«Гражданин как огребал от уголовников, так и будет огребать»
Фото: пресс-служба НАПКА

«Гражданин как огребал от уголовников, так и будет огребать»

Борис Воронин
директор НАПКА
9465 25

Национальная ассоциация профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) раскритиковала принятый 21 июня Госдумой в третьем чтении скандальный закон «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности». Как закон изменит жизнь заемщиков, в интервью Банки.ру рассказал директор НАПКА Борис ВОРОНИН.

— Начнем с хорошего. Какие позитивные стороны вы видите в принятии «антиколлекторского закона»?

— Сразу скажу, что называть антиколлекторским данный закон некорректно. Это закон, регулирующий деятельность по взысканию. Причем, что очень важно, эта деятельность регулируется для абсолютно всех участников рынка банковского кредитования. Есть явные исключения по ЖКХ, очевидно, что некоторые лоббисты подтолкнули к тому, чтобы не трогать эту отрасль. Но это регулирование, подчеркиваю, для всех.

Из явных плюсов — появляется государственный орган, который, я надеюсь, будет заинтересован в развитии рынка, а также реестр профессиональных взыскателей.

— Почему НАПКА утверждает, что закон был принят в спешке, на коленях, ведь его обсуждение шло не один год?

— Действительно, мы все время обсуждали проект этого документа, предлагали Минэкономразвития тот законопроект, который потом стал законом. Но другое дело, что мы давали одну редакцию, а на выходе получили другую. В итоге в законе есть очень серьезные изменения.

Мы предлагали регулировать только коллекторскую деятельность профессиональных взыскателей. В результате появился закон о регулировании всех взыскателей. В документ добавили многое из зарубежного опыта. Этот подход для нас слишком примитивен и непонятен. Берем что-то, например, из Нигерии и заявляем: «Посмотрите, международный опыт говорит об этом». При этом, например, то, что делают в Швеции, мы просто игнорируем. И это называется международный опыт? Таким образом, под видом международного опыта предстает нечто, надерганное кусками из разных стран, без какого-либо анализа. Произошла достаточно серьезная трансформация документа. Из закона о ведении реестра, подробном взыскании, работе коллекторов он превратился во всеобъемлющий закон.

— Если говорить про опыт других стран, что конкретно вас не устраивает в новом законе? Какие пункты, на ваш взгляд, неприемлемы для российского рынка?

— Например, утверждается, что в других странах есть опыт по отказу заемщика от общения с коллекторами. Эти данные «накопали» в какой-то стране. Но ситуация, когда гражданин говорит взыскателям «не хочу с вами общаться», мягко говоря, странная. Учитывая, что это никак не избавляет человека от долгов. Получается, что долг растет и востребован, но человека это как бы не волнует. Эта история ставит в неравное положение должника и кредитора или взыскателя.

Безусловно, гражданин может выдвинуть своего представителя или адвоката, это логично и понятно. Но когда гражданин сам может сказать: «Не звоните, больше общаться не хочу», — это очень странно.

— Что все-таки изменится для самого заемщика после принятия закона?

— Хороший вопрос. Вы знаете, ничего не изменится. Ведь какое регулирование в данном случае возникает? Возникает расширение обязанностей для участников рынка. Плюс закон написан достаточно запутанно. Гражданин может отказаться от общения с коллектором в каких-то случаях не раньше чем через четыре месяца с момента наличия просрочки. В других случаях он должен это сделать в течение месяца после решения суда. То есть указаны разные сроки, которые, конечно, граждане вычислят и в простейшем случае будут думать, что можно, например, сказать коллектору «отстань» — и всё. Либо граждане даже не будут знать об этом. Поэтому для граждан ничего не изменится, для них это слишком запутанно и сложно.

Как полиция с большим вниманием относилась к жалобам граждан, так и будет с большим вниманием относиться. Говорить о том, что хулигана, который может называть себя коллектором и звонить вам по ночам, будут наказывать, смешно. Ведь он может сказать, что не занимался взысканием и закон к нему никакого отношения не имеет. Попробуй докажи, что он занимался взысканием. Если он нарисует на двери краской: «Здесь живут крысы», как это часто мы наблюдаем, будет непонятно, при чем тут взыскание, какие крысы и какое отношение это имеет к искам, направленным на возврат долга. Поэтому штрафы, конечно, действовать не будут. Надзорные органы заниматься хулиганами тоже не будут. Как полиция занимается хулиганами — мы сейчас видим, есть живые примеры. Возможно, ситуация даже ухудшится. Потому что, если вы сильно закручиваете гайки у официальных взыскателей, тех, кто не прячется и входит в реестр коллекторов, тем, кто не в реестре, вы руки только развязываете.

Еще один важный момент: для банкиров в этом законе, по сути, не прописано никакой ответственности. КоАП предусматривает исключения для кредитных организаций. Это старая больная тема. Если гражданин звонит в Банк России на горячую линию и жалуется, что ему из какого-либо банка звонят и хулиганят (причем просрочки серьезной у человека нет), то Банк России отправляет этого гражданина в НАПКА. Банки, по сути, оказались вне закона. Государство за ними надзирать не будет — звонят ли банки заемщику пять раз или 505. Получается, что достаточно плотно будут регулировать — смотреть за исполнением не очень четко прописанных требований тех, кто войдет в реестр. Те, кто не войдет в реестр, будут сами носиться по волнам. Гражданин как огребал от уголовников, которым и сейчас никакой закон не писан, так и будет огребать.

— Вы предполагали, что вступление закона в силу приведет к росту издержек на взыскание. Эти расходы могут переложить на заемщиков. Насколько могут вырасти расходы?

— Сложный вопрос. Мы пытались оценить, но пока это проблематично. Есть прямые расходы, например разного рода заказные письма. Если гражданин прочитал в газете, что можно отказаться от взаимодействия с коллекторами, он сразу перестал платить и написал коллекторской организации письмо, что не хочет ни с кем общаться. Вы в ответ согласно действующему законодательству обязаны написать ему заказное письмо и разъяснить его права. Далее нужно уведомить о передаче взыскания в другом письме кредитору.

Кроме того, для взыскателей появляется требование хранить все записи телефонных разговоров с заемщиками три года. Наверно, это связано со сроком исковой давности. Это еще одна достаточно серьезная статья расходов, которая относится только к взыскателям. К тому же есть и косвенные расходы.

— Могут ли коллекторы переложить эти расходы на заемщиков?

— Усложняются все процедуры взыскания — нужно чаще звонить, писать. Коллекторам потребуется дорабатывать свою информационную систему. Если заемщик получает меньше стимулов оплачивать, то он как клиент становится хуже. Вероятно, это отразится на процентных ставках по кредитам. Оценить их сейчас в цифрах невозможно, но этот фактор будет присутствовать.

— Ожидаете ли вы снижения спроса на кредиты?

— Вероятно. Причем не только спроса, но и предложения — требования к заемщику будут расти. Если все кредиты пойдут по дороге «просуживания» (рост просрочки по кредитам. — Прим. ред.), это серьезно удорожает стоимость заемных средств.

Если вы как банк или коллекторское агентство не можете взыскать долг через коллекторов, вам приходится обращаться в суд. А это пошлина, юристы, длительный — по меньшей мере девять месяцев — процесс. Суды могут быть завалены исками. Либо альтернативный вариант: вы обращаетесь к так называемым черным взыскателям.

— То есть число черных коллекторов вырастет?

— Мы думаем, что да. Интересно, что их число в последнее время достаточно стабильно. А вот число белых коллекторов, наоборот, снижается.

— Сколько в России на сегодняшний день таких черных коллекторов?

— Мы оцениваем черный рынок в 10—15 тысяч человек. Это не компании, а отдельные люди. Это сравнимо с численностью сотрудников всех коллекторских агентств. Часто такие черные коллекторы говорят, что занимаются выбиванием личного долга. Фантазии предпринимателей нельзя недооценивать. Я убежден в том, что закон будет обойден черными взыскателями. При этом он будет уныло и тяжело исполняться белыми взыскателями. В целом регулирование взыскания становится более сложным и дорогим. Черные коллекторы и сейчас не боятся Уголовного кодекса. Не будут бояться и нового закона, который написан для тех, кто в реестре.

— Какие шаги намерена предпринять НАПКА по части усовершенствования закона?

— Изменить закон сейчас невозможно. К закону есть много вопросов. Например, непонятно определение, что такое телефонный контакт. Нужно ли коллектору представляться каждый раз или достаточно одного раза? Или, если человек бросил трубку, считается ли это телефонным контактом? Вся эта морока ляжет на государственные органы, будут тысячи жалоб и на сами компании. И это будет чудовищно. Чудовищно для самих компаний и для государственных органов.

Нам остается вырабатывать практику, находить решения, подходы, понимание.

Беседовала Анна БРЫТКОВА, Banki.ru