Георгий Меликьян: «Значок «вклады застрахованы» — показатель того, что банк прошел чистилище»

Георгий Меликьян: «Значок «вклады застрахованы» — показатель того, что банк прошел чистилище»

3862

Лето обошлось без потрясений, хотя были отозваны лицензии нескольких банков. Один из них только недавно был принят в систему страхования. Кому верить? Где найти «белый список» банков?

На эти и другие вопросы отвечает зам. председателя Банка России, руководитель Главной инспекции кредитных организаций Геннадий Меликьян.

Г. М.: Вступлению банка в систему страхования предшествовала серьезная проверка. Однако было бы ошибкой считать, что прием — это гарантия на всю жизнь. Надо иметь в виду, что банки готовились к вступлению, прекращали осуществлять очень рискованные и не очень чистые операции, отказывались от всевозможных схем. Однако ясно: некоторые банки не собираются (а кто-то и не сможет) постоянно держать показанный уровень и возвращаются к старому. Нет ничего удивительного, что кто-то из участников системы страхования вкладов может лишиться лицензии. Хотя надо подчеркнуть: произошло серьезное оздоровление банковской системы страны.

В адрес Центробанка звучали обвинения, что якобы в систему страхования принимают за взятки.

Я бы сильно удивился, если бы такое дело не сопровождалось различными подозрениями. Конечно, в ходе процедуры отбора могли быть ошибки, были попытки влияния, были различные позиции. Но в целом отбор был объективный и честный. Внутренняя процедура и регламент принятия решения делали очень маловероятным вступление банка в систему страхования вышеуказанным способом. Всего прошло примерно 80% банков.

Год назад, когда разразился банковский кризис, руководители ЦБ жаловались, что почти ничего не знают о банках. Неизвестно даже, кто настоящий хозяин того или иного банка. Теперь знаете?

В ЦБ знают о банках очень много, и эта информация учитывается в текущей работе. Что касается собственности, то здесь действительно есть проблема. Жизнь и способы формирования капитала заставляли наш бизнес скрывать истинных владельцев. И если это еще как-то может быть терпимо в отношении, например, обычных предприятий (да и то вопрос), то в отношении к банкам, привлекающим средства, в том числе от граждан, это противоречит здравому смыслу. Сейчас мы стремимся сделать очередной шаг к повышению ответственности не только менеджмента банка, но и его собственников за положение дел в банке. А для этого владельцы банка должны быть раскрыты. Задача эта практически решена. Хотя мы даем себе отчет, что в отдельных случаях нас обманывают, что истинные хозяева — не те люди, которые себя за них выдают по документам.

Ставки по кредитам — хамство

Но как простому человеку выбрать для себя «чистый» банк? Даже значок, что вклады застрахованы, что банк проверен ЦБ, не является 100%-ной гарантией.

Значок «вклады застрахованы» — это все-таки показатель того, что банк прошел чистилище, может нормально работать. Большинство банков, которые не были приняты, — это, как правило, очень рискующие организации, некоторые вообще нормально и честно работать не могут. Второй показатель — процент, который банк обещает. Чем он выше, тем, как правило (я подчеркиваю — как правило), выше риски. И, если один банк вам предлагает 8% годовых в рублях, а другой — 14%, можете быть уверены, что связываться со вторым рискованно. Сегодня верхний уровень ставок где-то 10—11% по вкладам в рублях, 7—7,5% — в долларах.

Не надо забывать, что сохранность вкладов до 100 тыс. руб. гарантирована государством. Сейчас обсуждается вопрос о заметном повышении гарантированной суммы уже в следующем году.

Как же определяются ставки по депозитам? Почему богатейший Сбербанк предлагает всего 5% по рублевым вкладам, а менее известные банки — 12% и больше? Почему «дочки» зарубежных банков предлагают россиянам такие низкие проценты? Как нашим удается заработать на том же долларе целых 7%, а западным — всего 2—3%? Или наши просто умеют делать деньги?

На величину ставок влияет множество факторов. Одним из главных является возможность банка заработать. Если банк будет кредитовать по очень высоким ставкам, то, конечно, он сможет предложить и высокие ставки по вкладам. Однако, во-первых, мало кто захочет брать дорогие кредиты. И это плохо для экономики. Во-вторых, для банка, как и для вкладчика, действует одно правило: чем больше дохода приносит та или иная операция, тем она, как правило, более рискованна.

У нас в отличие от наиболее развитых стран многие банковские операции более рискованны. Поэтому и ставки по кредитам, как правило, выше. К этому добавляется высокая инфляция, которую банк должен «отбить», и т. д. Вот у меня водитель недавно решил купить холодильник в кредит. В магазине назвали ставку 19%. А когда я ему просчитал все, что он должен заплатить, все комиссии и так далее, получилось 43%. Конечно, это надувательство. Банк пользуется доверчивостью наших людей. Но с этим и мы, и ФАС уже боремся.

Да если бы было 19% — это все равно много. Разница между ставками по кредитам и ставками по вкладам — в 2—3 раза. Разве это нормально, что банки имеют такие сверхприбыли?

В 2—3 раза — это все-таки исключение. Но маржа у ряда банков действительно не маленькая. Хотя в целом сейчас доходность банковских операций не сильно отличается от промышленности.

Банковские услуги и кредиты у нас будут существенно дешевле, когда повысится конкуренция, сократятся издержки банков, снизятся риски, увеличится объем ресурсов. Но учтите, тогда и по вкладам снизятся проценты. Ведь никто на Западе или, например, в Японии не дает не только 10—11%, но и 5—7.

«Он не сказал — кризис, он сказал — риск»

Недавно первый зампред ЦБ А. Козлов предупредил о возможном кризисе, связанном с тем, что слишком быстро растет торговля в кредит. Вы согласны?

Он не сказал о кризисе. Он сказал о рисках. И это действительно так. Всемирный банк некоторое время назад предупреждал: в России резко возрастают объемы кредитования, что может привести к проблемам.

На самом деле задолженность наших предприятий банкам совершенно не критична. Даже в Восточной Европе отношение кредитов к ВВП более 40—50%. А в ряде стран этот показатель больше 100%. У нас 19%. Вопрос в другом: в России эти процессы очень быстро развиваются. За границей рост 5—10% в год, а у нас — 40 или 100%. Но мы-то начинаем почти с нуля! Быстрое расширение кредитования приводит к тому, что кредиты получают не только самые надежные заемщики. Но я считаю, нет никаких оснований говорить о банковском кризисе.

Вероника СИВКОВА