Банк «Русский Стандарт», пионер розничного кредита, стал лидером сектора розничного кредитования по доле просроченной задолженности. Он также среди лидеров банковского сектора по убыткам. Каковы перспективы этого банка?

Розничный кредит в России переживает не лучшие времена. Розничный кредитный портфель сокращается: на 1 апреля 2016 года он уменьшился за год на 3,5%, или на 386,9 млрд рублей — до 10,6 трлн.

Сегмент необеспеченного потребительского кредита сокращается особенно быстро: на 1 марта 2016 года портфель необеспеченных потребительских ссуд уменьшился за год на 10,6%.

Это сжатие — закономерная реакция на рост «плохих» долгов. Просроченная задолженность продолжает расти: на 1 апреля 2016 года она увеличилась за год на 17,2%, или на 130,6 млрд рублей — до 889,2 млрд. Доля просроченной задолженности в розничном кредитном портфеле банковского сектора достигла на 1 апреля 2016 года 8,4%, увеличившись за год на 1,5 процентного пункта.

Причина негативных процессов на рынке розничного кредита — снижение реальных располагаемых доходов населения из-за экономического кризиса. За 2015 год реальная зарплата сократилась на 9,5%, а реальные располагаемые доходы — на 4%.

Не мудрено, что банки, специализирующиеся на розничном кредите, оказались среди лидеров по убыткам. И первое место среди них занял банк «Русский Стандарт». Его убыток за I квартал 2016 года достиг 6,5 млрд рублей (четвертое место в банковском секторе, первое место среди розничных банков). Впрочем, тяжелые времена не помешали, например, Тинькофф Банку получить прибыль за этот период в размере 1,9 млрд рублей (14-е место в банковском секторе).

За 2015 год «Русский Стандарт» получил чистую прибыль в размере 16,5 млрд рублей, но она объясняется исключительно «подарками акционеров»: доходы от безвозмездно полученного имущества за 2015 год составили 43,9 млрд рублей. Без учета этих доходов убыток банка составил бы 27,4 млрд рублей, что обеспечило бы ему шестое место по этому показателю в банковском секторе и первое место среди розничных банков.

Также «Русский Стандарт» — лидер банковского сектора страны по сокращению розничного кредитного портфеля: за I квартал 2016 года он уменьшился на 15,3 млрд рублей, или на 8,9%. На втором месте — «Хоум Кредит» (сокращение на 12,4 млрд рублей).

За год розничный кредитный портфель «Русского Стандарта» уменьшился, по данным на 1 апреля 2016 года, на 57,7 млрд рублей, или на 27% (второе место в банковском секторе; на первом — «Хоум Кредит» с показателем 58,9 млрд рублей).

Доля просроченной задолженности в розничном кредитном портфеле «Русского Стандарта» достигла на 1 апреля 2016 года 38,5%. Среди розничных банков это рекорд.

«Русский Стандарт» продемонстрировал наибольшее снижение расходов на персонал. Эта статья расходов сократилась за год почти в два раза — расходы на персонал за I квартал 2016 года снизились на 45,5%, или на 1,4 млрд рублей, по сравнению с I кварталом 2015-го. Банк сворачивает свой бизнес и вследствие этого сокращает не только расходы на персонал, но и сам персонал. Так, за 2015 год банк сократил среднесписочную численность работников почти в два раза — на 47,5%, или на 8,1 тыс. человек.

Рейтинги отражают тяжелую ситуацию, в которой находится банк. 29 октября 2015 года S&P присвоило банку долгосрочный кредитный рейтинг контрагента «ССС+» в связи с завершением реструктуризации долга, прогноз — «негативный». Рейтинг был повышен с уровня «CCC-» из-за завершения реструктуризации выпуска субординированных облигаций объемом 350 млн долларов.

Рейтинг «ССС» означает «высокую на данный момент подверженность рискам; финансовые обязательства могут быть выполнены только при наличии благоприятной деловой, финансовой и экономической конъюнктуры».

Fitch присвоило «Русскому Стандарту» рейтинг дефолта эмитента «B» с «негативным» прогнозом.

Инвесторы без особого энтузиазма реагируют на этот негатив: 29 апреля 2016 года доходность по евробондам «Русского Стандарта» в долларах США (погашение 1 декабря 2016 года) находилась на уровне около 25%.

Весь этот негатив — воздаяние за чрезмерно агрессивную политику. Тем более что банк работал преимущественно на одном из самых рискованных направлений розничного кредита — в сегменте карточного кредита.

«Русский Стандарт» застенчиво скрывает от публики «Расчет собственных средств (капитала)» (форма 123) и «Информацию об обязательных нормативах и о других показателях деятельности кредитной организации» (форма 135), которые на сайте ЦБ раскрывают абсолютное большинство кредитных организаций. Видимо, есть что скрывать. Или чтобы народ не пугать.

«Русский Стандарт» относится к категории too big to fail: его активы на 1 апреля 2016 года составили 498,8 млрд рублей (19-е место в банковском секторе, второе место среди розничных банков). Он является системно значимым банком. В рамках мер по повышению капитализации банков 28 декабря 2015 года АСВ предоставило «Русскому Стандарту» субординированный заем на сумму 5 млрд рублей. В апреле 2014 года в колонке «Слишком большой, чтобы упасть» я написал об «Уралсибе»: «Если что, государство протянет руку помощи». Так оно и произошло: 3 ноября 2015 года банк отправился на санацию. Причем на 1 ноября 2015 года он занимал только 28-е место по активам.

Да и сумма вкладов в «Русском Стандарте» превышает сумму вкладов в «Уралсибе»: на 1 ноября 2015 года «Русский Стандарт» привлек вклады на сумму 164,1 млрд рублей, тогда как «Уралсиб» — на сумму 151,1 млрд рублей. Более поздней отчетности по РСБУ «Уралсиба» на сайте ЦБ нет. После санации он стал еще более стеснительным и застенчивым, чем «Русский Стандарт».

Так что, «если что», «Русский Стандарт» спасут, как спасли «Уралсиб». Вопрос в том, понравится ли это спасение крупным кредиторам банка, ведь в бюджете — «дыра», и спасение может осуществляться не по схеме bailout (за счет государства или инвестора), а по схеме bail-in (за счет кредиторов).

Впрочем, «спасение утопающих — дело рук самих утопающих». В декабре 2015 года «Ведомости» сообщили, что Рустам Тарико продал свою яхту Annaeva (возможная стоимость 25 млн долларов), «чтобы помочь банку «закрыть «дыру» в капитале».

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции