чтобы в следующий раз взять кредит проще, дешевле. Без кредитной истории получить кредит сегодня практически невозможно. Если банк готов выдать кредит тому, у кого нет кредитной истории, он должен компенсировать свои риски соответствующей ставкой. Если у банков не будет возможности устанавливать ставку, соответствующую риску, то они не смогут кредитовать таких клиентов. Таким образом, клиенты просто не смогут взять кредит. Либо им придется пользоваться услугами нерегулируемого серого рынка с неадекватными процентами, что не будет способствовать формированию их положительной кредитной истории.

– Каковы сейчас в банке ставки по кредитам?

– В зависимости от кредита. Есть продукты со ставками 17,9% годовых, есть зарплатные проекты – 19,9% годовых и так далее.

– Каков в банке уровень проблемных долгов с просрочкой свыше 90 дней?

– 16,1% по МСФО.

– Как изменился этот показатель с начала года?

– Такие долги не в полной мере отражают ситуацию с качеством портфеля. С начала года у нас этот показатель вырос на 4,5 процентного пункта. Но на понижающемся кредитном портфеле этот рост математический, а не реальный. Лучше посмотреть на просрочку по поколениям кредитов, которая значительно сократилась. Например, просрочка на первом платеже упала у нас в пять раз, до 0,5%. Это один из первых признаков улучшения.

– Недавно заместитель председателя ЦБ Михаил Сухов заявил о необходимости законодательно ограничить максимальный размер процентной ставки по депозитам. Вы поддерживаете это намерение?

– Мы входим в топ-10 банков, по которым Центробанк определяет среднюю максимальную ставку по вкладам. Эта мера нас никак не коснется, потому что ставка по вкладам у нас ниже средней максимальной. Это больше макроэкономический вопрос. Всегда была идея, что банки, предлагающие большую ставку, более рискованны и должны платить больше денег в Агентство по страхованию вкладов. Я поддерживаю это в теории. Но как это сделать на практике, я не знаю. Что касается «Хоум Кредита», наш портфель депозитов физических лиц составляет более 200 миллиардов рублей. И это даже больше, чем нам необходимо для поддержания ликвидности.

– Как меняется база зарплатных клиентов? Наблюдаете ли вы их отток?

– Оттока зарплатных клиентов нет. У нас стабильный портфель, неплохой размер зарплатных проектов, где-то 100 тысяч клиентов. Хотелось бы больше. Но без корпоративного бизнеса нам тяжелее привлекать зарплатных клиентов.

– Недавно я разговаривала с представителями Deloitte, которые рассказали о любопытной тенденции. Банки стали корректировать свои стратегии развития гораздо чаще. Хоум Кредит Банк также стал чаще пересматривать свою стратегию?

– Мы должны адаптироваться к меняющимся условиям, это нормально. Когда рынок рос на 40% в год, была одна стратегия развития. Когда рынок практически не растет — другая. Мы отличаемся от других банков тем, что адаптируемся быстрее. В 2013 году мы одними из первых на рынке отреагировали на ухудшение экономической ситуации, начали борьбу за повышение качества кредитного портфеля и общей эффективности бизнеса: ужесточили требования к заемщикам, сократили офисы, персонал. В конце первого полугодия 2014 года у нас был 1 931 офис. Это на 255 офисов меньше, чем было годом ранее. Своевременные действия в сфере управления рисками уже дают первые положительные результаты: качество кредитного портфеля улучшается. Уже почти половина портфеля – это «хорошие» кредиты, выданные после июля 2013 года.

– Я знаю, что в Хоум Кредит Банке достаточно много IT-специалистов. Чем занимаются все эти люди?

– Это хороший вопрос. Я часто туда (в IT-департамент. – Прим. ред.) хожу, смотрю. У нас около 30 разных IT-систем. Для банка IT-система играет важную роль. Это как в производстве: есть фабрика, склад материалов, логистика... У нас же в IT все: разработка, поддержка систем… Нужно обслужить клиентов, обзвонить их, взыскать долги. У нас около 4,5 миллиона активных клиентов, и на каждый случай нужна своя IT-система. Банк, у которого лучше IT-технологии, имеет большое преимущество.

– Герман Греф заявил, что банкам в скором времени придется конкурировать с IT-компаниями.

– Это правда. Я бы добавил: если бы я был Google, Amazon или Apple и захотел бы создать банк, я бы его создал, наверное, по-другому, чем это выглядит сегодня. И это меня беспокоит. Банки живут в своей парадигме, они привыкли работать по традиции. Но есть небанковские конкуренты, которые идут на наш рынок. Они смотрят на банковскую систему по-другому. Я уверен, что они сделали бы в каких-то аспектах лучше, чем мы сегодня делаем. За это я переживаю. Они смогли бы сделать то, чего у нас нет. Когда Apple начал создавать свой телефон, это казалось бредом. Они же компьютеры делали. Но они сделали революцию, вчистую выиграли у Nokia, Motorola и других производителей телефонов. Они подошли к мобильнику не как к мобильнику, а как к компьютеру. Это же угроза для банков. Или мобильные операторы могут создать свою финансовую компанию. Банковскими услугами люди все чаще и чаще пользуются через смартфоны. Я вообще в банк практически не хожу, все делаю через Интернет, большую часть – с айфона. Мы развиваем мобильные приложения и активно переводим туда наших клиентов.

– А будущих клиентов вы заинтересовываете книгой «Дети и деньги» (Хоум Кредит Банк – автор идеи книги «Дети и деньги». — Прим. ред.)?

– В 2013 году мы издали книгу «Дети и деньги» — самоучитель семейных финансов для детей. Уже много лет «Хоум Кредит» организовывает семинары финансовой грамотности для взрослых. Но как бы мы ни старались, интерес всегда был очень ограничен. Потом появилась идея сделать книгу для детей. Первый тираж вышел в 2013 году. В электронном виде книгу можно скачать бесплатно на сайте www.moneykids.ru, 35 тысяч скачиваний уже есть. Я считаю, это один из самых успешных наших социальных проектов.

– Работает ли банк над другими социальными проектами?

– Мы единственный банк, у которого есть собственный детский сад на территории офиса. Он организован в Обнинске, где мы являемся одним из крупнейших работодателей (в Обнинске расположен кол-центр банка. – Прим. ред.). Детский сад для детей сотрудников открыт в собственном офисном здании Хоум Кредит Банка, и он бесплатный для родителей. Сначала на него критично смотрели, сейчас в детсад огромная очередь. Думали создать нечто подобное в Москве, но здесь нет места, да и спроса меньше — далеко ездить.

Если говорить о социальных проектах, мы также спонсируем талантливых студентов из малообеспеченных семей по всей стране. Это наша программа «Синяя птица».

– Вы жили во многих странах – в Чехии, Бразилии, США. Нравится ли вам Москва?

– Да, мне нравится, здесь очень интересный рынок. Москва — город динамичный. Когда я приезжаю в родную Прагу, у меня ощущение, что приехал на курорт. Там все гораздо медленнее. И даже когда я приезжаю в Прагу в шесть часов вечера, я проезжаю город за 20 минут, несмотря на пробки.

– Часто бываете в Праге?

– Примерно раз в месяц. Это 2 часа 20 минут на самолете — практически как поездка по Москве.

– А в российских регионах бываете?

– Конечно. Очень часто. Я люблю ездить в города на автомобиле. Объехал всю Сибирь, не говоря уже о соседних с Московской областью регионах. Обычно когда я приезжаю в наш филиал в каком-либо городе, обхожу отделения, смотрю, как работают сотрудники. Убежден: успех работы банка в регионе зависит от руководства. Какой руководитель, видно с первых минут пребывания в офисе: грязный ковер, нет картин, цветов – значит, руководителю до офиса нет никакого дела.

Во второй половине дня я обычно собираю всех сотрудников регионального офиса, мы общаемся, я задаю им вопросы, они спрашивают меня. Иногда это забавно, когда, например, меня спрашивают: «Как достигнуть вашей позиции?» Или еще один вопрос, от которого я в обморок падаю: «Какая у вас любимая книга?» Шучу про обморок, конечно.

– А вы успеваете читать книги?

– Не успеваю. Но даже если бы успевал… Я ехал в машине шесть часов, чтобы ответить, какая у меня любимая книга?! У вас такого вопроса нет?

Беседовала Анна БРЫТКОВА, Banki.ru