Сергей Щербина: «Мы рассчитываем на растущий спрос на наши продукты»

Сергей Щербина: «Мы рассчитываем на растущий спрос на наши продукты»

2026

Как известно, из почти 1200 российских кредитных организаций две трети расположены в Москве. Это свидетельствует о том, что конкуренция на столичном финансовом рынке очень высока. Для того чтобы выделиться из общей массы, среднему московскому банку требуется предпринять немало усилий. О том, как этого добиться, о новых продуктах и услугах, способных в этом помочь, рассказывает вице-президент ВИП-Банка, кандидат технических наук Сергей Щербина.

Для финансовой организации, брэнд которой должен ассоциироваться с надежностью, кардинальные изменения в его позиционировании весьма рискованны. Как вы полагаете, оправдала ли себя смена имиджа банка, проведенная пару лет назад?

Два года назад ВИП-Банк принял новую стратегию развития. Кроме смены названия, мы изменили и подход к нашим клиентам, расширили продуктовый ряд банка, провели его ребрэндинг. Сегодня можно сказать, что решение было верным: накопились количественные и качественные изменения, позволяющие банку перейти на новую ступень развития. Новые услуги под новым брэндом, которые еще недавно только начинали предоставляться нашим клиентам, сейчас уже реально работают. В частности, это всем известная система денежных переводов VMT, это операции на рынке Forex, это новая система межбанковских отношений, которые возникли у банка с региональными и зарубежными партнерами.

Развитие продуктового ряда нашего банка на этом не закончилось, и сегодня мы предлагаем нашим клиентам новый перспективный продукт — «ВИП-Инвест», и новую услугу — доверительное управление. Заканчивается разработка еще одной новой услуги -организации корпоративного финансирования, в рамках которой банк будет выступать андеррайтером по размещению ценных бумаг на российских биржах, а в перспективе — и на зарубежных. Таким образом, сегодня банк переходит в новое качество.

Какие позиции у ВИП-Банка в российской банковской системе?

По объемным показателям — капиталу, сумме активов — мы находимся в середине второй сотни российских банков. Однако темпы роста банка сегодня выше, чем у «соседей»: еще пару лет назад, до принятия нашей новой стратегии, мы не входили во вторую сотню. Нынешний статус банка позволяет нам оптимальным образом работать с нашим кругом клиентов: каждый находит у нас необходимые ему услуги и поддержку.

Мы предлагаем интересные формы взаимовыгодного сотрудничества не только юридическим и частным лицам, но и кредитным организациям, как московским, так и региональным. Одним из наших новейших продуктов, способных стать базисом для такого сотрудничества, является «ВИП-Инвест», созданный дм работы на фондовом рынке.

Для профессионалов и инвесторов

Сегодня услуги по организации маржинальной торговле предлагают многие банки. Чем ваш продукт отличается от многих других?

У нашего продукта «ВИП-Инвест» есть отличительная черта — он универсален. С одной стороны, пользоваться брокерским обслуживанием в его рамках могут частные лица, то есть его можно отнести к ритейлу, а с другой стороны, он рассчитан на подключение других профессиональных участников рынка ценных бумаг, в том числе и банков, в качестве субброкеров.

Когда мы разрабатывали этот продукт, то уделяли большое внимание удобству работы наших клиентов, в частности, старались минимизировать то время, которое клиент вынужден непосредственно проводить в банке. Нам удалось реализовать этот подход, и сегодня клиент, приходя в банк, затрачивает максимум полчаса на подписание договора, открытие счета и подключение к нашей системе интернет-банкинга. Далее клиент может вообще лично не посещать банк, контактируя с нами через систему удаленного интернет-доступа.

Еще одно преимущество нашего продукта — более низкие ставки маржинального кредитования, чем в среднем сложились на рынке: ставки не превышают 15% для субброкеров и 18% — для частных лиц. Все это позволит нам пробиться в двадцатку основных интернет-брокеров.

Чем on-line торговля отличается от работы в торговом зале?

Для банка, в первую очередь — снижением расходов. Отсутствует необходимость затрат на создание дилингового зала, на оплату специалистов, которые работают с клиентом, приходящим в банк, на технику для этих клиентов. Дилинговый зал для частных лиц в том виде, в котором он существовал еще пять лет назад, потерял свою актуальность. А для клиента наличие возможности торговать из дома, или вообще из любого места, где есть сеть — однозначное преимущество. Не надо отвлекаться на то, чтобы ехать в банк для проведения пары транзакций, можно потратить на это дома несколько минут.

А как обеспечивается сохранность и конфиденциальность информации, доставляемой по интернет-каналам? Как клиент может удостовериться, что его заявки дошла до торговой системы?

Начнем с того, что наш банк, являясь членом секции фондового рынка и дилером по госбумагам, имеет удаленный доступ к бирже не через Интернет, а через оптоволоконную связь, которая обеспечивает безопасность и надежность доставки информации. То есть информация между банком и биржей проходит всегда. Соответственно если информация, поступающая от клиента, доходит до банка, она однозначно дойдет и до биржи, и в этом большой плюс нашего банка, который является прямым участником торгов.

Конфиденциальность информации обеспечивается внедрением технологии электронно-цифровой подписи, закон о которой был подписан президентом несколько месяцев назад. Технология отработана, реализована и только лишь клиент, авторизованный системой, может торговать от своего имени. У нас еще не было ни одного случая, чтобы к информационным системам смогли бы получить доступ злоумышленники.

Что делает наша система интернет-трейдинга для снижения рисков? Она дает клиенту возможность видеть свои заявки на установленном терминале буквально через секунду. Если его последние заявки не отражаются в системе, значит, произошел сбой на его линии связи, и клиент может использовать альтернативные возможности, например, телефонную линию. Задержки по времени от подачи заявки клиентом до поступления её на биржу у нас, как и у большинства прямых брокеров, которые имеют прямой выход на биржу через оптоволокно, не превышают 3-4-х секунд.

Реализован ли у вас в банке контроль заявок клиентов?

Естественно, перед отправкой заявки на биржу специальное программное обеспечение проверяет наличие на счете клиента ценных бумаг или денежных средств, и при превышении остатка заявка не проходит. Банк выступает в качестве номинального держателя ценных бумаг клиента на бирже, причем сам, от своего имени распоряжаться ими не может — это уголовно наказуемое деяние, за этим следит Национальный депозитарный центр, осуществляющий учет биржевых ценных бумаг. Поэтому, если та или иная бумага есть в портфеле клиента, то он всегда сможет её продать.

Рынок только формируется

Что дает банку или финансовой компании сотрудничество с ВИП-Банком в качестве субброкера?

На самом деле, для любого банка выбор работать ему напрямую или через субброкера определяется эффективностью вложений на начальном этапе, когда клиентская база еще незначительна, и обороты невелики. Почти все организации, сегодня работающие с биржей напрямую, сначала были субброкерами у кого-нибудь из крупных участников. Чтобы финансовой организации стать «прямым» брокером и начать предоставлять услуги на бирже, что называется, «с нуля», необходимо вложить от 50 до 100 тыс. долларов. При этом сроки внедрения этой услуги будут составлять, в лучшем случае, три квартала.

Даже если банк готов к таким затратам, у него обязательно возникает проблема с квалифицированными кадрами. Сейчас специалисты по работе на рынке ценных бумаг с требуемой квалификацией — большой дефицит, с рынка труда их привлечь очень сложно, и приходится готовить из сотрудников банка, Поэтому большинство банков начинает с сотрудничества с теми «прямыми» брокерами, которые такую услугу представляют. После того, как банк выработает свою технологию, обучит сотрудников, может быть решен вопрос о вступлении в члены секции фондового рынка ММВБ, других бирж.

Что впереди

Как вы считаете, сложился ли на российском рынке круг частных инвесторов, заинтересованных в биржевых операциях, или всё ещё впереди?

Давайте обратимся к американскому опыту. В США доля частных лиц, которые покупают ценные бумаги через интернет-брокера или через телефонного брокера, составляет около 60% от взрослого населения. По оценкам, каждый пятый совершает такие операции регулярно, Почти каждая домохозяйка является держателем ценных бумаг. У нас, по оценкам, их всего менее 5%, к тому же большинство из них — москвичи. Поэтому говорить о том, что рынок сформирован — нельзя.

Мы рассчитываем на растущий спрос, и на максимально упрощенное предоставление доступа к торгам. На самом деле, основную прибыль банку приносят не те, кто проводит большое количество сделок, комиссии сегодня значительно снизились. Самый выгодный клиент тот, который берет кредит (плечо), и оплачивает свои операции кредитными ресурсами.

Для этого банку, во-первых, нужны ресурсы, причем не только деньги, но и ценные бумаги, а во-вторых, нужны процедуры оценки рисков по клиентам. По требованиям ФСФР мы можем предоставлять клиенту кредитное плечо в соотношении 1:2, не больше. Соответственно, взяв в залог те бумаги и денежные средства, которые есть у клиента, заведя на клиента определенные лимиты, мы добиваемся того, что этот кредит становится максимально обеспеченным. Ведь наша задача состоит не в том, чтобы «помочь» клиенту всё потерять, нам выгоднее, чтобы он работал долго и успешно возвращал бы нам взятые в кредит денежные средства, поэтому мы ограничиваем его риски.

Что касается ценных бумаг, которые клиент может запросить в качестве кредитных ресурсов, то мы стараемся работать по маржиналке, используя перечень ФСФР, где выделены ценные бумаги для обеспечения маржинального кредитования. Те бумаги, которые попадают в этот список, имеют высокую ликвидность, и для любого существующего количества клиентов легко обеспечить их наличие. Акции второго эшелона в этот перечень не входят.

Мы предоставляем клиентам право проводить операции на рынках гособлигаций, негосударственных ценных бумаг (включая еврооблигации), а также на рынках акций. Помимо этого, мы предоставляет прямой 24-часовой доступ к торгам на Forex.

Вы предлагаете стать субброкерами, в основном, московским организациям или планируете продвигать эти услуги в регионы?

У нас уже появилось несколько региональных профучастников, в частности из Волгоградской области, которые изъявили желание стать нашими партнерами, и мы рассчитываем продвигать эту услугу и дальше. В данном случае технических и финансовых проблем мы не видим: ресурсов, чтобы предоставлять кредитное плечо клиентам субброкеров, у нас хватит.

Довольны ли вы темпами развития нового проекта?

Уже сегодня по оборотам на рынке облигаций мы входим в двадцатку. Продукт «ВИП-Инвест» был внедрен всего три месяца назад, и мы уже имеем ряд акцептованных заявок от потенциальных субброкеров. К концу года мы рассчитываем, что у нас будет несколько субброкеров, каждый с клиентской базой не менее 30—50 юридических и физических лиц. Так что, я надеюсь, что вскоре мы займем достойное место среди ведущих компаний, предлагающих брокерское обслуживание на российских биржах.

Андрей НОВИКОВ