Илкка Салонен: «Я стал банкиром, потому что надо было купить квартиру»

Илкка Салонен: «Я стал банкиром, потому что надо было купить квартиру»

4819

Илкка САЛОНЕН впервые приехал в Россию в середине 1980-х. Сейчас он — председатель правления Международного Московского Банка. В интервью журналу «Популярные финансы» г-н САЛОНЕН рассказал, что деньгам предпочитает удовольствия, что старается никогда не давать в долг друзьям и что до сих пор не расплатился по последнему кредиту.

Вы можете сказать о себе: я богатый человек?

Если говорить о денежном выражении, то я точно небогатый человек. Я богат другим: у меня хорошая семья и пока, слава богу, хватает здоровья. Наверное, правильнее будет сказать, что я состоятельный человек — жаловаться мне не пристало. С другой стороны, в этом мире все относительно. Вопрос, что такое быть богатым или небогатым, — для меня до сих пор загадка.

Вы давно работаете и живете в России. Чем мы отличаемся от ваших соотечественников в отношении к деньгам?

Вы знаете, я впервые приехал работать сюда в 1985 году, во времена Советского Союза, когда роль денег была совсем другой. Поэтому, наверное, лучше сравнивать нынешнюю ситуацию с тем периодом, когда я приехал в Россию во второй раз — в 1994 году. Чего нет в Финляндии, так это готовности давать деньги в долг друзьям. Если я правильно понимаю, в России в такой просьбе друзьям отказывать не принято, даже когда речь идет о достаточно больших деньгах по сравнению с доходами человека. А в Финляндии давать в долг друзьям не принято. У меня у самого есть негативный опыт, когда друзья стали бывшими именно из-за того, что взяли у нас с женой деньги, чтобы купить стиральную машину, а потом их очень долго не возвращали. Пришлось даже несколько раз напомнить.

Видимо, это очень старая история?

Да, это случилось почти тридцать лет назад. Мы с женой тогда решили: пусть каждый остается при своем. Может быть, это из-за моей профессии, но я сам весьма трепетно отношусь к своим долгам — я всегда их возвращаю вовремя. Но сам никогда ненавижу напоминать тем, кто мне должен. Просто если человек забыл вернуть долг, я никогда об этом не забуду. Хотя по большому счету и в Финляндии, и в России люди одинаковы: кто-то тратит все деньги, а кто-то старается их копить.

Россияне сильно изменились с 1994 года?

Скорее надо говорить так: меняются обстоятельства, и вместе с ними меняется поведение людей. Если вспомнить 1994 год, когда действовали всякие финансовые пирамиды, а инфляция зашкаливала за 1000%, то можно сказать, что все очень спешили стать богатыми и даже не старались планировать свое будущее. Сейчас ситуация гораздо стабильнее. Люди хотят смотреть в будущее и задумываются о сбережениях, покупают квартиры.

Куда сегодня лучше инвестировать частному инвестору? Какие финансовые инструменты вы порекомендуете нашим читателям?

Боюсь, что здесь я как сапожник без сапог. Я и своими-то деньгами не всегда хорошо управляю. Скажу лишь, что частные инвесторы порой забывают о том, что чудеса случаются крайне редко. Если кто-то и предлагает вам высокую доходность, надо помнить, что за такой доходностью всегда скрывается серьезный риск. Если вы любитель риска, то вы должны настраивать себя так: в любой момент я могу все потерять. Не надо слишком увлекаться доходностью, надо всегда балансировать. Второе: надо разбивать свои вложения на разные категории риска. И оставлять себе такое «ядро» (во всяком случае, я всегда так поступал), которое было бы достаточно надежным. Понятно, что в этом случае можно рассчитывать лишь на низкую доходность. Но зато ты наверняка знаешь, что этот капитал никуда не денется. После этого остальные сбережения можно вложить в более рискованные инструменты. И еще один момент. Люди, склонные к риску, должны уметь вовремя избавляться от активов — и тогда, когда они увеличиваются в стоимости, но особенно тогда, когда они дешевеют. Если вы готовы рисковать, то должны учитывать, что вам потребуется больше времени, чтобы отслеживать любое изменение ситуации. Ведь вам придется реагировать очень быстро.

Ну, а сами-то вы какой инвестор?

О, я плохой пример для подражания. Я однажды вложил, к счастью, не очень большие деньги в акции одного финского предприятия, а потом следил за тем, как мои вложения таяли. Акции, которые я тогда купил, к сегодняшнему дню подешевели раз в десять. Мне бы тогда, когда я потерял первые 10%, все продать и взять этот убыток на себя…

А когда вы решили: все, пора думать о собственных инвестициях?

Вы знаете, мы с женой из простых семей. В течение первых десяти лет супружеской жизни нашим главным и единственным активом была квартира. И тогда нам было просто не до инвестиций. Большая часть наших доходов шла на погашение кредита за квартиру. Впрочем, нужды в деньгах мы никогда не испытывали. Вы же знаете, денег либо всегда достаточно, либо всегда не хватает. У меня их всегда было ровно столько, чтобы я мог жить спокойно.

Пожалуй, всерьез о личных инвестициях мы с женой задумались, когда нам перевалило за сорок. Во многом это было связано с тем, что я давно уже не живу в Финляндии постоянно — к примеру, в Москве я работаю уже в третий раз. Поэтому моей жене в свое время пришлось взять отпуск без содержания. Все это, естественно, повлияло на размер ее пенсии. Мы стали смотреть, что и как стоит делать. К слову, тогда в Финляндии государство стимулировало граждан делать пенсионные сбережения. Можно было накапливать пенсионные сбережения за счет уменьшения своей налоговой базы до 50 тыс. финских марок в год (сегодня это чуть больше 8 тыс. евро).

Вы сказали, что ваши первые сбережения -это квартира, которую вы купили с помощью ипотечного кредита. Трудно было получить ипотеку?

Непросто. Более того, я даже банкиром стал во многом из-за того, что мне надо было купить квартиру. Я работал в Центральном банке Финляндии младшим экономистом, когда мне предложили перейти в один из коммерческих банков. А в то время, в 1981 году, в Финляндии был сильно регулируемый рынок ипотечных кредитов. Я был молодым, у нас с женой уже был один ребенок, а второй, как говорится, был «на пути». Надо было срочно решать квартирный вопрос. И тогда я сказал банкирам, которые звали меня на работу: соглашаюсь на ваше предложение, но только при условии, что вы дадите мне кредит. В банке согласились. С тех пор мы с женой улучшали свои жилищные условия, беря ипотечный кредит. Вот и сейчас у меня остался один непогашенный кредит, я должен погасить его до 2010 года. Думаю, что для любой молодой семьи в любой стране единственный способ улучшить свои жилищные условия — это ипотека.

Помните, как вы заработали и потратили свои самые первые деньги?

Деньги на карманные расходы мы с сестрой каждую неделю получали от родителей. А когда мне исполнилось лет восемь или девять, мы с сестрой решили купить проигрыватель. Взяли баночку и стали складывать с нее свои деньги. Я до сих пор с большим удовольствием вспоминаю тот момент, когда нам удалось купить проигрыватель. А по-настоящему я заработал свои первые деньги лет в тринадцать, я разносил по квартирам вечернюю газету. Помнится, за месяц заработал целых 94 финских марки. Сегодня это было бы чуть больше 15 евро. Я очень хорошо помню, какую гордость я испытывал, когда на свои деньги покупал то, что мне хотелось. Я почти каждое лето подрабатывал.

Ваши дети похожи на вас в своем отношении к деньгам?

Это хороший вопрос. Думаю, мои дети росли в более благополучных условиях, чем я. Мы с женой очень любим путешествовать. Наши дети совсем маленькими посмотрели почти весь мир. И поэтому мне кажется, что порой у них было не совсем реалистичное отношение к деньгам. Кошельки папы и мамы всегда были к их услугам. Я, правда, не скажу, что такое отношение к деньгам их испортило. Они уже взрослые, учатся, но деньги у меня просят очень редко. Я не должен, как это говорится, им регулярно «отстегивать». И они гораздо легче, чем я, расстаются с деньгами.

А кто в вашей семье распоряжается деньгами?

У нас очень демократичная семья. Но, я думаю, последнее слово всегда остается за женой. Она больше разбирается в деньгах…

Но вы же банкир!

Наверное, так происходит потому, что моей жене больше свойственно делать расчеты на будущее.

Вернемся к теме личных инвестиций. Кто-то полагает, что очень выгодно инвестировать в произведения искусства или антикварные вещи. Как вы считаете?

Само слово «инвестиции» подразумевает, что человек покупает что-то ради того, чтобы потом это с выгодой
продать. Я знаю, что специалисты могут заработать на произведениях искусства больше, чем на вкладах и даже
на акциях. Но сам я не умею определять инвестиционную привлекательность той или иной картины или антикварной вещи. Я покупаю только то, что мне нравится. Ну представьте, покупаю я какую-нибудь картину, и мне говорят, что это, к примеру, Рубенс. И если я верю в это, то я просто счастлив. А потом вдруг окажется, что я купил совсем не Рубенса и мои дети будут смотреть на эту картину и говорить: какой же он был дурак… Для меня картины и антиквариат — это предметы, которые должны доставлять удовольствие. Впрочем, получать удовольствие для меня более важно, чем получать много денег.

Вообще деньги можно вложить практически во что угодно. Надо только знать, как это правильно делать. В Финляндии, например, сейчас многие инвестируют в вино. Насколько я знаю, хорошую доходность могут
дать французские вина.

Вы можете купить что-то спонтанно, только из-за того, что вам эта вещь очень понравилась?

О, такое происходит даже слишком часто! Спросите у моей жены… Именно поэтому она и руководит нашим семейным бюджетом. Я очень люблю книги. С легкостью покупаю всякие штуковины для фотоаппаратов. Это доставляет мне удовольствие.

А как вы относитесь к меценатству?

Я считаю, что успешная компания или человек просто должны вернуть часть заработанных ими денег в ту среду, в которой они работают. Вопрос не в суммах, а в принципе. Я вырос в обществе, в котором вопросы справедливости очень важны. И поэтому я всегда исходил из того, что надо помогать тем, кто нуждается. Если человек талантлив, то он наверняка добьется успеха сам. Конечно, можно создавать комфортные условия для талантов — например, для молодых художников. Но я считаю, что в России есть куда более острые вопросы, которые требуют решения. К примеру, наш банк оказывает помощь ветеранам войны и больным детям.

В чем ваш секрет успеха?

Я где-то вычитал, что любой успех на 20% состоит из плотного труда и на 80% — из удачи. Похоже, что у меня доля удачи еще больше. Так получилось, что я в правильное время оказывался в правильном месте. Мне делали интересные предложения, я всегда оказывался в кругу хороших коллег. Когда-то я даже предположить не мог. что со временем возглавлю банк. Знаете, задача хорошего руководителя — не мешать своим подчиненным. Я старался никогда им не мешать.

Говорят, что деньги могут очень сильно изменить человека. Вы замечали в себе какие-то изменения?

Думаю, много зависит от того, что для человека важно в жизни. Конечно, легко об этом говорить, когда у тебя есть определенная свобода. Естественно, деньги меня изменили. Но в моей жизни они никогда не были на первом месте. Думаю, меня больше изменяло то, что я видел, то, что меня окружало. Есть такое выражение: жизнь слишком коротка, чтобы пить плохое красное вино. Я с этим полностью согласен. Хотя не скрою, лет 15 назад я не мог себе позволить многое из того, на что сегодня с легкостью трачу деньги. Но я надеюсь, что в душе я остался тем же человеком, что и раньше, с теми же ценностями, что у меня были прежде.

Вы сказали, что всегда много работали. А вы почувствовали себя свободным, достигнув определенного уровня материального благополучия?

При моей работе вряд ли можно говорить о свободе. Слишком много ответственности. Можно сказать так: я заложник своей позиции. Но, с другой стороны, если бы я не получал удовольствия от своей работы, меня бы здесь точно не было. Я, наверное, скорее счастливый, а не свободный человек.

Биография
Илкка Салонен родился в 1955 году в Хельсинки. Окончил Хельсинкский университет по специальности «экономист», получил степень магистра политических наук (экономика и статистика). Карьеру банкира начал в Банке Финляндии в должности младшего экономиста отдела экономических исследований, затем перешел в банк «Кансаллис-Осаки-Панкки». Там с 1985 по 1994 год занимал различные руководящие должности. В 1985-м начал работу в московском представительстве этого банка, а спустя два года возглавил его.

В 1988 году Илкка Салонен становится вице-президентом «Кансаллис-Осаки-Панкки» и руководит управлением активами и пассивами на внутреннем рынке, а годом позже — курирует работу банка в СССР и странах СНГ. В 1993 году занимает пост руководителя восточноевропейского направления в управлении странового риска и управлении финансовых институтов банка.

С 1994 года — заместитель председателя правления Международного московского банка (ММБ). В октябре 1998 года, после ухода прежнего руководителя ММБ Виктора Геращенко на пост главы Центробанка, г-н Салонен становится председателем правления ММБ.

Сейчас в круг обязанностей г-на Салонена входят стратегическое планирование и развитие, правовые вопросы, безопасность и кадровая политика.

Кроме финского языка свободно владеет русским, английским и шведским.

Фото: «Эксперт»