«В ближайшее время Крым догонит Россию по всем показателям, какие только можно придумать»
Фото: РНКБ

«В ближайшее время Крым догонит Россию по всем показателям, какие только можно придумать»

Руслан Арефьев
председатель совета директоров РНКБ
12399 9

О том, как изменилась банковская система Крыма за последний год и чем ситуация в крымских банках отличается от ситуации в остальной России, порталу Банки.ру рассказал председатель совета директоров крупнейшей на полуострове кредитной организации – Российского Национального Коммерческого Банка (РНКБ) Руслан АРЕФЬЕВ.

– Руслан Георгиевич, как происходит взаимодействие РНКБ с Банком России? Что изменилось с прошлого августа, когда мы беседовали последний раз?

– Мы соблюдаем все нормативы ЦБ, постоянно взаимодействуем, предоставляем все необходимые отчеты. РНКБ – крупнейший банк в Крымском федеральном округе. Поэтому вполне естественно, что ЦБ очень внимательно относится к нашей работе, контролирует наше развитие, наши показатели по привлечению депозитов и выдаче кредитов. В настоящее время портфель депозитов физлиц у нас более 12 миллиардов рублей. На долю РНКБ приходится по объему около 80–85% всех потребительских кредитов, выданных в Крыму. Портфель кредитов юрлицам у нас составляет более 3,7 миллиарда рублей, это 60–70% доли рынка.

– С августа 2014 года банк открыл много офисов по всей стране, в том числе в Москве. В декабре прошлого года произошел финансовый кризис, вызвавший резкое повышение ключевой ставки Банка России. Как это сказалось на деятельности РНКБ?

– Изменение ключевой ставки на нас фактически не сказалось. Мы ни на день не приостанавливали кредитование физлиц, процентные ставки остались прежними. Исключение составили только ставки по ипотеке, которые выросли максимум на 0,4% годовых, в зависимости от конкретной программы.

По нашей информации, в это же время некоторые банки в Крыму на определенный период времени прекращали кредитовать население. У нас же, в свою очередь, был достаточно сильный приток клиентов-физлиц в декабре. Объемы выдачи кредитов доходили до 40–50 миллионов рублей в день. Таким образом, запустив активное кредитование населения осенью 2014 года, уже к началу 2015-го мы выдали кредитов более чем на 2 миллиарда рублей. По нашим планам, до конца года портфель кредитов физлиц должен вырасти примерно до 6–7 миллиардов рублей.

– Хотелось бы уточнить, действительно ли население и банки Крыма в конце прошлого – начале этого года вели себя совсем иначе, чем остальная часть РФ?

– Вы же понимаете, что здесь ситуация совсем другая, в том числе из-за эффекта накопленного спроса. Всплеск кредитования сейчас я считаю вполне естественным. Кроме того, думаю, что экономическая активность населения Крыма будет в дальнейшем повышаться. Впрочем, без трудностей не обходится. Например, мы до сих пор испытываем сложности с оформлением залогов под кредиты как у физлиц, так и у юрлиц из-за проблем с регистрацией предприятий и недвижимости.

И все же мы стараемся максимально расширять линейку продуктов, помогать клиентам находить варианты обеспечения до момента регистрации недвижимости в соответствии с российским законодательством. Например, у нас с Агентством кредитных гарантий заключен договор, в рамках которого гарантия составляет до 50% от суммы кредита предприятиям малого и среднего бизнеса (количество работающих на предприятии не должно превышать 250 человек, а годовой оборот не более 1 миллиарда рублей). Мы также работаем с гарантийными фондами поддержки предпринимательства в Крыму и Севастополе. И достаточно много наших клиентов уже воспользовались этой возможностью.

– Курсовые колебания рубля как-то сказались на вашей деятельности?

– На самом деле мы даже благодарны колебаниям курса рубля, потому что активность населения по покупке-продаже валюты сильно выросла и за счет этого мы за полгода получили очень хорошую прибыль. У нас никогда не было недостатка в наличной валюте. Но при этом мы не спекулянты и не инвестиционный банк – РНКБ в первую очередь работает для обслуживания населения и предприятий и получает прибыль исключительно за счет комиссионного дохода.

Традиционно сложилось так, что около 95% оборота и большая часть пассивов РНКБ номинированы в рублях. Поэтому любые изменения валютных курсов или введение санкций в отношении РФ, Крыма и нашего банка никак не сказывается на нашей текущей деятельности.

– Как изменилась конкуренция на крымском банковском рынке за последний год и в связи с декабрьскими событиями?

– Мы стараемся не комментировать деятельность коллег. Могу лишь предположить, что ситуация могла осложниться у некоторых банков из-за специфики их работы. Не секрет, что, например, небольшие банки зачастую сильно зависят от пассивов физлиц. А ставки в этот момент сильно выросли. Естественным образом выросла конкуренция. Клиенты, как и везде в России, встали перед выбором – надежность или повышенный доход. Кто-то в этот момент мог почувствовать приток пассивов, кто-то, наоборот, отток. Благодаря продуманной политике по работе с клиентами все эти события не сказались на развитии РНКБ. Мы не только не сократили свою клиентскую базу, но и значительно ее расширили.

– Российские банки жалуются, что им не хватает капитала. Актуальна ли для крымских банков и РНКБ в частности эта проблема?

– Я не могу говорить про все банки. РНКБ нехватки капитала не испытывает, размер капитала у нас превышает 3 миллиарда рублей. У нас есть планы по повышению капитализации в соответствии с нашей стратегией по расширению кредитования. Все нормативы соблюдаются с запасом, некоторые – чуть ли не с двойным.

– Это делается специально?

– Нет. Это временная ситуация. Отмечу, что мы активно кредитуем население и предприятия, но наши возможности по активным операциям несколько ограничены упомянутыми ранее факторами, включая емкость рынка на текущий момент. Сейчас мы выдаем розничных кредитов примерно на 20–30 миллионов рублей в день, хотя могли бы и на 60 миллионов, как в декабре, просто снизив требования и, как следствие, увеличив в два раза число одобренных заявок. Но тогда мы бы выдавали кредиты клиентам, которые не отвечают установленным требованиям по риску. И в результате получили бы в дальнейшем высокую долю просроченных кредитов. Сейчас же у нас просрочка составляет 0,00001% при тысячах выданных займов. Таким портфелем ни один банк в России похвастаться не может.

То же касается и юридических лиц. Несмотря на то что в Крыму ситуация сильно отличается от общероссийской, мы планируем до конца года нарастить портфель по кредитованию юрлиц вдвое. Я надеюсь, что в ходе реализации федерально-целевых программ экономическая активность и юридических, и физических лиц вырастет, что, в свою очередь, даст сильный импульс развитию экономики Крыма и приведет к росту объемов кредитования.

– Сколько, по-вашему, еще пройдет времени, прежде чем крымская банковская система станет такой же, как в остальной России?

– Я не впервые слышу этот вопрос. И каждый раз отвечаю: банковская система Крыма абсолютно такая же, как российская.

– Но вы же говорите, что у вас нет таких проблем, как у других банков. Значит, не такая же?

– А у кого нет проблем? У каждого банка есть проблемы, есть плюсы, есть минусы. Вопрос в том, с какой позиции оценивать банковскую систему Крыма. Если подходить с позиции функционала, все абсолютно такое же, как в России. Если подходить со стороны инфраструктуры, и не только банковской, то я могу сказать, что в Крыму пока есть небольшие различия. Но надеюсь, что до конца года этих различий человек, приехавший в Крым, уже не увидит. Я считаю, что в ближайшее время Крым догонит Россию по всем показателям, какие только можно придумать.

– Закрытие внешних рынков фондирования оказало влияние на банковскую систему Крыма и РНКБ?

– Закрытие доступа к фондированию вообще никак не сказывается на нашей деятельности, мы от него не зависим. Это, знаете, как если вы идете к соседу, а он перед вами дверь закрывает. Вы разворачиваетесь и идете к другому соседу, у него тоже чай попить можно. Да и дома тоже все есть, можно никуда не ходить.

Я больше скажу: мы все чаще сталкиваемся с тем, что многие европейские компании напрямую работают с крымскими, например отправляют товар в тот же самый Севастополь или Керчь. Поэтому эти ограничения просто усложняют торговые взаимоотношения. Но при этом они не оказывают глобального влияния, просто заставляют придумывать какие-то новые схемы взаимодействия. Бизнес есть бизнес, он найдет пути, какими бы сложными они ни были.

– В СМИ появились сообщения о том, что вам, вопреки санкциям, как-то удалось организовать работу карт Visa и MasterCard...

– Мы не организовывали работу с картами Visa и MasterCard.

– Как все-таки получилось, что карты этих платежных систем работают на территории Крыма?

– Скажу только, что мы работаем с большинством карт российских банков – участников НСПК, если расходные операции не ограничены банком-эмитентом.

– Какой новый функционал РНКБ готов предложить частным и корпоративным клиентам?

– Мы постоянно работаем над расширением и обновлением наших финансовых услуг и продуктов. В преддверии курортного сезона предложили для гостей полуострова с материковой части России бесплатную карту «Про100» «Дельфин» мгновенного выпуска. С ее помощью можно перевести средства со своей карты или получить перевод с материковой части России на территории Крыма. Кроме того, мы обсуждаем возможные варианты сотрудничества с некоторыми системами денежных переводов.

Также мы планируем запуск кредитных карт – примерно в третьем квартале. Это фактически единственное, что мы до сих пор не предложили клиентам. Такая задержка связана с очень высокой стоимостью подготовительных мероприятий. Мы также надеемся, что к концу года Национальная система платежных карт запустит собственную платежную карту. И мы постараемся подключиться к этому процессу в числе первых.

Для юрлиц мы сейчас разработали два новых продукта, они рассчитаны на сельхозпроизводителей. Это кредиты «Агроинвест» и «Агрооборот».

Кроме того, РНКБ стал первым в Крыму банком – участником программы стимулирования кредитования субъектов малого и среднего предпринимательства, которая разработана Минэкономразвития РФ совместно с Агентством кредитных гарантий. В рамках этой программы мы можем предоставлять кредитные средства субъектам малого и среднего предпринимательства по сниженной процентной ставке до 10,5% годовых.

– Какие российские регионы видятся вам наиболее перспективными в части экспансии? Куда бы вы в первую очередь хотели зайти?

– Уже сейчас мы выходим в соседние регионы – наши отделения открыты в Ростовской области. В перспективе рассматриваем возможность работы в Краснодарском крае и на всей территории Южного федерального округа. Мы планируем присутствовать там достаточно широко, потому что у наших клиентов с этим регионом очень много взаимосвязей. Планируем также определиться с возможностью развития в Москве и Московской области. С учетом высокой плотности населения и конкуренции в банковской сфере нам только предстоит определить, какую нишу на рынке мы можем и хотим занять.

– На какой срок будет рассчитана стратегия развития РНКБ?

– Пока разрабатывается бизнес-план на следующий год, но, возможно, он будет рассчитан и на более длительную перспективу. При этом я не думаю, что стратегия будет разработана больше чем на три года, потому что достаточно сложно что-то прогнозировать на более длительный срок.

– Как изменилась численность сотрудников банка с августа прошлого года и какие планы в этой части на ближайшее будущее?

– Когда мы только разворачивали нашу сеть отделений, стояла задача сделать это максимально быстро. Поэтому некоторые шаги делались не совсем верно с точки зрения оптимизации. Сейчас у нас идет активная работа по сокращению издержек, оптимизации сети и, как следствие, соответствующая работа с персоналом. Это стандартный процесс. Мы стараемся, чтобы значительных сокращений не происходило. Всем сотрудникам предлагаются альтернативные должности внутри нашей организации.

Сейчас в РНКБ работает около 2,8 тысячи человек, около 600 человек – в головном офисе. Остальные – это сеть отделений. Постепенно, по мере открытия новых офисов, может возрастать и численность персонала, но уже не такими темпами, как в прошлом году. Фазу взрывного роста мы уже прошли. С учетом задачи по оптимизации издержек мы будем стараться удерживаться в рамках нынешних показателей за счет перераспределения людей и расширения дистанционных каналов продаж и обслуживания.

Кстати, мы уже установили на территории полуострова более 330 терминалов самообслуживания, в них представлено около тысячи контрагентов. Также мы закупили два мобильных офиса, которые будут выезжать в малонаселенные регионы Крыма и обслуживать население.

Мы стараемся соблюдать баланс и по качеству, и по количеству продуктов и услуг. Оставаться банком, ориентированным прежде всего на удовлетворение потребностей клиента, а уже потом на получение прибыли.

Беседовал Михаил ТЕГИН, Banki.ru