Российская инфляция имеет монетарный, а не административный характер, несмотря на наличие регулируемых тарифов естественных монополий, считает первый зампред Центробанка Ксения Юдаева.

«В конечном итоге инфляция практически вся и всегда монетарная, — заявила она на встрече с инвестбанкирами. — Может быть, за исключением импортируемой, если мы видим изменение относительных цен на глобальных рынках.

Например, если цены на нефть несколько лет росли, это был объективный тренд. Но изменение уровня цен является монетарным. Когда мне говорят о регулируемых тарифах ЖКХ, РЖД и так далее, я напоминаю, что, когда у нас была 20% (инфляция), тарифы индексировались на сравнимые величины. Сейчас у нас инфляция 6—7% и уровень индексации тарифов изменился.

Регулируемые тарифы пляшут от неких ожидаемых уровней, которые объясняются в первую очередь монетарными факторами».

Главный вклад ЦБ в экономический рост в России — это «снижение инфляции, чтобы возникли «длинные» деньги», считает Юдаева. «Контрциклическая политика в такой стране, как наша, очень ограничена в эффективности высокими инфляционными ожиданиями в принципе, и в частности привязанными к тому, что происходит с бюджетом, с денежно-кредитной политикой и валютным курсом.

И пока мы не добьемся снижения инфляции с закреплением в сознании низких инфляционных ожиданий, эффекта не будет. И, конечно, не будет «длинных» денег», — пояснила первый зампред ЦБ.