«На рынке очень много страхов»

«На рынке очень много страхов»

Элвис Марламов
частный инвестор, основатель сервиса Alёnka Capital
13459 9

Будет ли новый глобальный кризис и как он скажется на российском фондовом рынке? На что сделать ставку инвестору сейчас?

— Ситуация на рынках тревожная: торговые войны, геополитическая напряженность... Есть ли, на ваш взгляд, предпосылки для нового кризиса в мировой экономике?

— Трудно рассуждать о глобальных вещах. Может произойти все что угодно: эпидемия вируса Эбола, ядерная война, революция в Китае, импичмент Трампа и так далее... Другое дело, что никто никогда не ждет процветания, мира над головой, прогресса, эффекта новых технологий. На рынке очень много страхов, очень мало радости.

Если говорить о кризисе как о циклах «рост — стагнация — спад — рост», то сейчас российская экономика вошла в стадию роста. После тяжелого кризиса, когда наш реальный ВВП (а не в бигмаках) упал с 2,3 триллиона долларов в 2013 году до 1,3 триллиона долларов в 2016-м и Россия откатилась в мировом рейтинге с шестого на 15-е место, началось восстановление. То есть кризис уже случился. Причем он был не только у нас, но и в ряде других развивающихся стран — в Бразилии, Мексике, Индонезии. В 2016 году наблюдалось замедление темпов экономики в Китае. В Европе все эти годы была стагнация. Цены на сырье упали: взять тот же обвал цен на нефть, уголь, цветные металлы, минеральные удобрения. Это и есть, с моей точки зрения, кризис. Чтобы понять, что происходит с конкретным рынком, нужно смотреть, как меняется динамика ВВП разных стран, а не просто следить за индексом S&P 500, не зная даже его состава.

— Вы не упомянули США. Между тем многие инвесторы делают ставку на американские бумаги, считая их более надежными.

— Может ли упасть американский рынок? Этого ждут уже несколько лет, и, наверное, это может произойти. Но будет ли эффект для других стран — вопрос. В начале нулевых у них был обвал, но это никак не повлияло на мировую экономику. Ипотечный кризис 2007—2009 годов совпал с перегревом на сырьевом рынке (вплоть до мая 2008 года цены росли, их подстегивал бум в Китае), но это простое совпадение. Многим это помешало заработать денег на историческом «бычьем» рынке только из-за страхов и опасений. Сейчас банально люди боятся, что падение акций Facebook или Amazon отразится на ММК или Сбербанке. Это очень странно...

— Российский фондовый рынок во многом зависит от иностранцев. На днях ЦБ сообщил о рекордном оттоке средств нерезидентов из ОФЗ. Стоит ли рассчитывать на очередной приток иностранных денег, который опять поднимет наш рынок?

— Отток иностранных инвестиций, санкции, геополитика — это все же чисто российская история. Как мы видим, рынок и экономика на практике очень стойко реагируют и уже приспособились. Бумаги стоят очень дешево, но, чтобы котировки начали расти, нужны новые силы. Трудно сказать, где их взять. Одна из идей — частные вкладчики, которые продолжат мигрировать из депозитов на фондовый рынок. Им даже не надо покупать дивидендные акции, что само по себе очень рационально. Достаточно притока триллиона рублей в облигации, и тогда часть денег все равно перетечет на рынок акций. Думаю, что снижение ставок в 2019 году продолжится и фондовый рынок — прекрасная и логичная альтернатива.

Сейчас банально люди боятся, что падение акций Facebook или Amazon отразится на ММК или Сбербанке. Это очень странно...

— Насколько значима история с «Русалом» и En+? Станет ли отмена санкций триггером для рынка, или это все частная история?

— Скорее всего, там все разрешится уже осенью. Это будет хороший фактор для рынка, положительный. И можно просто ориентироваться на него в плане смены настроений инвесторов.

— Сейчас большая часть частных инвесторов продолжают покупать облигации, отчасти из-за волатильности рынка акций. А есть ли стратегии, которые позволяют защитить капитал от резких колебаний? Что вы посоветуете?

— Когда страшно, нужно выбирать альтернативные стратегии. Например, если планируется M&A или buyback, как в случае с «МегаФоном». Компания объявила выкуп по 607 рублей, бежишь и покупаешь бумагу по 572. Вот вам и гарантированный доход. Или, например, «ЛУКОЙЛ» погашает казначейские акции. Покупаешь и ждешь, когда доли миноритариев вырастут на 13%.

Плюс есть истории для «крепких парней», мне такие всегда больше нравились, чем защитные бумаги, но для этого нужен определенный психотип инвестора. Сейчас инвесторы вышли из когда-то очень популярных бумаг вроде акций «Магнита», АФК «Система» или «Полюса». Но с бизнесом этих компаний все хорошо, лишь временные, но преодолимые трудности. Надо пользоваться ситуацией, если есть длинные деньги. Сошлюсь на слова Питера Линча, который в своих книгах «Переиграть Уолл-стрит» и «Метод Питера Линча» пишет о том, как простые инвесторы могут добиться успеха. Он рекомендует обращать внимание не на настроения толпы, рекомендации аналитиков и прогнозы по прибылям, а на реальное положение дел в компаниях.

— Раз уж вы упомянули «Магнит», то не могу не спросить в целом о компаниях потребительского сектора. Сейчас аналитики очень негативно отзываются о перспективах акций Х5, «Ленты» или того же «Магнита». Действительно все так плохо?

— Если мы вернемся немного назад, когда акция компании стоила 10—12 тысяч рублей, то сразу вспомним, что это была одна из любимых бумаг аналитиков. Хотя при этом компания торговалась с очень высоким мультипликатором, это был один из самых дорогих ретейлеров в Европе. Между тем темпы роста у «Магнита» уже падали, магазины были, с моей точки зрения, ужасные... Но все советовали покупать! Не было ни одного прогноза, что акции упадут до 4 тысяч рублей. И когда котировки упали, а в компании начались реальные перемены, ее стали все не любить. Хотя бумаги стоят очень дешево, развивающийся бизнес — один из лучших в этом секторе. Но самое главное, что у нового топ-менеджмента компании уже есть успешный опыт и в бизнесе, и они обещают в течение двух кварталов переломить негативную динамику. Думаю, что в перспективе «Магнит» сможет увеличить свою долю на рынке.

Если говорить про общий фон, то экономика вернулась к стадии роста. И дорогой рублевый баррель нефти все равно рано или поздно позитивно скажется на доходах граждан. Плюс есть еще фактор — повышение НДС, которое автоматически увеличит рост выручки ретейлеров. Хотя на доходах граждан, конечно, это скажется негативно. Тут нет противоречия, инвесторам в секторе нравятся темпы роста.

— Можете назвать три финансовых показателя компании, позволяющих считать ее перспективной для инвестиций?

— Советую оценивать темпы роста бизнеса, соотношение стоимости компании к прибыли до вычета налогов (EV/EBITDA) и динамику свободного денежного потока (Free Cash Flow).

— Близка ли вам тема защитных активов и как часто вы выходите из бумаг в кеш или золото? Как повлияло на вашу стратегию падение рынка в апреле, после того как США ввели новые санкции против российских компаний и олигархов?

— В начале года я рассуждал так, что было бы здорово выйти из всех активов и поехать путешествовать. Потому что тогда все выглядело относительно дорогим. Многим эта идея понравилась, многие восприняли с юмором. Часть активов я действительно продал, оставил только стратегические позиции. А потом случился этот страшный обвал 9 апреля на санкциях... В этот момент я летел из Австралии, и, к счастью, в самолете был Интернет. На обвале я купил несколько бумаг, в том числе «Полюс», «Сбербанк преф», «Норильский никель».

А потом случился этот страшный обвал 9 апреля на санкциях ... В этот момент я летел из Австралии, и, к счастью, в самолете был Интернет.

— В каком сейчас состоянии ваш портфель?

— Не могу сказать, что удалось заработать на этом, поскольку я еще купил, а точнее, докупил акции АФК «Система» и «Мечела», а они с тех пор упали еще ниже. Так что я в минусе. А кроме того, из-за того, что ЦБ начал расследование (в апреле регулятор обвинил Элвиса Марламова в использовании инсайда при оказании услуг автоследования и заблокировал его брокерские счета.Прим. Банки.ру) и запретил мне совершать операции на фондовом рынке, я до сих пор сижу в этих активах. В итоге сейчас все деньги, что у меня есть, — в рынке, продать бумаги или сделать что-то еще я пока не могу. Единственный доход, который я получаю от инвестиций, — это дивиденды на акции, которые находятся в реестре.

— Как ваши клиенты отнеслись к запрету ЦБ совершать вам операции? Продолжают ли к вам обращаться за консультациями? И не думали ли вы заняться профессиональным управлением активами?

— У нас продолжает работать сайт Alёnka Capital. Я рассчитываю, что вся эта шумиха вокруг инсайда схлынет, потому что, по сути, никто из клиентов не пострадал. Это признает и сам ЦБ. Во всяком случае, я не слышал негативных откликов, почти все подписчики «Алёнки», наоборот, меня поддерживали.

— То есть продолжите практику автоследования?

— Судя по риторике регулятора — во всяком случае, это было высказано на встрече с участниками рынка в апреле, — автоследование пока никто прикрывать не собирается. Наоборот, регулятор говорил, что считает это направление перспективным, только необходимо сделать этот сегмент рынка более открытым. Я считаю, что эта услуга необходима на рынке. Она позволяет талантливым трейдерам зарабатывать на торговле и помогать зарабатывать другим. При этом не нужно открывать УК, вкладываться в дорогостоящую инфраструктуру, получать лицензии и так далее. И если автоследование будет регулироваться, станет более прозрачным, это пойдет только всем на пользу.

Беседовал Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru