Известная притча рассказывает о том, как недовольный своим стесненным бытом в малогабаритной квартире еврей пришел в синагогу, где ребе посоветовал ему купить козу. Через месяц или даже раньше (источники называют разные сроки пределов терпения) еврей решился сказать ребе, что рецепт не помогает. На этот раз ребе посоветовал козу продать, чем добился искомого счастья для человека. Вы как хотите, но ситуация на финансовом рынке немного напоминает историю с ребе – с той только разницей, что козу-то мы купили точно и облегчение определенное уже наступило. Но до сих пор нет уверенности, что мы эту козу продали, а не лежит она у нас где-то за печкой и вот-вот пахнуть начнет еще больше, чем когда бегала.

Главный экономический индикатор алармистских настроений в обществе – рубль – давно достиг январских значений и продолжает укрепляться. Фондовые индексы тоже превысили февральские значения, то есть до принятия Советом Федерации решения о согласии на ввод российских войск на Украину. Отток вкладов в банках, наблюдающийся в марте, замедление кредитования, даже отток капитала – все уже настолько непохоже на данные месячной давности, что впору спрашивать, не почудилось ли проседание. Международные платежные системы передумали уходить из России, а инфляция возвращается в запланированные рамки – Алексей Улюкаев сообщил в интервью RT, что к сентябрю ожидает снижения (год к году) до 6% против пикового значения в 7,5%, наблюдаемого сейчас. Вот-вот ключевые ставки ЦБ вернутся к прежним, «довоенным» значениям. Ну и как жирная черта под всеобщим оптимизмом – прогнозируемое возвращение экономического роста. По словам того же Улюкаева, рост может составить (при правильном стимулировании) 2–2,5%.

Все вдруг чудесным образом образовалось – почти как у Гоголя. И непонятно, с чего бы это вдруг. Ведь не из-за того, что 25 мая прошли выборы на Украине, а российские танки так и остались по эту сторону границы. И не из-за того, что российские власти (Владимир Путин в основном) вернули оптимизм российским и иностранным инвесторам (а заодно спекулянтам помельче и простым гражданам) на Петербургском международном экономическом форуме.

Такое чувство, что в апреле мы оттолкнулись от дна, которое оказалось неожиданно близко – почти так же, как в 1999 году. Но если в 1999-м были видимые причины для роста в виде девальвации, то сейчас их нет – как нет и поводов для экономического оптимизма. Но вот такой парадокс: поводов нет, а оптимизм есть. В чистом виде волшебство. Очевидно, что наша экономика чувствует себя так, как будто продала козу, купленную в начале года. Если бы не уверенность, что никакой козы мы не продавали (а может, и приобрели еще парочку), то все было бы нормально. А так есть чувство раздвоенности – когнитивный диссонанс. Все идет не так, как должно идти в ситуации такого новостного фона. Ущипните меня за экономику, пусть я проснусь.

Но я скорее готов поверить в то, что есть обычный психологический эффект, когда у человека сначала забирают многое (или хотят многое забрать), а потом чуть-чуть возвращают. То есть вроде как мы козу купили, а потом кошку выгнали из дома – вот и полегчало. Кошка вроде бы налицо (спасибо китайцам), но все равно пока инфляция не опустится и не возобновится рост хотя бы статистически, верить в улучшения не советую.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции