Западноевропейские и другие иностранные банки будут пересматривать стратегии в СНГ и сокращать объем операций своих дочерних структур в России и на Украине, считают в Standard & Poor's. В рейтинговом агентстве поясняют, что, в отличие от начала 2000-х, иностранные банки больше не считают, что эти рынки способствуют агрессивному росту бизнеса, а, напротив, оценивают их как рынки с высоким уровнем рисков и низким уровнем доходов на ближайшие несколько лет.

Банковский сектор Украины последние несколько лет находился в условиях стресса, констатируют в агентстве. В начале 2015-го правительство страны объявило о намерении реструктурировать коммерческий долг по обязательствам в иностранной валюте, напоминают в S&P и отмечают, что будут классифицировать это как эквивалент дефолта. По мнению аналитиков, «суверенный дефолт, скорее всего, обусловит сокращение и без того недостаточного объема ликвидности украинского банковского сектора и может привести к дальнейшему оттоку депозитов… что негативно скажется на показателях банков, осуществляющих деятельность на Украине».

По оценкам S&P, только в 2014 году украинские банки потеряли в общей сложности почти 30% депозитов (с учетом обесценения украинской валюты).

В агентстве указывают, что большинство дочерних структур иностранных банков на Украине продемонстрировали убытки от операционной деятельности в 2014 году. Несмотря на более высокий уровень доверия вкладчиков к дочерним структурам иностранных банков по сравнению с банковским сектором в целом, этого недостаточно для компенсации очень низких темпов роста бизнеса и ухудшения качества активов, говорится в релизе.

В агентстве отмечают, что иностранные банки уже «сокращают присутствие на Украине и значительно уменьшают объем деятельности в России, о чем свидетельствует уход с украинского рынка Commerzbank, Erste Bank и Swedbank в 2012—2013 годах, а также объявление UniCredit Group и Intesa Sanpaolo Group о намерении продать свои дочерние структуры на Украине. В то же время Raiffeisen Bank International планирует уменьшить филиальную сеть и объем активов, взвешенных с учетом рисков, на 20% в России и на 30% на Украине».

По мнению S&P, Украине потребуется длительное время для стабилизации банковского сектора. «Принимая во внимание сложную операционную среду, мы оцениваем перспективы роста банковского сектора, а также повышения качества активов и прибыльности как довольно слабые в России и еще более неблагоприятные на Украине», — указывают в агентстве. Аналитики предупреждают, что фактический уход с рынка Украины может оказаться затруднительным для банков в ближайшие годы из-за отсутствия покупателей на активы.

Вместе с тем подверженность иностранных банков рискам, связанным с ведением деятельности на Украине, оценивается как контролируемая. Банковские системы стран Западной и Центральной Европы, с учетом величины украинских активов относительно их собственных размеров, смогут справиться с негативным влиянием, связанным с результатами деятельности дочерних банковских структур на Украине, ожидают в S&P.

В свою очередь российский банковский сектор испытывает трудности, связанные с замедлением темпов экономического роста с 2014 года, и S&P прогнозирует низкие темпы на ближайшую перспективу: рост в среднем на 0,5% в 2015—2018 годах. «Это окажет существенное негативное влияние на российский банковский сектор и будет выражаться в низких показателях роста нового бизнеса, повышенной волатильности обменного курса, ухудшении качества активов, показателей прибыльности и капитализации российских банков», — считают аналитики. Также они напоминают о негативном влиянии санкций и снижения доверия к экономике РФ и рублю на ситуацию с фондированием российских банков.

Банковскому сектору РФ, по мнению S&P, потребуется несколько лет для восстановления показателей прибыльности, качества активов и капитализации. «Как следствие, банковский сектор будет по-прежнему зависеть от государственной поддержки, предоставляемой в форме капитала, фондирования и ликвидности. Такая поддержка, вероятнее всего, обусловит улучшение рыночных позиций государственных и крупных частных банков за счет других банков, в то время как дочерние структуры западноевропейских и других иностранных банков будут продолжать сокращать объемы деятельности в России», — рассуждают аналитики.