Михаил Алексеев: «На российском рынке можно зарабатывать»
Фото: Пресс-служба ЮниКредит Банка

Михаил Алексеев: «На российском рынке можно зарабатывать»

4366

«ЮниКредит» — один из немногих в России банков с иностранным капиталом, заметно расширивших свой бизнес несмотря на кризис. Его прибыль за прошлый год почти достигла докризисных показателей. О том, почему это не удалось другим иностранцам, а также о дальнейших планах по развитию ЮниКредит Банка председатель его правления Михаил АЛЕКСЕЕВ рассказал порталу Банки.ру.

— Многие зарубежные кредитные организации сворачивают бизнес в России, при этом представители оставшихся не исключают, что их коллеги не навсегда покинули страну и могут вернуться. Как вы считаете, возможно ли это и при каких условиях?

— Никогда не говори «никогда». Вполне вероятно, что они вернутся, когда пересмотрят свое отношение к перспективам развития российского рынка и откорректируют стратегию работы на развивающихся финансовых рынках. Вести качественный, высокоэффективный и, кстати, не такой уж рискованный банковский бизнес в условиях России можно.

По целому ряду причин банки могут принимать те или иные решения. Вполне возможно, что некоторые даже уверены в том, что Россия — это очень хороший и многообещающий рынок, однако сейчас им важнее перспективы бизнеса в другой стране, например в Китае, поэтому они перераспределяют ресурсы. Или возникла проблема, понадобились деньги. Или банк верит в этот рынок, но не осознает до конца, как и что здесь делать. Все ли руководители крупнейших банковских групп понимают нюансы работы на российском банковском рынке? Текущая ситуация показала, что далеко не все.

— Судя по вашим финансовым результатам, вы понимаете…

— На отечественном рынке можно зарабатывать. Дело в умении. Посмотрите на наши показатели. По результатам 2010 года банк только укрепил свои позиции, находясь на восьмом месте по совокупным активам и на седьмом — по уровню прибыли до налогообложения.

— Подводя итоги своей работы за прошлый год, вы сказали, что группа сейчас открыта к покупке других кредитных организаций. Вы рассматриваете в первую очередь розничные банки?

— Мы рассматриваем в первую очередь возможность органичного роста. У российского рынка банковских услуг очень большой потенциал развития в ближайшие десятилетия. Руководители нашей группы заявляли о возможности расширения бизнеса в России, в том числе путем приобретения новых активов, но это, скорее, долгосрочная перспектива, о чем-то конкретном говорить преждевременно.

— «ЮниКредит» отказался от участия в создании Почтового банка. Почему вы сочли проект невыгодным для себя и как оцениваете его в целом?

— Мы очень подробно просчитали бизнес-модель и экономику этого проекта. И математический расчет показал, что его окупаемость займет больше времени, чем нам бы хотелось. То есть выход на текущую окупаемость, по нашим подсчетам, составил бы шесть лет, а на полную окупаемость инвестиций — тринадцать. При таких параметрах нам было бы сложно убедить акционеров — даже не нашего банка, а нашей группы — в том, что такие инвестиции оправданны.

— Были экспертные мнения, что этот проект интереснее тем банкам, у которых в развитии доминирует розничный бизнес, а не корпоративный. Может, поэтому ваши расчеты показали, что он вам невыгоден?

— Одно другому совершенно не мешает. Мы, напротив, заинтересованы в проектах, связанных с развитием розницы. Согласитесь, если бы у нас был такой же розничный бизнес, как у Сбербанка, то, наверное, участвовать в проекте создания еще одного банка с сильной розницей не имело бы смысла.

— А розничному бизнесу банка для развития нужна поддержка извне?

— Дело не в этом. В прошлом году наша розница, как мне кажется, сделала очень хороший шаг вперед. Мы восстановили докризисную динамику роста практически по всем кредитным продуктам. По итогам года «ЮниКредит» входит в пятерку лидеров по автокредитованию и в топ-10 по выдаче ипотечных кредитов.

— Есть планы развития других продуктов?

— Мы все время работаем над диверсификацией нашего кредитного розничного портфеля. Пока что значительные его доли занимают традиционные для банка ипотека и автокредитование, но мы рассчитываем, что в этом году активно будут развиваться потребкредиты и кредитные карты.

На продвижение этих услуг были направлены основные наши усилия — с точки зрения как ведения перекрестных продаж, так и разработки различных маркетинговых акций и новых продуктов. Совсем недавно мы пополнили линейку кредитных карт новым кобрендом — совместно с авиакомпанией S7.

При этом останавливаться на достигнутом в ипотечном и автокредитовании мы также не намерены. В этом году планируется расширение ипотечной продуктовой линейки — запустим рефинансирование, а также кредитование недвижимости на первичном рынке. Новые программы будут и в автокредитовании, в том числе экспресс-автокредиты. Также мы собираемся внедрить новые спецпрограммы, разработанные совместно с ведущими автопроизводителями. Первая в списке — Mitsubishi Motors Finance, с 1 апреля мы стали партнерами этой программы.

— Стратегия развития розницы обычно предполагает и развитие сети и сети продаж. Вы будете увеличивать число своих отделений?

— Несущественно. На самом деле, есть всего пять-шесть городов, которые нам интересны и в которых банк до сих пор не представлен. Остальные важные регионы охвачены нашим вниманием.

Сейчас правильнее говорить об эффективности работы отделений, а не об их количестве. Содержание обширной розничной сети — дорогое удовольствие, а мы пристально следим за соотношением доходов и расходов. В 2010 году данный показатель составил 34%, это очень низкий уровень для российского рынка, и мы сохраняем его не в последнюю очередь благодаря своей осторожности.

Если говорить о развитии сети, то здесь наша цель — стать еще эффективнее с точки зрения окупаемости инвестиций. Именно поэтому мы так много говорим и делаем для повышения качества обслуживания, разрабатываем новые сервисные модели, чтобы работать с нами стало еще удобнее, соответственно чтобы каждый офис обслуживал большое количество клиентов, приносил хороший доход.

В этой связи я бы отметил еще одну тенденцию — смещение банковской активности в дистанционные каналы обслуживания. Мы бы очень хотели, чтобы нашим клиентам для совершения рутинных операций вроде перевода денег и т. п. не нужно было посещать отделения банка.

— Значит, будущее за ДБО?

— Я думаю, что с каждым годом дистанционные услуги будут все популярнее. Вы можете посмотреть нашу статистику. В 2010-м количество пользователей нашей системы интернет-банкинга увеличилось на 60 тысяч и достигло к концу года 270 тысяч. В настоящее время фактически каждый третий наш клиент — пользователь Еnter.UniCredit. Почти 90% основных операций по переводам денежных средств выполняются через дистанционные каналы.

Во многом это объясняется тем, что системы ДБО становятся все доступнее, сейчас клиенты могут получить доступ к своим счетам с помощью мобильного телефона, таких устройств, как iPhone и iPad.

— В прошлом году у вас был очень заметный рост корпоративного бизнеса. Он развивается за счет старых клиентов, которые показали себя надежными в кризис, или приходят новые? Какую долю они занимают в общей клиентской базе?

— Развитие происходит за счет и того, и другого. Мы, естественно, продолжаем обслуживать наших давних клиентов, и было бы странно, если бы это не делалось. Мы углубляем, расширяем наше сотрудничество по разным направлениям, но в то же время у нас имеется и существенный приток новой корпоративной клиентуры. Рост числа клиентов составил в прошлом году 13,6%.

— Вы решили вопросы со всеми проблемными заемщиками?

— У нас их было не так много по сравнению с рынком в целом. С некоторыми до сих пор судимся, но большинство громких дел уже в прошлом.

В 2009 году, используя опыт нашего акционера в области управления рисками, мы отладили мониторинг заемщиков, с тем чтобы процесс решения вопросов с компаниями, испытывающими трудности, начинался на самой ранней стадии. Пик ухудшения ситуации в этом отношении пришелся на конец 2008-го — начало 2009-го , а далее, вплоть до I квартала 2010 года, она оставалась пусть и непростой, но стабильной. Начиная же со II квартала ситуация стала улучшаться.

— Какова на данный момент доля реструктурированных кредитов?

— Небольшая, всего 6,7%, и она все время сокращается (в прошлом году было 8%). Мне даже бывает жалко, что такие кредиты исчезают, с ними работать интересно. А если серьезно, то, конечно, восстановление финансового положения наших клиентов нас только радует.

Беседовала Татьяна АЛЕШКИНА