Зденек Турек: «Россия — это хороший товар»
Фото: Reuters

Зденек Турек: «Россия — это хороший товар»

4679

Ситибанк не выдает ипотеку и не работает с коллекторами. Почему это так, в интервью «Деловому Петербургу» рассказал глава Citigroup в России и СНГ, президент Ситибанка Зденек ТУРЕК.

— Как вы оцениваете итоги 2010 года для Ситибанка? Как банк пережил кризис?

— Прошедший год был для нас удачным: прибыль по РСБУ составила более 10 млрд рублей (в 2009 году — 7 млрд рублей). Мы еще не знаем оценок ЦБ за 2010 год, но в III квартале мы попали в тройку самых прибыльных банков в России. За год нам удалось увеличить число наших розничных клиентов до 1 млн. Если говорить о кризисе, то для банка все прошло более или менее спокойно. Мы не только реструктуризировали кредиты, но и создавали новые возможности на рынке капитала. Нам удалось сохранить нашу команду, улучшить сервис. В 2010 году банк стал вторым по индексу впечатления клиентов, который замеряет PwC среди розничных банков. Это хороший результат, если сравнить с седьмым местом в 2009 году. Но мы стремимся быть номером один. Самое главное, как мне кажется, во время кризиса мы помогли российской экономике тем, что не просили у государства денег и продолжали работать с клиентами.

— Какова сегодня ситуация в банковской сфере?

— Могу сказать, что благодаря действиям ЦБ и правительства России банковская система прошла кризис с минимальными потерями и стала более устойчивой. Однако при этом финансовая инфраструктура остается неразвитой, малый и средний бизнес недостаточно финансируются. После кризиса доля государственных банков на рынке выросла. По активам они занимают сегодня более 50%. Это потенциальная угроза конкуренции и здоровому развитию банковского рынка. Правда, не только этот факт влияет на поведение частных банков. Сегодня уже невозможно, как до 2007 года, развиваться только за счет выдачи новых кредитов. Это означает, что частным банкам надо переоценить свою модель бизнеса. Они должны начать ориентироваться на клиентскую базу, с которой можно достичь устойчивой прибыльности.

— Одна из проблем банков, выявленная кризисом, — слабые системы управления рисками. Что изменилось у вас в этом смысле?

— Больших изменений в стратегии управления рисками у нас не произошло, потому что этот процесс был жесткий и до кризиса. Мы традиционно ориентируемся на экспортные отрасли, телекоммуникации, FMCG. Этим сегментам в кризис удалось продолжать бизнес без больших проблем. Впрочем, сейчас мы думаем, что нам нужно быть не столь консервативными, как в последние 2—3 года. Поэтому мы намерены расширить наши портфели как на розничном, так и на корпоративном рынке в России.

— В 2010 году объем выданных Ситибанком кредитов физическим лицам сроком более 1 года уменьшился с 33,8 млрд до 30,9 млрд рублей. Причина в снижении рисков?

— Здесь простое объяснение: мы даем деньги клиентам, в которых уверены. Уверены, что они смогут комфортно обслуживать долг. Поэтому из-за кризиса мы выдали немного меньше кредитов новым клиентам. Но понижение, о котором вы говорите, — это менее чем 10%. Сегодня кредитный портфель стабилизировался, и в ближайшие годы мы хотели бы начать увеличивать его примерно на 10—12% ежегодно.

— Будете ли вы выходить на рынок ипотечного кредитования?

— Думаю, пока нет. Наш основной продукт в розничном бизнесе — кредитные карты и обслуживание состоятельных клиентов. Опыт, который мы получили за 15 лет работы в сегменте кредитных карт, помогает нам увеличивать доходы и прибыль банка. В 2010 году мы выпустили более 100 тыс. карт. Так что пока мы сосредоточены на этом направлении. Наша стратегия 2011—2012 гг. — больше заработать на тех продуктах и рынках, которые мы уже знаем. Новые стратегические направления мы будем развивать, но несколько позже.

— В кризис многих удивляла низкая просроченная задолженность в кредитном портфеле банка. Но за 2010 год она увеличилась с 2,8 млрд до 2,9 млрд рублей. С чем это связано?

— Ваши цифры верны, но я бы смотрел на них по-другому. Это абсолютные значения. Если говорить в относительных величинах, то это повышение в разы меньшее, чем по рынку в целом. Но я объясню, почему это произошло. Во-первых, мы не списываем, в отличие от многих других банков, просроченные кредиты. Мы работаем с клиентами над реструктуризацией их долгов. И всегда получаем деньги обратно. И во-вторых, сейчас наша основная задача — не понизить уровень просрочки, а увеличить кредитный портфель. Таким образом, если портфель будет расти, то в абсолютных значениях просрочки будут повышаться.

— Вы в кризис использовали услуги коллекторских агентств?

— У нас достаточно своего опыта в работе с кредитами, в том числе и с просроченными. Поэтому мы не продавали просроченные долги и не пользовались услугами других компаний.

— Сегодня поднять экономику в России можно в том числе за счет малого бизнеса. Но предприниматели сетуют, что получить кредиты сложно и проценты по ним высокие.

— Здесь непростая ситуация. С одной стороны, стали доступнее краткосрочные кредиты. Об этом говорят сами предприниматели, что подтверждает наше совместное исследование с Российским микрофинансовым центром. Но с другой — собственники с трудом могут получить средства на долгосрочные инвестиции. Решать эту проблему должны и клиенты, делая свои финансовые результаты транспарентными, и правительство, которое должно поддерживать малый бизнес. А здесь проблема. С 2011 года выросла ставка обязательных социальных платежей для бизнеса. Это сулит риск роста теневой заработной платы и снижения инвестиций. Но я надеюсь, что ситуация будет улучшаться по мере того, как усиливается конкуренция в банковском секторе. У банков ситуация такова, что им приходится очень жестко конкурировать за большие корпорации. Поэтому банки будут вынуждены ориентироваться на средние и малые компании. И это может привести к росту числа кредитов в этом сегменте.

— Что вы думаете о приобретении ММВБ 53,7% биржи РТС? Ваш банк является одним из акционеров РТС (доля — 5,53%).

— Мы номинальный акционер и потому на эту сделку смотрим с точки зрения важности для клиентов и рынка в целом. Эта сделка важна в контексте перспектив создания центрального депозитария. Тот факт, что он отсутствует, является очень большой проблемой для инвесторов, которые уже работают в России и которые хотели бы сюда прийти.

— В кризис власти и общество как на Западе, так и в России были возмущены размером бонусов банкиров. Повлиял ли на ваш бонус тот факт, что материнская компания оказалась в числе банков, которым власти США оказывали помощь и которым бонусы были ограничены?

— В России нет больших инвестиционных банков, из-за которых и поднялась эта волна возмущения. Здесь большинство банков — обычные коммерческие. Люди, которые работают в них, никогда не получали больших бонусов. То, что они получают, — это не те суммы, о которых пишут в СМИ, когда говорят о Лондоне или Нью-Йорке. Это касается и моего бонуса. Я думаю, когда мои руководители приедут из Лондона, Нью-Йорка, можно с ними об этом поговорить. Я не могу комментировать за них.

— Каковы планы банка по увеличению сети в 2011 году?

— Понятие «банковская сеть» изменилось в последние годы. Это не просто место, куда клиент приходит, чтобы получить услугу. И мы одни из первых, кто понял это. В рамках нового понимания мы открываем мини-офисы в торговых центрах, на предприятиях крупных клиентов, в аэропортах, развиваем обслуживание через Интернет, мобильные средства связи. На розничном рынке мы стремимся быть банком для тех, кто хотел бы как можно меньше общаться с банкирами в их банках. Это одна из наших ближайших целей.

— А ваша цель как руководителя?

— Разумеется, мои цели — это цели банка. Но я буду счастлив, если мои сотрудники, приходя домой с работы, связанной со стрессами, тем не менее будут гордиться банком, в котором они работают. Как руководителю мне повезло: оглядываясь на свой предыдущий опыт, могу сказать, что сейчас я работаю с лучшей командой.

— В России вы почти 3 года. Что вас как иностранца здесь восхищает и удивляет?

— Во-первых, восхищает необъятность России. Только приехав сюда, вы понимаете, какая это большая страна и сколько здесь возможностей. Во-вторых, уровень образования. Сами россияне скептически к этому относятся, но, побывав в разных странах, могу сказать: большинство россиян имеют прекрасное образование. Удивляет же тот факт, что имидж России в мире хуже, чем дела обстоят в реальности. Здесь намного лучше ситуация, чем кажется многим. Россия — это хороший товар, который плохо продается за границей, в том время как другие страны, которые хуже с точки зрения инвестиционных возможностей, «продаются» намного лучше. Кстати, мы как банк помогаем России продавать ее как инвестиционную возможность.

Справка:

Зденек Турек родился в 1964 году в Чехии. Окончил Пражский экономический университет, INSEAD. С 1991 года работает в Citibank в Венгрии, Румынии, Южной Африке. С 2008 года глава Citigroup в России и СНГ.

ЗАО «КБ «Ситибанк» — дочерний банк Citigroup. В России с 1993 года. Банк насчитывает 50 отделений по России и 1 млн частных клиентов. В Петербурге присутствует с 1996 года.

Беседовала Анжелика ТИХОНОВА