Денис Сумин: «Мы получили хороший побочный IT-эффект»
Фото: пресс-служба DeltaCredit

Денис Сумин: «Мы получили хороший побочный IT-эффект»

1640

IT-директор банка DeltaCredit Денис СУМИН рассказал порталу Банки.ру, зачем в кредитном учреждении создавать хранилище данных и внедрять систему для подготовки аналитических отчетов и чем последняя лучше традиционных таблиц Excel.

— Как же вы готовили отчеты до внедрения аналитической системы?

— Раньше отчеты готовили с помощью приложения Microsoft Excel. Данные брали из разных источников: бэк-офисных систем, где накапливаются информация о счетах, и фронт-офиса, где хранятся данные о клиентах. В качестве бэк-офиса у нас используется система «ЦФТ Банк», а в качестве фронт-офиса — Microsoft CRM. Слеплять данные из двух решений в единый отчет сотрудникам бизнес-подразделений было непросто, а иногда — невозможно. Например, если готовился отчет на базе двух таблиц, но ни в одной из них не было каких-то специфических данных, то приходилось дозаказывать еще одну таблицу у IT-специалистов.

— В плане производительности приложение Excel устраивало?

— В рамках тех задач, которые на нем решались, — да. Но представьте, что мы захотим сделать аналитику по портфелю выданных «живых» кредитов, которых в банке порядка 20 тыс. Программа Excel на обсчет такой таблицы потратит уйму времени. Поэтому такие отчеты с помощью данного приложения никто и не готовит. Даже в небольших кредитных учреждениях, а в крупных — тем более. Там выданных кредитов сотни тысяч. Для обсчета такого количества данных и создают хранилища данных (Data Warehouse).

— Какие бизнес-подразделения выступили заказчиками аналитической системы?

— В первую очередь мы ориентировались на Казначейство и задачи по секьюритизации. Дело в том, что мы — один из первых банков, который начал заниматься секьюритизацией на ипотечном рынке. Чтобы начать этот процесс, надо провести оценку портфеля организации рейтинговым агентством, которое перед тем как банк выпустит ценные бумаги, должно подтвердить качество портфеля. Чтобы получить «добро», нужно, в частности, предоставить разнообразную информацию обо всех выданных кредитах. Поэтому, внедряя аналитическую систему на базе SAP BI для секьюритизации, мы научились обрабатывать все основные данные по кредитам. Сделав возможным подготовку соответствующих отчетов для рейтинговых агентств, мы поняли, что для внутрибанковской аналитики такого рода информация также полезна, причем она нужна в гораздо меньших объемах. Преследуя одну цель, мы получили хороший побочный эффект.

— Почему, кстати, выбрали решение от SAP?

— Мы проводили тендер, сравнивали самые разные системы таких компаний, как Oracle, IBM и прочих. Но компания SAP сделала в итоге предложение, от которого мы не смогли отказаться. Возможно, помогло то, что мы входим в международную группу Societe Generale, которая давно сотрудничает с SAP, поэтому они постарались подготовить нам наилучшее предложение как по решению наших вопросов, так и по цене.

— Как аналитическое решение используется для внутренних нужд банка?

— Систему запустили совсем недавно, около двух месяцев назад. Маркетологи и специалисты по продажам используют ее для анализа эффективности скидочных акций и оценки привлекательности ценных бумаг. Отдел по работе с кредитами выгружает отчеты по всевозможным параметрам кредитного портфеля. Можно использовать систему и для оценки эффективности маркетинговых компаний. Но для этого надо набрать статистику, хотя бы годовую. Кроме того, в Societe Generale огромное количество внутренней отчетности, которая направляется акционерам, и в ее подготовке система также должна будет помочь.

— Разве в Societe Generale нет корпоративных стандартов, определяющих IT-системы?

— Мнение, что можно просто привезти сюда зарубежную систему и быстренько ее внедрить, — это, в принципе, обман. Российскими банками зарубежная система используется больше как конструктор. Кроме того, Societe Generale как акционер не пытается привести к жестким стандартам те банки, которые покупает. Все они сохраняют определенную самостоятельность, в том числе при выборе IT-систем.

— Каковы дальнейшие планы по развитию IT-инфраструктуры?

— Не исключено, что будем создавать систему скоринга на базе существующей модели данных. Но здесь важно понять, какое решение лучше внедрять. Зарубежные системы настроены на несколько иные параметры, которые неактуальны для российских банков. Дело в том, что средняя продолжительность жизни ипотечного кредита в России составляет от 5 до 10 лет. За рубежом кредит «живет» намного больше — 20—25 лет. Возможно, россияне до сих пор боятся за свое будущее или же стремятся как можно быстрее получить статус полноценного владельца квартиры. Так или иначе, но как только появляются средства, их вкладывают в погашение ипотеки. За рубежом такого нет. Там кредиты могут передаваться от родителей к детям, и это норма.

— Зачем вообще нужен скоринг банку, специализирующемуся на ипотеке?

— Действительно, система скоринга для ипотеки — новое явление, по крайней мере для России. Для потребкредитов cкоринг стал применяться значительно раньше. Там все обосновывается необходимостью максимально быстро и дешево оформлять кредиты. В этом и помогает скоринговая система. Теоретически небольшой кредит можно выдать и в полностью автоматическом режиме. При ипотеке без выводов, которые делает специалист банка, обойтись в принципе невозможно. Скоринг здесь только вспомогательное решение. Сейчас мы используем систему поддержки принятия решений. Она на основе данных, которые указывает заемщик, позволяет сделать предварительный вывод — можно ему дать кредит или нет. Скоринг позволит в автоматическом режиме идентифицировать заемщика, используя портрет клиента из базы данных статистики или бюро кредитных историй. То есть это еще больше упростит задачу аналитику и позволит снизить риск.

Правда, сейчас и сами клиенты более осмотрительные. До кризиса многие старались брать по максимуму — столько, сколько дает банк. Сейчас берут по минимуму. Под конкретную цель. И дело не в ставках. По некоторым продуктам (например, валютным кредитам) ставки опустились уже ниже докризисных.

— Кризис, значит, пошел банкам на пользу?

— Кризис научил банки правильно работать с просрочкой. Сейчас работа ведется на ином уровне по сравнению с 2007 годом. Раньше это было никому не нужно. Никто не занимался, например, реструктуризацией кредитов. В случае просроченной ипотеки большинство банков обращали взыскание на заложенную квартиру. Во время кризиса появилось множество технологий для работы с просроченной задолженностью, чтобы и заемщик сохранил свое жилье, и банк имел клиента, а не должника. Так что кризис при всей его пагубности принес определенную пользу банковской сфере.

— Что еще планируете внедрить у себя, кроме скоринга?

— В следующем году будем заниматься интеграционной шиной и внедрением CRM-системы. Как я уже говорил, CRM от Microsoft мы используется как фронт-офисное решение для автоматизации процессов по вводу данных о заемщике и для формирования сделки. Если начнем внедрять полноценную систему для автоматизации взаимоотношений с клиентами, то в банке будет уже более двух работающих решений и потребуется интеграция. Соответственно, заранее присматриваемся к технологическим платформам — интеграционным шинам, с помощью которых можно будет обмениваться данными между фронт-офисом, бэк-офисом и будущей CRM.

Леонид ЧУРИКОВ, Banki.ru