«Если человек непрерывно берет займы — это ненормально»

«Если человек непрерывно берет займы — это ненормально»

Андрей Паранич
заместитель директора СРО «МиР»
7564 7

Банк России 31 июля утвердил базовый стандарт по управлению рисками для микрофинансовых организаций. Как с введением стандартов изменится число участников рынка МФО, стоимость входа, условия для заемщиков и уровень кооперации между компаниями и их клиентами?

Стандарт по управлению рисками для микрофинансовых организаций — второй из трех базовых стандартов, посредством которых ЦБ рассчитывает повысить прозрачность работы рынка МФО и препятствовать распространению недобросовестных практик на рынке. (В июне был введен стандарт защиты прав заемщиков МФО, а до конца года должен быть утвержден стандарт совершения операций на финансовом рынке.) О новых правилах игры для МФО Банки.ру рассказал заместитель директора СРО «МиР» — основного разработчика стандарта — Андрей Паранич.

— Сколько МФО насчитывается в России?

— Всего в России сейчас чуть больше 2,3 тысячи МФО, из них 46 — микрофинансовые компании (МФК), остальные — микрокредитные (МКК). Число МФО все время меняется: кого-то исключают, кто-то, наоборот, входит на рынок. В среднем число МФО в реестре Банка России сокращается на 10—20 компаний ежемесячно.

— В конце прошлого года и начале этого наблюдалось резкое сокращение числа МФО (по данным ЦБ, в 2016 году из реестра были исключены данные о 1 771 МФО, в том числе о 697 в декабре, а в первом квартале 2017 года — о 265 организациях). Почему?

— В этот период действительно очень много компаний были исключены из реестра. Большинство таких компаний фактически уже не работали, то есть реестр просто очистился от неработающих организаций.

ЦБ исключал компании, в частности, за несоблюдение требований законодательства. В том числе требования об обязательном членстве в саморегулируемых организациях (все МФО обязаны входить в СРО. — Прим. Банки.ру), которое вступило в силу в сентябре прошлого года. ЦБ активно исключал из реестра тех, кто до сентября 2016 года не вступил в СРО. Исключались из реестра и те, кто вовремя не сдавал отчетность и нарушал различные нормативные акты. Некоторые компании были исключены из-за того, что к положенному сроку не успели определиться со своим статусом (МФК или МКК) и соответствующим образом сменить название.

— А сейчас?

— Сейчас число игроков снижается плавно, без резких всплесков.

— Всего на микрофинансовом рынке три СРО: «МиР», «Единство» и «Альянс». Кто принимал участие в разработке базовых стандартов?

— Мы были инициаторами разработки стандартов. Представители СРО «Единство» и «Альянс» входили с рабочую группу при нашей саморегулируемой организации. Они участвовали в обсуждении и согласовании разработанного нами текста. Большинство их замечаний мы учли. Сейчас мы работаем над стандартом совершения операций на финансовом рынке. Мы предполагаем, что работа будет проходить в том же режиме.

— Базовые стандарты требуют дополнительных расходов: установка дополнительного оборудования, программного обеспечения, наем новых сотрудников и так далее. Не возникнет ли ситуация, когда компании, особенно маленькие, будут вынуждены уйти с рынка не потому, что они недобросовестно работают, а потому что бюджеты не потянули?

— У крупных организаций такая инфраструктура уже создана. Маленькие же компании с проблемой серьезных расходов столкнуться не должны: подготовка у них будет носить в основном организационный характер и не потребует существенных финансовых вложений.

Вопрос, действительно требующий затрат при подготовке к соблюдению базового стандарта защиты прав заемщиков, — это установка системы для фиксации записей, если у компании такой нет. Сколько стоит такая система, сказать сложно. Ценовой диапазон очень большой и зависит от различных факторов: места хранения, объема записей. Затратным может оказаться и покупка программного обеспечения. Например, стандарт по защите прав заемщиков устанавливает ограничение по количеству выданных займов. И отслеживать соблюдение этого ограничения удобнее автоматически. Но если займов выдается немного, то обрабатывать это можно и вручную.

Большая часть возможных затруднений — организационные. Я согласен, что их может быть много: одна из компаний — лидеров рынка насчитала около 70 изменений в бизнес-процессах, которые должны быть произведены в связи со вступлением в силу стандарта. Но какие это изменения? Включить еще одну строчку в договор или в правила выдачи микрозайма. Это не стоит никаких денег. Значительная часть изменений носит именно такой характер.

Соблюдать стандарты не настолько тяжело, чтобы их внедрение заставило уйти с рынка маленькие компании

Обучение персонала тоже не должно потребовать серьезных затрат: стандарт предусматривает проведение внутренних инструктажей для линейных сотрудников, работающих с клиентами. Это требование вступает в силу с 1 января 2018 года. У компаний еще есть четыре-пять месяцев на то, чтобы организовать аттестацию работников. Соблюдать стандарты не настолько тяжело, чтобы их внедрение заставило уйти с рынка маленькие компании. Более того, организационные процедуры и расходы будут прямо пропорциональны масштабу бизнеса МФО. Понятно, что одно дело — закупить оборудование, например, для фиксации разговоров для 500 офисов и обучить 1,5—2 тысячи человек. И совсем другое — когда в компании работают всего десять человек: аттестовать их нетрудно, а объем записываемых разговоров гораздо меньше.

— Базовый стандарт по управлению рисками обязывает МФО организовать отдельные структурные подразделения по управлению рисками или нанять риск-менеджера. Сколько МФО системно управляют рисками уже сейчас?

— Точное число таких компаний оценить сложно. По нашим оценкам, системно управляют риском как минимум все крупные компании. Рынок довольно сильно сконцентрирован: на 100 компаний приходится около 80% общего портфеля займов. И в этих компаниях точно есть люди, ответственные за управление рисками. Не у всех есть отдельные подразделения, но риск-менеджеры — обязательно.

Так или иначе, все МФО управляют кредитным риском — оценивают кредитоспособность клиентов. Но с другими видами рисков (операционным, правовым, риском потери ликвидности) все может обстоять гораздо хуже.

Стандарт обяжет компании системно отслеживать все эти риски. Законодательство в сфере МФО меняется довольно быстро, и многие компании не успевают перестроиться. Почему я в этом уверен? Мы много раз ездили в различные города рассказывать о том, какие изменения в законодательстве происходят. И мы видим, что многие изменения компании просто не отслеживают. То есть по факту они уделяют недостаточно внимания мониторингу правового поля. С принятием стандартов ситуация должна измениться.

— С принятием трех базовых стандартов сколько компаний останется к концу года?

— Думаю, рынок уменьшится, но вряд ли драматично: из нынешних 2,3 тысячи компаний к концу года, по нашим прогнозам, останется 2,1 тысячи, может, даже чуть больше. К концу года, возможно, вырастет количество МФК. Есть некое количество компаний, уже подавших соответствующие документы в Банк России. И есть ряд МКК, которые планируют подать документы на изменение статуса. Но в конечном итоге микрофинансовых компаний вряд ли будет больше ста.

Если и ожидать серьезного сокращения числа действующих МФО, то не из-за стандартов, а скорее в случае претворения в жизнь губительных для рынка предложений депутатов. Например, запретить МФО брать залоги и в то же время установить для них максимальную ставку по займам в размере «ключевая ставка плюс 15% годовых» — по таким ставкам даже банки, в общем-то, не кредитуют.

Для инвестора, который думает, вложить ли в этот рынок деньги, внесение законопроектов, по сути, убивающих рынок, — тревожный сигнал. Мы уже сталкивались с тем, что некоторые компании выходили из реестра чисто по экономическим соображениям: в условиях правовой неопределенности они не могут найти инвестиции для дальнейшего развития.

Если и ожидать серьезного сокращения числа действующих МФО, то не из-за стандартов, а скорее в случае претворения в жизнь губительных для рынка предложений депутатов. Например, запретить МФО брать залоги и в то же время установить для них максимальную ставку по займам в размере «ключевая ставка плюс 15% годовых» — по таким ставкам даже банки в общем-то не кредитуют

— Будут ли базовые стандарты способствовать усилению притока инвестиций на этот рынок?

— Полагаю, да. С внедрением базового стандарта по защите прав заемщиков рынок станет более прозрачным, понятным и чистым: исчезнут возможности для практик, которые могут стать основой для обвинений в недобросовестном поведении по отношению к заемщикам. Стандарт управления рисками, в свою очередь, будет способствовать созданию системы защиты активов компаний. Инвесторам, соответственно, тоже будет комфортнее, и вероятность, что они вложат в этот рынок деньги, повысится.

С другой стороны, и пресса, и политики упрекают рынок МФО в непрозрачности бизнеса и наличии недобросовестных практик кредитования. Если на глаза журналисту попадается нелицеприятная история об одной конкретной компании, применяющей такие практики, это тут же тиражируется и влияет на репутацию всех МФО. Поэтому мы надеемся, что принятие стандартов и их последующее соблюдение компаниями станет достаточным «противовесом» принятию необдуманных ограничений и законодательных инициатив. Это тоже должно стать позитивным сигналом для инвесторов.

— Как изменится объем портфеля рынка МФО в ближайшие год-два?

— Спрос на услуги МФО есть, но мы не знаем, как будет дальше развиваться регулирование, насколько сильно оно будет сдерживать развитие рынка. Мы склоняемся к тому, что рост сохранится, но будет чуть менее активным, чем раньше.

— Базовый стандарт защиты прав заемщиков ограничивает число займов, которые клиент может взять за год, число пролонгаций займов и предельную стоимость начисленных процентов по займу. Для бизнеса такие ограничения чреваты падением прибыли. Чем авторы стандарта руководствовались в процессе их введения?

— Эта мера направлена на ограничение так называемого хищнического кредитования. Если человек непрерывно берет займы и уже не может обходиться без внешних ресурсов — это ненормально. Мера по сокращению максимально возможного количества займов на одного клиента нацелена на ликвидацию таких практик. Это опять же вопрос общего имиджа рынка.

— Предусматривает ли стандарт внешние проверки квалификации сотрудников МФО? Кто будет их проводить?

— Проверки будут проводить саморегулируемые организации. Во-первых, закон обязывает нас раз в пять лет проводить проверки всех наших членов, а их сейчас 640. Во-вторых, возможны внеплановые проверки по фактам выявленных нарушений, в том числе на основании жалоб клиентов.

— Вы уже проводили внеплановые проверки?

— Пока нет. С момента введения базового стандарта по защите прав заемщиков прошло слишком мало времени. Мы будем нарабатывать практику и поймем, в каких случаях необходимо проводить внеплановые проверки.

— Сколько жалоб вы получили в 2016 году?

— Банк России ежегодно получает около 10—15 тысяч жалоб на микрофинансовые организации. Мы получаем около 5 тысяч жалоб в год, причем большая часть из них поступает как раз из ЦБ.

На мой взгляд, в первую очередь клиентам стоит обращаться с жалобой непосредственно в МФО. Но практика показывает, что заемщики либо не верят в возможность диалога с кредитором, либо не могут получить от него оперативный ответ и пишут письма в ЦБ. Регулятор, в свою очередь, отправляет их нам. Базовый стандарт защиты прав потребителей, кстати, обязывает МФО отвечать на жалобы быстро (в течение 15 дней) и по существу.

— Как меняется количество жалоб?

— Жалоб становится больше, но не потому, что ситуация на рынке ухудшается. Просто люди постепенно понимают, по каким каналам жаловаться. Во многом этому способствует активное продвижение Банком России своей интернет-приемной. А вот критичных жалоб, по моему ощущению, становится меньше: все-таки появилось много норм, защищающих потребителей.

Жалоб становится больше, но не потому, что ситуация на рынке ухудшается. Просто люди постепенно понимают, по каким каналам жаловаться

Многие жалобы не имеют содержательной части: например, «я взял деньги взаймы, отдать не могу, помогите». Со стороны МФО в этой ситуации нарушения законов и базового стандарта нет, и чем мы можем помочь заемщику — непонятно. Стандарт обязывает кредитора рассмотреть вопрос о реструктуризации и ответить заемщику по существу, но не обязывает реструктурировать заем — кредитор должен иметь право решать этот вопрос самостоятельно.

— Какие санкции ожидают МФО за нарушение базовых стандартов? Каким будет механизм принятия решений о наложении санкций?

— В СРО есть контрольный и дисциплинарный комитеты. Первый анализирует факты нарушений. Второй принимает решения о мерах дисциплинарного воздействия, которые будут зависеть от «степени тяжести» и систематичности нарушений.

Во всех случаях сначала выносится предписание об устранении нарушения с обязательным контролем его исполнения. Если организация не выполнила предписание, ее штрафуют. Сейчас штрафы СРО довольно низкие, в диапазоне от 3 тысяч до 15 тысяч рублей. Мы намерены в скором времени их ужесточить: сейчас ждем, когда Банк России выпустит указание о мерах дисциплинарного воздействия за нарушение закона о микрофинансовой деятельности, соблюдение которого мы тоже контролируем. И мы будем принимать такие же за нарушение базовых стандартов. Минимальный размер штрафа вырастет до 10 тысяч рублей, максимальный — до 100 тысяч.

— Когда ожидается утверждение нового размера штрафов?

— Мы видели проект этого указания месяца три назад, процесс утверждения может занять еще какое-то время.

— За что обычно исключают из СРО?

— За существенные нарушения. Такие, которые ведут к нарушению прав заемщиков и инвесторов. Например, представители Банка России отмечают, что превышение количества выданных займов и количества пролонгаций — довольно серьезное нарушение, так как причиняет прямой вред заемщику. Конечно, для МФО важно соблюдать все требования законодательства. Но если сотрудники МФО что-то не повесили в офисе, так сказать, не раскрыли какую-то информацию — это, конечно, менее существенно. И только за это исключать мы вряд ли будем.

С другой стороны, если такое «менее значительное» нарушение повторяется систематически (компания получила предписание об устранении нарушения, не выполнила его, а потом не выполнила и после штрафа), то, наверное, ее надо исключать.

Конечно, для МФО важно соблюдать все требования законодательства. Но если сотрудники МФО что-то не повесили в офисе, так сказать, не раскрыли какую-то информацию, — это, конечно, менее существенно. И только за это исключать мы вряд ли будем

Когда компанию исключают из реестра, информация об этом публикуется в открытом доступе. У нее есть 90 дней на то, чтобы вступить в другую СРО. Но другая СРО видит, за что компания исключена. Таким образом, микрофинансовая организация не может вступить в СРО, не исправив нарушения.

— Что представляет собой базовый стандарт совершения операций на финансовом рынке?

— Мы только приступили к разработке этого стандарта. Он будет регламентировать два вида операций: выдачу микрозаймов (условия и порядок выдачи) и привлечение денег от физических лиц. В этом разделе будет сделан достаточно серьезный акцент на раскрытие информации.

Крупные компании, которые серьезно занимаются привлечением инвестиций, и сейчас раскрывают достаточно информации. Поэтому при разработке стандарта мы будем опираться на их опыт. Будем изучать лучшие практики работы с инвесторами и учитывать их в стандарте, чтобы у компаний, которые пока еще не настолько продвинулись в работе с инвесторами, были грамотные ориентиры.

Стандарт также установит требования к оценке кредитоспособности заемщика.

Беседовала Екатерина МАРХУЛИЯ, Banki.ru