Какие козни могут ждать валютных вкладчиков? Помимо замораживания и принудительной конвертации? И как от этих козней спасаться?

Только написал колонку о возможности «жесткой» экспроприации валютных вкладов (замораживание и принудительная конвертация), как появились сообщения о «мягкой» экспроприации — пока, слава богу, в отдельных банках.

21 января ЦБ сообщил, что выплаты страхового возмещения валютным вкладчикам Внешпромбанка будут производиться по курсу на дату введения моратория 22 декабря (71,26 рубля за доллар), а не по курсу на дату отзыва лицензии 21 января (79,46). Почувствуйте разницу. Причем по прочим валютным обязательствам расчет будет производиться по курсу на 21 января.

На 1 декабря Внешпромбанк привлек валютные вклады на сумму 37,4 млрд рублей, или 560,2 млн долларов. Интересно, что вкладчики у Внешпромбанка были более продвинутые, чем в целом по рынку: доля валютных вкладов в этом банке составляла 50,3%, тогда как в целом по банковскому сектору – 28,5%. Но, как видите, влетели и продвинутые. Их «обули» на 10%. По-божески, я считаю.

А вот другой, не менее интересный почин. Санируемый банк «Экспресс-Волга» сообщил, что с 1 февраля владельцы валютных вкладов будут обслуживаться только в головном офисе банка в Саратове. Между тем у банка «121 офис в 14 регионах страны» (информация с сайта банка). Остальные же клиенты, имеющие валютный вклад, «смогут, по своему желанию, забрать сбережения в рублях после предварительной конверсии по льготному курсу либо перевести средства бесплатным валютным переводом на свой счет, открытый в любом другом банке». По существу, банк отказался от исполнения своих обязательств по обслуживанию валютных вкладов в полном объеме.

И без приятных сюрпризов в отдельно взятых банках валютного вкладчика поджидают специфические ловушки. Так, например, выплаты страхового возмещения осуществляются по курсу на дату наступления страхового случая, но через несколько дней после него. А временной разрыв может удачно прийтись на очередной обвал рубля. Причем праздники могут значительно расширить этот разрыв. Например, страховой случай по обязательствам Внешпромбанка наступил 22 декабря, а выплаты начались только 10 января. При удачном стечении обстоятельств валютный вкладчик может легко лишиться и половины своего вклада. Конечно, с валютным риском несложно бороться с помощью производных инструментов, но рядовому вкладчику такая задача не по силам.

На горизонте маячит еще одна угроза для валютных вкладчиков: отмена страхования валютных вкладов. Эту идею продвигает советник президента Сергей Глазьев.

Наконец, обратим внимание на экстравагантную инициативу брянского сенатора Сергея Калашникова. Он считает, что необходимо установить жесткий курс рубля по отношению к доллару США: «Исходя из реальной покупательной стоимости национальной валюты на внутреннем рынке, ее курс может составить около 40 рублей за доллар». Предположим, что рубль зафиксировали на этом уровне. Понятно, что купить доллары по такому сказочному курсу смогут только избранные, да и то пока не опустеют международные резервы ЦБ. С валютными же вкладчиками рассчитаются именно по этому волшебному курсу. А они уже будут покупать валюту по курсу черного рынка. Так что, как говорится, брянский сенатор вам, дорогие валютные вкладчики, товарищ.

Наконец, в условиях дефицита бюджета налог на доходы физлиц может быть распространен и на валютные вклады.

К чему приведут эти удары по валютным вкладчикам? Они покрутят носом, да и подадутся в зарубежные банки. Пускай в Европе и США ставки не так высоки, как в России, но зато там нет таких засад и ловушек. Да и страховое возмещение существенно выше. Правда, вывести капитал за рубеж сумеют только относительно состоятельные люди. Да и что они будут делать с этим капиталом, когда границы опять закроют? Не мудрено, что состоятельные люди предпочитают воссоединиться со своим капиталом, благоразумно выведенным за рубеж, заранее, до «железного занавеса». В результате бегство капитала сопровождается эмиграцией состоятельных людей из России.

Обнаружил информацию о том, что депутат Госдумы Анатолий Аксаков «считает высказывания некоторых аналитиков о возможности принудительной заморозки или конвертации вкладов «полным бредом». «Этого не будет. Ситуация в стране не такая драматичная, как некоторые пытаются ее нарисовать, – утверждает он. – Кстати, 90% наших граждан практически не имеют никаких дел с валютой. В перспективе одного года – двух лет ситуация в экономике точно развернется в благоприятном направлении. При всех проблемах, страна чувствует себя вполне устойчиво. И я считаю текущую ситуацию благоприятной, поскольку есть огромный потенциал для отскока, для развития российской экономики. Сейчас происходит перегруппировка сил, а потом начнется ускоренный рост». Это высказывание, на мой взгляд, в комментариях не нуждается.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции