Продажа Моим Банком акций компании Altimo структурам Глеба Фетисова после выхода последнего из капитала кредитной организации была полностью законной, утверждает адвокат Фетисова Игорь Дунаев. Свою позицию защита экс-сенатора решила изложить в ответ на обвинения Следственного комитета РФ, который, в частности, приписывает бывшему владельцу Моего Банка хищение у кредитной организации акций Altimo Holding and Investments Ltd.

Напомним, Фетисов вышел из капитала Моего Банка в ноябре 2013 года. Вскоре после этого у финучреждения начались проблемы с ликвидностью. В конце января 2014-го лицензия у Моего Банка была отозвана, а в конце марта кредитную организацию признали банкротом.

Фетисов же в конце февраля был задержан и арестован на два месяца по делу о крупномасштабном выводе и хищении активов Моего Банка. В конце апреля Басманный суд Москвы продлил арест экс-сенатора до 22 августа 2014 года. Ущерб от краха кредитной организации оценивался в 6,5 млрд рублей, впоследствии цифра в обвинении собственно Фетисову была уменьшена до 555 млн.

По мнению Дунаева, версия обвинения о том, что Фетисов «решил похитить наиболее ликвидные активы Моего Банка в виде ценных бумаг компании Altimo Ltd., построена на ложных утверждениях, противоречит здравому смыслу и извращает действительные события». Для прояснения ситуации Дунаев счел нужным раскрыть подробности сделки.

По информации адвоката, банк приобрел 3 713 акций Altimo у компании Primrose Holding & Finance Ltd. в период с января по ноябрь 2009 года шестью «траншами», заплатив в общей сложности чуть меньше 38,124 млн долларов. Как подчеркивает Дунаев, бумаги Altimo не могут находиться в свободном обороте, поэтому их отнесение к «наиболее ликвидным активам» (такую формулировку используют обвинители) некорректно. Защитник также напомнил, что ЦБ РФ в актах проверок причислял эти активы к высокорискованным и предлагал создавать под них резервы.

Войдя в число совладельцев Altimo, Мой Банк был вынужден принять условия акционерного соглашения, одно из которых (прописанное в договорах купли-продажи) гласило, что при выходе из-под контроля Глеба Фетисова банк обязан незамедлительно продать акции Altimo продавцу, акционеру продавца либо дочернему обществу последнего.

В соответствии с договоренностями банк, когда в 2013 году был подписан договор о его покупке, продал аффилированным с Фетисовым структурам те же 3 713 акций Altimo по цене уже более 38,986 млн долларов (почти на 863 тыс. долларов дороже, чем купил), продолжает Дунаев. Таким образом, «указание в обвинении, что акции Altimo Ltd. ценой в 38 миллионов 124 тысячи 230 долларов США были похищены путем их покупки по более высокой цене, за 38 миллионов 986 тысяч 500 долларов, является очевидной нелепицей и противоречит здравому смыслу», заключает защита Фетисова.

Адвокат подчеркивает, что после продажи 94,81% акций Моего Банка Фетисов был уверен, что кредитная организация «будет продолжать работу, а временные трудности, возникшие в связи с недостатком ликвидности, будут успешно преодолены новыми акционерами».

Также Дунаев останавливается на вопросе с покупкой акций компании Spyker Cars N. V. Моим Банком: адвокат особо отмечает, что именно банком (а не Глебом Фетисовым) и уже после смены акционеров у финучреждения. «Никакой договоренности с новыми акционерами об этой сделке Фетисов не имел», ­ -— заявляет адвокат. По его словам, «реальная стоимость ценных бумаг компании Spyker Cars Фетисову неизвестна сейчас и была неизвестна тогда». Кира Андрианова, много лет возглавлявшая правление Моего Банка, должна была иметь представление о стоимости покупаемых им бумаг, но даже если акции были куплены по завышенной цене, то «никакой выгоды от этой сделки для Фетисова не было и не могло быть», поскольку тот не был стороной сделки, подчеркивает защитник.

Таким образом, все сделки, которые упомянуты в обвинении и участником которых являлся Фетисов либо аффилированные с ним структуры, «никак не нарушали закон, права и охраняемые законом интересы других лиц», заключает адвокат Игорь Дунаев.