Банк, родившийся трижды
Фото: Eil.com

Портал Банки.ру продолжает серию публикаций об истории банковского дела и выдающихся деятелях этой сферы. Основой для очерков послужили работы известного финансового публициста Николая Кротова. Нынешняя статья посвящена системе загранбанков — кредитных учреждений с участием нашей страны за рубежом, и прежде всего Московскому народному банку в Лондоне*.

Сегодня при рыночной экономике сложно себе представить полностью государственную банковскую систему. Любое предприятие может свободно выйти на внешний рынок со своей продукцией или, наоборот, стать импортером.

А ведь каких-то 25 лет назад вся финансовая сфера, а также внешняя торговля СССР были полностью монополизированы. И чуть ли не единственным окном в рыночную экономику была система так называемых совзагранбанков — кредитных учреждений, созданных на территории Европы: BCNE-Eurobank во Франции, East-West United Bank в Люксембурге, Donau Bank в Австрии, Ost-West Handelsbank в Германии. Крупнейшим из них был Московский народный банк в Великобритании.

История Московского народного банка уникальна: это одно из немногих кредитных учреждений в мировой финансовой практике, которому довелось родиться трижды.

Банк кооперации

Впервые Моснарбанк появился задолго до установления советской власти. Так повелось в нашей стране, что большие перемены и либерализация экономик и исторически начинались с развития кооперации. И лишь следом происходило распределение капитала и подъем частного сектора в подлинном смысле этого слова. В начале 1990-х при распаде СССР первыми вести бизнес начали производственные и торговые кооперативы. Их сменили малые предприятия, и лишь спустя несколько лет появились общества с ограниченной ответственностью и акционерные общества.

Удивительно, но история повторяется. Именно с развития кооперации начиналась индустриализация России и на рубеже XIX и XX веков. В те годы движение кооперативов приобрело невиданные масштабы — участниками объединений стали 14 млн человек, а с учетом членов семей — 84 млн, то есть свыше половины населения на тот момент.

Для новых хозяйственных отношений требовалась финансовая инфраструктура. И тогда в 1908 году на I Всероссийском кооперативном съезде был поднят вопрос о создании центрального кооперативного банка. В 1909-м рабочая группа подготовила необходимые документы и передала их на утверждение в Министерство финансов. Два года потребовалось на прохождение бюрократических процедур, и вот наконец в 1911 году устав Московского народного банка был утвержден министром.

Годы становления молодого банка пришлись на Первую мировую. Однако, по словам аналитиков тех лет, «ужасный экономический кризис, вызванный европейской войной, не только не повлек за собою гибель молодого центрального кредитного института кооперативных учреждений, но даже не ослабил его».

В 1915 году банк постепенно превратился из «народного» в «центральный» кооперативный — его акции размещены в 80, а кредиты выданы в 74 губерниях. К 1917 году создано более десяти отделений по всей Российской империи. При этом корреспондентские пункты действовали практически в каждом регионе, поскольку оформить юридически свое присутствие в такой форме было значительно проще — не требовалось получать особое разрешение.

Развитие банка прервал декрет Всесоюзного центрального исполнительного комитета от 14 декабря 1917 года «О национализации банков». В итоге в 1918-м Московский народный банк был преобразован в кооперативный отдел Центрального управления Народного банка РСФСР.

Второе рождение в Лондоне

Прекращение деятельности Моснарбанка в России не означало закрытие его структурных подразделений в Лондоне. Для защиты юридического статуса в 1919 году было принято решение о создании Moscow Narodny Bank Ltd. как английской компании, основным акционером которой стало сохранившееся отделение в Великобритании.

В начале 1920-х годов в Стране Советов отношение к кооперации менялось, на смену военному коммунизму пришла новая экономическая политика — НЭП. Менялось и отношение к России — постепенно мировые державы признали республику, и начала развиваться торговля. В результате за 1924 год Moscow Narodny Bank Ltd. выдал аккредитивов на 2,1 млн фунтов стерлингов. В 1925 году открыл отделение в Париже, в 1926-м — в Нью-Йорке.

С тех пор банку пришлось пройти сквозь череду испытаний: разрыв дипломатических отношений с Великобританией в 1927 году, мировой финансовый кризис 1930-х, практически полную остановку деятельности на время Второй мировой войны.

В конце 1940-х — начале 1950-х происходила переориентация Моснарбанка на работу со странами, вошедшими в советскую зону влияния. В связи с финансовыми трудностями новых социалистических стран банк стал агентом по продаже золота. К началу 1960-х мир окончательно разделился на капиталистическую и социалистическую систему, и структура совзагранбанков стала связующим мостом в финансовых отношениях между двумя мирами. Моснарбанк — не исключение. Журнал Forbes писал о нем в 1967 году как о «самом быстрорастущем банке в Лондоне».

Основными видами операций Моснарбанка стали финансирование международной торговли, операции с государственными ценными бумагами, организация и участие в вексельных программах. Развивалась филиальная сеть по всему миру.

При этом стоит отметить, что, являясь коммерческим банком, Моснарбанк никогда не терял своей политической принадлежности. Так, известна история, что после революции на Кубе главой Центрального банка республики был назначен революционер Че Гевара. С ним встретился заместитель управляющего Российской конторой Госбанка СССР Михаил Прохорович Базаря и рекомендовал провести денежную реформу для того, чтобы лишить финансовых средств контрреволюцию, а в дальнейшем проводить внешнеторговые сделки через советские госбанки в Лондоне.

Кубинцы выбрали Моснарбанк, увеличив таким образом объем операций этой кредитной организации более чем в два раза.

В то же время Куба находилась в состоянии блокады со стороны США. В результате в 1964 году по распоряжению Казначейства США денежные средства одного из корреспондентских счетов МНБ — в Чейз Манхэттен Банке — были блокированы. Вернуть их удалось лишь в 1992 году. Правда, американцы в течение всего этого времени честно начисляли проценты.

Наибольших успехов Московский народный банк добился в 1970-е. В эти годы он вышел полноправным участником на валютный рынок — причем работал как на споте, так и на форвардных контрактах. Развивал кредитование внешней торговли социалистических стран. Предоставлял займы иностранным фирмам, связанным деловыми отношениями с Советским блоком. При этом важно отметить, что Моснарбанк в эти годы являлся не просто советским учреждением за рубежом, а полноправным участником британской банковской системы, а значит, одного из мировых финансовых центров.

Начало 1980-х годов было отмечено серьезным обострением в отношениях между мировыми державами. Советский Союз вторгся в Афганистан. В Польше начались волнения. Банки социалистических стран подверглись дискриминации на международных рынках. В этих сложных условиях перед лондонским Моснарбанком была поставлена задача по увеличению объемов кредитов, предоставляемых СССР и другим странам.

В период перестройки банк продолжал свою инвестиционную деятельность и принимал участие в ряде проектов. В том числе, например, Моснарбанк выступал инвестором проекта «Евротуннель» — железнодорожного туннеля под Ла-Маншем, соединяющим Великобританию и Францию. В то же время большая часть средств вкладывалась все-таки на территории СССР. Так, банк участвовал в проекте строительства автозавода в Кировабаде в Азербайджане, проекте «Чудово RWS» (создание завода по производству фанеры в г. Чудове Новгородской области), проекте «Ленраумамебель» и многих других.

Однако в 1991 году произошел настоящий кризис: внешнеторговые организации прекращали свою деятельность, долги иностранным партнерам не выплачивались, изменившаяся страна теряла интерес к совзагранбанкам, а Банк Англии принял решение об отзыве лицензии на проведение операций. В результате переговоров удалось закрыть образовавшуюся задолженность с помощью депозита Внешторгбанка России.

Лишь в 1992 году пришло политическое решение: принадлежащие России банковские структуры за рубежом перешли на баланс Банка России. При этом был принят нулевой вариант: наша страна приняла на себя все долги бывшего СССР, а вся собственность, принадлежавшая СССР за рубежом, стала российской.

Банк нового времени

Московскому народному банку вновь удалось пережить самые тяжелые времена. По словам руководителя кредитной организации того времени Александра Петровича Семикозы, банк «трясло до начала 1993 года». «Именно тогда мы поняли, что выходим из острой стадии кризиса. Контроль оставался очень сильным, но давление спало», — говорит он.

К середине 1990-х начала развиваться новая российская банковская система. И МНБ вновь стал одним из «окон в Европу» — в нем открываются корреспондентские счета для международного бизнеса. К этому времени банк уже благополучно избавился от непрофильных активов и занялся поиском своей ниши в финансовой системе. Вошел в ряд инвестиционных проектов в России и за ее пределами. В 1995 году было создано ЗАО «КБ «Моснарбанк» в Москве.

Кризис 1998 года привел в Моснарбанк новых клиентов — тех, кто уходил из российской банковской системы. В итоге в списке ведущих 500 банков Европы за 1999 год МНБ занял 277-е место. В 2000-м агентство Fitch присвоило банку рейтинг «BB».

В 2003 году российский КБ Моснарбанк объединился с банком «Еврофинас». А в декабре 2005-го Moscow Narodny Bank Ltd. был приобретен ВТБ, и на карте Лондона появилась новая финансовая структура — «ВТБ-Капитал».

Значение совзагранбанков

Совзагранбанки, и Моснарбанк в том числе, на протяжении десятилетий выполняли свою миссию — обслуживали торговый оборот страны, которая их породила. Выступали ее представителями в финансовом мире. Казалось бы, что они могли дать новой России, когда СССР распался?

Во-первых, на их примере мы можем изучать финансовую историю, которая, как известно, повторяется. А во-вторых, все-таки система совзагранбанков немало сделала для сегодняшней банковской структуры. В начале 1990-х в России мало кто знал, что же такое настоящая кредитная организация. Только принимались новые законы «О Центральном банке (Банке России)», «О банках и банковской деятельности». Конечно, сотрудники государственных структур, например Госбанка СССР, никогда не имели опыта работы в условиях рыночных отношений.

Моснарбанк и другие подобные организации стали кузницей первых кадров молодой банковской системы. И неслучайно, что такие столпы нашего сегодняшнего мира финансов, как Виктор Геращенко, получили свой первый опыт настоящей банковской работы именно в МНБ. Возможно, наша сегодняшняя финансовая структура, хорошая или плохая, но вполне жизнеспособная и действующая уже два десятилетия, создана благодаря опыту этих самых людей, которые прошли школу совзагранбанков.

* Статья основана на материалах книги финансового публициста Николая Кротова «Московский народный банк. Сто лет истории». Портал Банки.ру разыгрывает книгу этого же автора. Подробности здесь.

Алексей СУХОВЕРХОВ, Banki.ru